Russian Arms Forum

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Новости:

Страницы: [1]   Вниз

Автор Тема: СШ-40 — стальной шлем образца 1940 года  (Прочитано 13281 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Rotor15

  • Общий Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Сообщений: 4559
СШ-40 — стальной шлем образца 1940 года
« : Сентября 14, 2012, 12:39:03 am »

СШ-40 — стальной шлем образца 1940 года — "Лысьвенская каска".












На фото стальной шлем образца 1940 года (СШ-40) производства завода № 700 (Лысьвенский металлургический завод). Сфера в оригинальном красочном покрытии, подшлемник из трёх частей-"лепестков", изготовленных из искусственной кожи, которые в верхней части шлема соединяются шнурком для регулировки размера. С внутренней стороны каждого лепестка находится амортизационная подушечка, изготовленная из ваты. Брезентовый подбородочный ремень состоит из двух частей-половин, присоединенных к кольцам на боковых сторонах шлема. Одна из частей на свободном конце имеет скользящую пряжку; конец другой половины обжат полукруглой металлической оправкой. На внутренней стороне шлема имеется клеймо с указанием размера Р-2 ("Рост 2"), завода изготовителя и года выпуска Л-43 (Завод № 700, 1943 г.).
http://antikvariat.ru/military/2835/53089/#.UFIhQbLN-gY

Производство СШ-40:
- завод № 700 (Лысьвенский металлургический завод), г. Лысьва Молотовской обл. .............с 1940 по 1951 ? гг.
- Металлургический завод "Красный Октябрь", г. Сталинград..................................................с 1951 ? по 1960 ? гг.

СШ-40 выполнен из легированной броневой стали марки 36СГН толщиной 1,2 мм (заводское обозначение И-1).

В годы Великой Отечественной войны Лысьвенский металлургический завод (тогда - завод № 700) был единственным предприятием в стране, где производили каски (стальные шлемы) СШ-40. Всего за годы войны в Лысьве было отштамповано больше 10 миллионов таких касок, технология производства которых до недавнего времени была засекречена.

Краткая история создания стального шлема образца 1940 г. (СШ-40) для Красной Армии.

Лысьвенская каска.
Текст приводится в авторском написании, 1983 г.

В.А.Онянов, начальник цеха № 8 завода № 700 (Лысьвенский металлургический завод), массово изготовлявшего солдатские каски в 1941-1945 гг. 

г. Лысьва, музей Лысьвенского металлургического завода.     
                     
      Старая царская армия не имела на вооружении средств, предохраняющих голову от винтовочных и осколочных попаданий, а также контузии головы, хотя в России и изготавливались пожарные каски из стали № 2 «декапри», предназначенные для сохранения головы при пожаре. Такие каски изготавливались и на Лысьвенском металлургическом заводе в 1916 – 1919 г.г.
      В 1932 году на Лысьвенский завод поступило письмо от НКО (Народного комиссара обороны), которое обязывало продумать вопрос об изготовлении стальных касок и изготовить образцы каски, т.к.завод имел вытяжные прессы двойного действия. Для изготовления опытной партии от НКО приехал на завод подполковник тов. Скрозников П.Н., который изложил следующие требования, предъявляемые к стальной каске:   
     1) изыскание форм (конфигурации) каски;
     2) каска должна быть пулестойкой от выстрела 3-хлинейной винтовки образца 1981 года, автомата, шрапнели, осколков, предохранять от контузии;
     3) вес каски с подтулейным  устройством не должен превышать 800 граммов для 5-го роста (всего 5 размеров-ростов:1-2-3-4-5);
     4) создание подтулейного устройства, которое должно обеспечить удобную носку каски в летних и зимних условиях, надежно амортизировать удар пули, шрапнели, осколка, предохраняя головной мозг от контузии;
     5) изыскание марки стали, её выплавка, прокат на лис толщиной 1-1,12 мм в холодном виде, термическая обработка для холодной штамповки;
     6) испытание отстрелом из 3-х-линейной винтовки, пистолета «наган», «ТТ», согласно ТУ, разработанных НКО;
     7) произвести сравнение с иностранными касками: немецкой, шведской и итальянской. 
     К данной работе были привлечены ИТР Лысьвенского металлургического завода, Ленинградского НИИ-13, военные специалистов НКО, ИТР ряда заводов. Первые калибровочные штампы были изготовлены на Челябинском тракторном заводе для форм образца 1936 года.
       Каска образца 1936 года послужила началом изготовления опытной партии, которая, к сожалению, не отвечала ни одному из требований, предъявленных к каске, а главное, не выдержала испытание отстрелом. Но она поставила задачу перед конструкторами, что нужно прежде всего решать вопрос о форме, которая бы обеспечила амортизацию: дать вмятину – осесть, чтобы ослабить удар и отразить пулю или осколок (получить некоторую вязкость – срикошетить, т.е. пуля - осколок должны пройти по касательной линии каски). Нужно было создать такую каску которая бы не соответствовала ни одной из геометрических фигур.
       В 1937 – 1938 году были разработаны новые образцы формы каски. Проведенные испытания не дали положительных результатов. С чисто технической стороны дело оказалось очень и очень нелегким. Первые отштампованные каски пробивались пулями также легко, как иголка протыкает папиросную бумагу. Увеличить вес каски было нельзя, т.к. был задан строгий весовой норматив. Очевидно, надо было искать новые марки броневой стали. Пробовали одну, вторую, третью. Уже достигли предела – улучшить металл было невозможно. Некоторые инженеры и техники начали сомневаться: слишком ли строги испытания, реальна ли поставленная цель? Известно, что пуля трехлинейной винтовки способна пробить шейку железнодорожного рельса, потому что он лежит твердо и не амортизирует удар. Каска должна вести себя «хитрее»: она может немного вмяться, осесть под ударом, но только для того, чтобы ослабить его, а затем, выпрямившись, отразить пулю или осколок в строну. Каска должна вести себя подобно циркачу, который ловит на плечи тяжелое ядро: если он примет такой удар прямо, плечи его будут сломаны – так ведет себя под ударом пули закрепленный рельс. Но циркач амортизирует удар, приседая, а затем наверняка удерживает тяжелое ядро. Все дело в конфигурации каски, распределении металла в ней. Требовалось правильно определить количество операций штамповки-вытяжки металла. Все выше перечислено заставило конструкторов – технологов спецотдела и техотдела заняться изысканиями совместно с рабочими и ИТР цеха. Нужно сказать, что, продолжая работу над формой каски, а также подтулейным устройством, одновременно металлурги совместно с работниками НИИ-13 занимались изысканием стали для каски, которая бы в пластинках после термической обработки отвечала требованиям ТУ условиям отстрела, а они были намного выше, чем к готовой каске, и удовлетворяла бы требованиям штамповки в холодном виде. Мне не раз задавали вопросы ИТР и рабочие цеха как начальнику цеха, почему так долго идет изыскание формы каски и все опытные партии не выдерживают испытания отстрелом. Почему не ставите вопрос об увеличении толщины листа и ряда изменений пунктов ТУ?  Но нужно было прежде всего думать о живом человек – бойце Красной Армии, который будет носить на голове каску 5-го роста, предусмотренный вес которой 800 граммов. Это не так легко, тем более, в боевых условиях.
       За период 5 с половиной лет коллектив ИТР совместно с НИИ-13 и военными специалистами НКО было опробовано более 8 различных марок стали, относящихся к бронестойким. Все они были получены с различных заводов советского Союза. В 1939 году ученые-металлурги, сотрудники НИИ-13 и работники Наркомата черной металлургии предложили для опробования в производстве холодно катаную сталь И-1, выплавленную одним из номерных спецзаводов г. Перми и окончательным прокатом на толщину 1-1,2 мм в Нытвенском заводе. Лысьвенским заводом из данной стали была изготовлена партия касок образца 1939 года, которая дала более удовлетворительные результаты по отстрелу. Прада, штамповка производилась еще на не совсем освоенном инструменте – калибровочных – отбортовочных штампах. Требовалась доводка всего штампующего инструмента, усовершенствование подтулейного устройства, отработка технологии производства: термического режима, закалки, отпуска, обезжиривания, пескоструйки, окраски, сушки, изготовление штампующего калибровочного, отбортовочного инструмента для всех ростов каски, а для этого требовалась большая конструкторская работа, создание технологических карт на весь цикл производства. Главная, особо сложная работа, заключалась в изготовлении калибровочных, отборочных и обрезных штампов. Эти все штампы изготавливались вручную и требовались особо квалифицированные слесари – универсалы (ввиду отсутствия на нашем заводе Кельеровских станков). А на заводе слесарей такой квалификации было всего два человека: т. Лошов и т. Зорин, работающих в инструментальном цехе. Требовалось немедленно учить рабочих, но мы имели в инструментальном цехе хороших мастеров – П.Г.Лямина, П.Я.Безматерных, П.Я.Черемных, которые лично сами встали за верстаки работать и обучать молодежь – подростков 16 -17 –ти лет.
     Война 1941-1945 гг. застала нас уже в основном со всеми решенными вопросами, но мы, тыловики, не рассчитывали, что война будет длительной и потребует от нас людей в армию и больших производственных программ увеличения выпуска касок. Мы надеялись на получение листовой стали со смежных заводов в Перми и Нытве, но кооперация сдерживала выпуск касок, и Наркомат принял решение изготовление стали И-1 полностью передать Лысьвенсокму заводу. На заводе имелись сталевары, владеющие высоким искусством  сталеварения. Еще до войны из семнадцати лучших сталеваров страны десять трудились в Лысьве. Правда, трудностей было много: до этого сталевары Лысьвы не имели дела с броневым металлом, печи были не приспособлены. Выбрали четвертую печь в конце проелта – там почище и поспокойнее. Для разливки стали были приготовлены специальные изложницы, которые перед выпуском плавки до блеска очищались, а внутри покрывались лаком, причем из ковша металл лился в изложницу через воронку. За счет этого повышалась чистота поверхности слитка. Перед выпуском плавки тщательно готовился разливочный ковш. Дана сталь варилась при высокой температуре. В первые 2 – 3 месяца работы случалось много всевозможных нарушений технологии варения стали. Поэтому много металла уходило в брак. При том же сталеварами были молодые ребята, только что окончившие ремесленное училище, а старые – тов. Провоков Н.И., Бражников Е.П., Труханов К.Н. переживали за неудачи и нарушения технологии, а технология была очень строгая. Война стала самым трудным и серьезным экзаменом, и мартеновцы с честью выдержали его: сталь выплавлялась день ото дня все лучшего и лучшего качества. Прокатчики не жаловались на качество металла. Им также пришлось много потрудиться. Данная сталь требовавла большого практического навыка, а именно: сноровки, быстрого темпа работы, а опыта не было. При том дана сталь быстро остывает. Чуть замешкался – брак. Вначале за смену давали 250-300 листов, а когда научились – 700-800 листов. Особенно доставалось печным. Заготовки нагревались при очень высокой температуре, причем от точного нагрева зависел весь успех прокатки:  стоило чуть-чуть недогреть или, наоборот, перегреть, как лист коробило или края его получались рваными. Покатывали её бывшие ученики ремесленного училища, по существу подростки 16 – 18 лет, не имеющие никакого производственного навыка. Подчас они не соблюдали технической дисциплины а взрослые были призваны в армию, да и большинство ушли добровольно защищать нашу Родину. Да, нелегко давалась солдатская каска, ой, как не легко. Но мы, рабочие и ИТР, думали не о себе. К нам приходили письма с фронта. Бойцы благодарили нас, желали успехов, а на душе становилось радостно и откуда-то брались новые силы. В цехе создавались фронтовые бригады. И из кого же? Из подростков 13-16 лет и вчерашних «ремесленников». Подростки начали обгонять опытных взрослых рабочих, не взятых в армию, росла производительность труда, увеличивался выпуск касок, которые прошли тяжелый тернистый путь от создания специальной стали до отработки уникальной конфигурации её. Не даром специальная правительственная комиссия под председательством Маршала Советского Союза Семена Михайловича Буденного проверяла их на прочность, дала им высокую оценку. Первое крещение они (каски) прошли в боях на Халхин-Голе и в войне с белофиннами и выдержали все требования технических условий.     

     Был жаркий июньский день 1941 года. Я с семьей отдыхал в заводском доме отдыха «Сокол». И вот прозвучало тревожное слово: «Война!»Через полчаса я был уже в цехе. В тот же день прилетел из Москвы заместитель наркома Ф.А.Меркулов. Установка было предельно четкой: за 48 часов перевести цех на выпуск специальной продукции – касок. До этого в цехе изготавливали разные «метизные» изделия. Задание на производство касок заводом было получено до начала войны. Особенно много предстояло работы наладчикам, слесарям и токарям, занятых на изготовлении штампов, их доводке. Им нужна была постоянная помощь и консультации со стороны работников техотдела, конструкторов, технологов, мастеров цеха. Механикам цеха т. Ерпылову М.М. и Бояршинову Н.К. предстояло за сутки сделать перестановку не одного десятка станков и прессов по технологическому потоку, установить конвееры в красильном и пошивочных отделениях (пошив тулеи). Как только стало известно, сто на советский Союз напала гитлеровская Германия, партийная и комсомольская организации цеха провели митинг и ознакомили рабочих и ИТР с поставленной задачей о полном переходе в 2-суточный срок на выпуск касок. Была сделана расстановка партийно-комсомольских кадров по сменам и отделениям. Но обстановка становилась все сложнее, росло число специальных заказов. Настоящая беда подходила незаметно и могла привести к полной остановке производства: один за другим уходили на фронт добровольцами специалисты и квалифицированные рабочие, главным образом, наладчики, которых не подготовишь скоро. Я пошел в партийные органы, в военкомат, отстаивая каждого из наладчиков и ИТР. Было это в то время не очень легко: почти все без исключения рабочие призывного возраста обивали пороги учреждений, требуя, чтобы их отправили на фронт. Вместо уходящих на фронт у станков и прессов становились бывшие домохозяйки, ребятишки 14-15 лет, выздоравливающие в госпиталях раненые бойцы.
     В один из дней 1942 года мне заявил начальник термического отделения тов. Селиванов М.С, что завтра испытывать каски будет некому. Спрашиваю: «В чем дело?» Он ответил, что обоих стрелков и зав. тиром (Ощепкина Г.Т., Помазкина Яшу и Палкина Н.А.) взяли в армию. В это время у меня в кабинете находился секретарь парторганизации цеха тов. Русских Г.В. и комсорг цеха М.С. «Не вешай голову, начальник, - говорит Маша, - у нас есть девчата, правда, они еще подростки и придется поднять полы в тире, а то они не достанут до затвора. Мы ходили тренироваться стрелять после работы. Я их обучила стрелять по мишеням без промаха». Так Маша стала старшим стрелком-снайпером по испытанию касок, а стреляла она снайперски: попадала а центр двухкопеечной монеты с расстояния 25 метров или положит на камень стреляную гильзу, а сверху мелок для ориентира, и с 25 метров попадала точно в отверстие диаметром 9 мм. Так был выручен цех, испытание-отстрел касок шел своим чередом. Если у девчат появлялось хоть малейшее сомнение в прочности каски или была видна рванина от пули, всю партию касок они браковали и не было строже и беспощаднее на заводе ОТК, чем они.
    Технология изготовления касок была довольно сложной и требовала от рабочих большого мастерства. Производство касок было, так сказать, замкнутым – от раскроя стального листа до нанесения красной звезды. Хочу отметить такой факт: закалка и отпуск отштампованных касок производилась в хлопковом масле. Страна, народ  отдавали все, чтобы защитить жизнь своих солдат. Работая по 12-14 часов в сутки, люди проявляли подлинный героизм. А кто же были эти труженики - около 60% подростки 13-16 лет, бывшие школьники 5-8-х классов? Об их героическом труде можно писать книги! Я всегда с волнением вспоминаю случай, когда группа подростков их пошивочного отделения (нач. отделения тов. Заморин П.И.) пришла ко мне и потребовала, чтобы им, как и взрослым, разрешили работать полную смену. Это отделение было «девчоночьим» на 100%. Подростки 14-16 лет шили подтулейное устройство (подкладку между головой и каской). Это было нелегко даже взрослым. В те годы не существовало ни выходных дней, ни отпусков. Выпуск касок все время увеличивался. Пришлось в полтора раза повысить скорость движения конвейера, но девчата не роптали. Лишь отдельные девочки забывали, что они на производстве (уставали), садили на конвейер куклу из ваты, сделанную ими же, и работа останавливалась. Пришлось через каждые 2 часа делать 5-7 минутный перерыв для отдыха, правда, он скоро был отменен самими девочками. Появилось социалистическое соревнование между сменами и бригадами. Мальчики и девочки объединились во фронтовые бригады, заводили лицевые счета сверхплановой продукции. К концу 1943 года на заводе насчитывалось около 200 фронтовых бригад, в том числе в моем цехе – 20. Не редко бывало так, что, уже выполнив задание на 120-150 %, глубокой ночью заходили ко мне в кабинет и спрашивали, нет ли еще какой срочной работы. Часто она находилась, и ребята работали до утра. 
       Бригада отжигальщиков, состоявшая из женщин и руководимая А.М.Ушаковой, была первой на заводе, которой присвоили звание «фронтовая бригада». За свой труд – изготовление касок – А.М.Ушакова была награждена орденом Красной Звезды. Она мать трех сыновей, которые отдали свою молодую жизнь за Родину и наш народ. Сейчас она пенсионерка и живет в Волгограде. И как не вспомнить слова поэта, что из одного металла льют медали за бой и медали за труд...
       Молодые рабочие и подростки набирались мастерства, навыков, смекалки, отдавая работе себя целиком, выполняя нормы выработки на 130 до 200% и выше. Подростки выполняли план ежемесячно на 125 -150%. Штамповочное отделение, где штамповались каски (начальник Тиунов Г.И.),также перевыполняло план. Нужно сказать, что цех касок считался лучшим на заводе. Молодая девушка Маруся Кобелева пришла в цех перед самой войной. Деревенская девушка поначалу просто растерялась – лязг станков, прессов, шум, грохот. Маруся ходила по цеху осторожно, пугливо озираясь по сторонам. А в конце 1941 года она была уже одной из лучших штамповщиц цеха.
    Выпуск армейских касок шел своим чередом, а специалисты завода и цеха продолжали совершенствовать технологию изготовления каски, механизировать трудоемкие операции, сокращать излишний ручной  труд. Сейчас я с большой теплотой и благодарностью думаю о мастере штамповочного отделения тов. Счастливцеве И.И. Он, казалось, был неистощим на предложения по усовершенствованию и увеличению выпуска продукции. Они изготовил простейший штамп на одной операции, и производительность увеличилась в несколько раз. Счастливцев механизировал погрузку готовой продукции и вагоны НКПС.
    За период с 1941 по 1945 гг. выпуск продукции увеличился в четыре с половиной раза. Этот рост произошел не только за счет совершенствования технологии и механизации производства, но прежде всего за счет роста людей, рабочих и ИТР, повседневного повышения их производительности труда, социалистического соревнования...
    За годы войны выросли десятки способных организаторов производства. А.В.Оборин – с бригадира до зам. начальника цеха, И.И.Жданов, Н.А.Оборин – до зам. директора завода, В.А.Волков, М.С.Селиванов, А.М.Ушакова, И.А.Меньшиков – до начальника цеха, Варгасов, Чекменева Н.С., Филин А.И., Ястребов И.П. и многие другие. 
    Партийная, комсомольская, профсоюзная организации цеха (секретарь парторганизации Русских Г.В., председатель цехового комитета Гусев А.И., секретарь комсомольской организации Коренева М.М.) повседневно проводили большую, кропотливую, тяжелую работу среди коллектива рабочих, ставя вопросы, которое требовало положение на фронте, т.е. обеспечить фронт продукцией. Я, как начальник цеха, получал постоянную поддержку со стороны партийной организации. В то время первым секретарем городского комитета партии был тов. Чернышов И.Ф., а с сентября 1942 года – Коростылев С.И., которые постоянно находились в цехе и оказывали практическую помощь, а также секретари городского и заводского комитетов ВЛКСМ. Родились тогда и своеобразные боевые формы с людьми. Каждую памятную дату, каждое радостное событие партийно-комсомольские работники умели отметить так, что они подбадривали людей, вселяли веру в победу, давали силы для трудной работы. Чаще это бывали короткие митинги у проходной завода или прямо в цехе, на которые собирались во время короткого обеденного перерыва или на стыке смен. Люди не ждали дополнительного приглашения, а дружно шли в назначенное место, чтобы услышать слово партии. Наиболее значительным событием, запомнившимся ветеранам завода, был митинг в июле 1942 года, когда пришло известие о награждении завода орденом Ленина за образцовое выполнение заданий государственного Комитета обороны. Впоследствии к этому ордену добавился еще один – Орден отечественной войны 1 степени, которым завод был награжден в сентябре 1945 года. Это было признанием заслуг коллектива завода в годы войны, его вклада в общенародное дело победы над гитлеровскими захватчиками.
    И вот наступил долгожданный день победы 9 мая 1945 года. Нет слов передать эту радость рабочих, ИТР, подростков – им уже стало по 17-18 лет.
    Считаю своим долгом отметить патриотическую работу в создании каски, ее освоении и выполнения заданий Государственного Комитета обороны по обеспечению нашей Красной Армии касками, которые спасли жизнь бойцам в 1941 – 1945 г.г.
    Благодарю от всего сердца и желаю здоровья и долгих лет жизни тех, кто в трудные минуты помогали мне практическими советами, вселяли мне свою помощь, создавая уверенность в работе, как товарищу и начальнику цеха. Еще раз благодарю следующих ИТР и рабочих. Моего первого учителя-наставника Евгения Александровича Ширинкина. Моих заместителей Оборина А.В., Аксинина Г.А., Селиванова М.С., Пономарева М.М., Тимохова А.А., Оборина Н.А., зав. Техбюро Асанова П.П., технолога цеха Ваганову В.В., технологов Филина А.И., Чекменеву Н.С., начальников отделений Меньшикова И.А., Тиунова Г.и., Кирякова А.А., Заморину П.В., начальников смен Жданова И.И., Сафонова А.В., мастеров цеха Счастливцева И.И., Волкова В.А., Варгасова П.Е., Верхозина В.А., Гусева А.И., Луешина М.Я., Челпанова П.Н., Никитина В.А., Ушакову А.М., Ситчихина К.А., Салмину Д.А., наладчиков всех отделений цеха Мутных М.Г., Фархутдинова И., Сивкова М.А., Логинова Н.И., Кононова К.И., Шаравина , Кузнецова А., Смирнова, Суходоева Н.И., Быстрых А.Н. Зав. тиром и ее воспитанниц Кореневу М. М., Дружкову Лизу, Ермакову Аню, Соснину Тамару, военпреждов Скрозникова П.Н., Никитина А.М., Ченцова Б.М., Салтан Сашу, Первакову Н.В., Сгогурина И.К., Белькова Д.Г., стрелков Ощепкова Г.Т., Помазкина Я., палкина Н.А., штамповщиц-лакировщиц, пескоструйщиц, контрлеров, термистов Флягину Л., Пашкину, Кобелеву, Андрееву, Соколкину, Рожкову Лизу, Дулову А.Ф., Буторину Л., Гусельникову Д.И., Щепелину М., Беляеву А.В., Шатову А., Зинину А.Ф., Коротаеву М.И., Булатову , Чурину Г.А., Никулину И.И., Ижикову И.В., Пашкину О.М., Астахову М.Г., Реутову, Черняеву К.С., Сталеваров мартеновского цеха Первакова Н.И., Труханова К.Г., Бражникова Е.П., прокатчиков Загуляева Т.Н., Аликина Н.И., Кривилева А.И., рабочих и ИТР инструментального цеха П.Г.Лямина, Безматерных П.Я., Черемных П.Я., Зорина, Лотова. Секретарей парторганизации цеха Русских, Ощепкова, Гусева, комсорга цеха Кореневу Машу..
    Всем рабочим, служащим, ИТР, работавшим в тяжелое время 1941 – 1945 годов еще раз приношу сердечную благодарность.






Более 60 лет... СШ-40 выкопанный в местах боевых действий на территории центральной Украины.
http://novoukrainka.olx.com.ua/40-iid-220276209
« Последнее редактирование: Сентября 15, 2012, 02:29:54 pm от Rotor15 »
Записан

Rotor15

  • Общий Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Сообщений: 4559
Re: СШ-40 — стальной шлем образца 1940 года
« Ответ #1 : Сентября 14, 2012, 12:45:19 am »

 
Не даром специальная правительственная комиссия под председательством Маршала Советского Союза Семена Михайловича Буденного проверяла их на прочность, дала им высокую оценку.
Воспоминания один из разработчиков стального шлема образца 1940 г. (СШ-40) М.И.Корюкова (создатель легированной броневой стали марки 36СГН):

Работу принимала комиссия, которую возглавлял Семен Михайлович Буденный. Он внимательно осмотрел изготовленный сотрудниками лаборатории шлем и …взялся за шашку. Удивленный выбором оружия, я усмехнулся. Заметив это, Семен Михайлович пояснил, что шашкой хороший кавалерист разрубает врага от плеча до пояса, — пуля такой силы не имеет. Конечно, Буденный был опытный „рубака“, и клинок из закаленной златоустовской стали, подаренный ему рабочими, был сильным испытательным оружием в его руках. Но тут, если можно так выразиться, коса нашла на камень. Свистнул рассекаемый шашкой воздух — и тут же звякнул шлем. Буденный с удивлением осмотрел место удара: „Скажи, пожалуйста, ему хоть бы что!“, и он взялся за наган. Стрелял Семен Михайлович сначала с двадцати пяти метров, затем — с десяти, почти в упор. После каждого выстрела шлем подскакивал, пули рикошетили, и я очень боялся, как бы они не попали в Буденного. За судьбу шлема я был спокоен и не волновался. „Молодцы! — сказал, наконец, маршал, — хорошо поработали“.

Корюков Михаил Иванович.

Род.30(16).IX.1905 в селе Архангельское-Голицино Рузаевской волости Саранского уезда Пензенской губернии. Окончил Ленинградский индустриальный институт (ЛИИ) по специальности «Термическая обработка металлов» (1935 г.). Кандидат технических наук (1944 г.), старший научный сотрудник (1946 г.), доктор технических наук (1966 г.), профессор (1969 г.). Инструктор, заведующий агитационно-пропагандистским отделом г. Саранска 1922-1926 гг.), заведующий агитационно-пропагандистским отделом губкома г. Пензы (1926-1927 гг.). Студент рабфака при Московском государственном университете (1927-1929 гг.), далее учеба в ЛИИ. Инженер, старший инженер, руководитель лаборатории, начальник научного отдела, заместитель главного металлурга Центрального института металлов, ныне ЦНИИМ (1934-1952 гг.). Преподаватель, доцент, профессор, декан физико-металлургического факультета Северо-Западного заочного политехнического института (1952-1992 гг.). Специализировался в металловедении высококачественных легированных сталей. Создатель броневой защиты людей и артиллерийской техники. Изобретатель, разработчик снарядных поясков методом порошковой металлургии. Лауреат Государственной премии (1943 г.). За выполнение правительственных заданий по освоению новых образцов вооружения и укрепление боевой мощи Красной Армии награжден орденов Красной звезды (1939 г.).

Литература:
О теории превращения аустенита, разработанной А.С.Завьяловым. Изв. АН СССР, сер. Металлургия и горное дело. 1963 г. №6.,

Литература о нем: Михаил Иванович Корюков – создатель противопульной брони для касок и нагрудников. Хрестоматия и специальные вопросы металловедения. СПб.: Изд. СПбГТУ. 1998.

http://ispm.spbstu.ru/index.php/graduates/11-vypuskniki/45-koryukov-mikhail-ivanovich
« Последнее редактирование: Сентября 15, 2012, 01:18:50 am от Rotor15 »
Записан

Rotor15

  • Общий Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Сообщений: 4559
Re: СШ-40 — стальной шлем образца 1940 года
« Ответ #2 : Сентября 14, 2012, 04:19:54 pm »

СШ-40 — стальной шлем образца 1940 года производства Металлургического ордена Ленина и ордена Трудового Красного Знамени завода "Красный Октябрь", г. Сталинград. Дата выпуска: октябрь 1958 г.




Вкладка во внутрь упаковочного ящика с СШ-40:

http://forum.guns.ru/forum_light_message/275/736783-m18305336.html
Записан

Rotor15

  • Общий Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Сообщений: 4559
Re: СШ-40 — стальной шлем образца 1940 года
« Ответ #3 : Сентября 14, 2012, 04:52:43 pm »

Образец маркировки СШ-40 Металлургического ордена Ленина и ордена Трудового Красного Знамени завода "Красный Октябрь":



Прямоугольное мастичное клеймо:
Р-3 - Размер 3
Ст-53 - Металлургический ордена Ленина и ордена Трудового Красного Знамени завод "Красный Октябрь", г. Сталинград, год выпуска - 1953 г.
http://www.feldwebel.ru/shop/UID_93_kaska_ssh40_shestiklepka,_rost_2.html
О размерах СШ-40.
Стальном шлем изготовляется трех размеров: № 1, 2, 3. Размер шлема обозначен мастичным клеймом и первой цифрой выбивного клейма на затылочной части внутренней поверхности корпуса. Шлемы соответствуют размерам головы в обхвате: 1-й размер — до 55 см. 2-й размер — от 56 до 59 см, 3-й размер — 60 см и выше.
Записан

Rotor15

  • Общий Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Сообщений: 4559
Re: СШ-40 — стальной шлем образца 1940 года
« Ответ #4 : Сентября 14, 2012, 05:18:15 pm »

СШ-40 — стальной шлем образца 1940 года, выпущенный Лысьвенским металлургическим заводом в 1941 г.
Найден под Демьянском в немецком блиндаже. Имеет подшлемник из трёх частей - "лепестков", изготовленных из кожи. В хорошем состоянии для 60 лет под землёй...


Имеет ранний вариант прямоугольного мастичного клейма:
рост-2
ЛМЗ-1941 - Лысьвенский металлургический завод (ЛМЗ), 1941 г. в.


Элементы подшлемника, изготовленные из кожи:

http://frontovik.org/sovetskij-soyuz-rkkf-rkka-vmf-sa-1917-1991/staljnie-schlemi-rkka-sa/ssch-40-rannij-vipusk-1941-goda-boevnyak-13/
« Последнее редактирование: Сентября 14, 2012, 10:41:29 pm от Rotor15 »
Записан

Rotor15

  • Общий Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Сообщений: 4559
Re: СШ-40 — стальной шлем образца 1940 года
« Ответ #5 : Сентября 15, 2012, 01:59:38 am »

Силуэт русского солдата в шлеме СШ-40 Лысьвенского металлургического завода стал образом воина-победителя на многие годы.





http://www.antik1941.ru/
Записан

Rotor15

  • Общий Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Сообщений: 4559
Re: СШ-40 — стальной шлем образца 1940 года
« Ответ #6 : Сентября 15, 2012, 09:40:34 am »

За годы войны Лысьвенский металлургический завод (ЛМЗ) - в годы войны завод № 700 - произвёл 10 000 000 штук СШ-40. В послевоенный период на ЛМЗ уже не осуществлял выпуск СШ-40 в таких объёмах, а больше занимался их ремонтом.

В конце 1951 г. был восстановлен Металлургический ордена Ленина и ордена Трудового Красного Знамени завод "Красный Октябрь" в Сталинграде и, вероятно, дальнейшее производство СШ-40 было передано туда.

На фото СШ-40 производства завода № 700 (ЛМЗ) выпуска примерно 1945 г., который был отремонтирован на ЛМЗ в 1949 г.









Фото: http://reibert.info/forum/showthread.php?t=90317

При ближайшем рассмотрении под краской видны пятна и неровности, будто бы шлем был какой-то обгоревший, и его просто перекрасили. Этот ремонтный СШ-40 также имеет разные по размеру заклёпки. Видимо, часть заклёпок была заменена при ремонте.

Отличительная осбенность отремонтированных шлемов - в мастичном штампе добавлен литер Р - "ремонтный". Так же с 1946 г. на шлемах в мастичных штамках появился новый товарный знак ЛМЗ, ввиде пересекающихся букв. 

О товарном знаке Лысьвенского металлургического завода (ЛМЗ).
Торговый знак в виде букв ЛМЗ был утверждён 15 февраля 1937 года:


Знак ЛМЗ в виде пересекающихся букв был утверждён 26 июля 1946 года, а чуть позже линии букв сделали прерывистыми, чтобы было отличие от знака Ленинградского металлического завода:


Окончательный вариант товарного знака ЛМЗ в виде пересекающихся прерывистых букв (клеймо на эмалированной посуде производства ЛМЗ):
« Последнее редактирование: Сентября 15, 2012, 02:36:38 pm от Rotor15 »
Записан

Rotor15

  • Общий Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Сообщений: 4559
Re: СШ-40 — стальной шлем образца 1940 года
« Ответ #7 : Сентября 15, 2012, 02:37:52 pm »

О некоторых фактах производства СШ-40 на заводе № 700 в г. Лысьве.
    В годы войны СШ-40 производили только Лысьве и всего за это время произвели 10 000 000 штук.
    Из-за перебоев с поставкой бронелиста (поставки сдерживали рост производства шлемов) производство броневого проката было налажено здесь же на заводе № 700. Ввиду отсутствия опыта производства броневого листа (отливки и проката) на заводе не сразу удалось начать изготавливать нужную марку стали, научиться прокатывать её, штамповать...
    В начальный период войны эти трудности были преодолены. Из-за того, что броневой прокат изготавливался здесь же на заводе, то внутри шлема клеймением маркировался номер плавки: первая цифра рост, далее пробел или тире, а за тем номер плавки.
    Например, 2-4302. Здесь 1 - "Рост 1", 4302 - номер плавки:

Фото: laser.
    Готовая продукция проходила жёсткие испытания. Из партии в 200 штук выборочно брали 6-9 шлемов (касок) и испытывали в тире на стенде, стреляя по ним из трех разных точек. Если хоть один шлем дава трещину, на проверку брали еще несколько шлемов. Если и они не выдерживали испытания - вся партия СШ-40 шла в брак.
    В ходе массового серийного производства СШ-40 совершенствовали. Основные мероприятия заключались в снижении её себестоимости и отрабоке на технологичность. Например, сначала шлем штамповали в три операции, потом стали в две, а потом и вовсе в одну.
    Лысьвенская каска трижды спасал Юрия Никулина от смерти. Уже после войны, побывав с концертом в Лысьве, ему на память подарили лысьвенскую каску.

    Заготовки "тазики" для стальных шлемов (музей Лысьвенского металлургического завода, сейчас лысьвенский Музей каски):

Фото: лысьвенец

Мастичные клейма завода № 700 (ЛМЗ) на СШ-40:

Коллаж: ROVA.


Фото: http://frontovik.org/sovetskij-soyuz-rkkf-rkka-vmf-sa-1917-1991/staljnie-schlemi-rkka-sa/ssch-40-rannij-vipusk-1941-goda-boevnyak-13/

При производств стальных шлемов на ЛМЗ (завод № 700) было три варианта маркировки завода-изготовителя:
- ЛМЗ (в ряд) - до войны (до 1941 г.);
- Л - во время войны (1941 - 1946 гг.);
- ЛМЗ (пересекающиеся буквы) - после войны (с 1946 г.).
Записан

Rotor15

  • Общий Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Сообщений: 4559
Re: СШ-40 — стальной шлем образца 1940 года
« Ответ #8 : Января 19, 2018, 08:07:49 pm »

Сравнительные испытания стальных шлемов Лысьвенского металлургического завода и германских касок в 1943 г.

Первый массовый советский стальной шлем СШ-36 появился в РККА в 1936 г., и уже к концу года стало очевидно, что он обладает массой недостатков. Наиболее принципиальными из них были хрупкость стали и низкая пулестойкость в местах изгиба шлема. Попытки усовершенствования каски привели к появлению ряда экспериментальных образцов, некоторые из них проходили войсковые испытания.

По стечению обстоятельств основным разработчиком и изготовителем массовых стальных шлемов стал Лысьвенский металлургический завод (в разные периоды времени именовавшийся как Завод имени газеты «За индустриализацию», «ЗИ», «За Индустрию», «Имени газеты Индустрия», «Индустрия», завод №700 Наркомата чёрной металлургии, ЛМЗ), расположенный в г. Лысьва Пермской (в то время Молотовской) области. Большой вклад в создание массовых стальных шлемов внёс ленинградский НИИ №13, осуществлявший научно-техническое руководство.

В июне 1939 г. на снабжение РККА приняли стальной шлем СШ-39, который был избавлен от большинства недостатков СШ-36. Однако начавшаяся война с Финляндией показала, что подтулейное устройство СШ-39 не позволяет надевать его вместе с тёплым головным убором, а имевшиеся специальные шерстяные подшлемники для ношения с СШ-39 в сильные морозы не спасают от холода и обморожений. Поэтому были начаты работы по усовершенствованию подтулейного устройства СШ-39, что привело к выпуску в декабре 1940 г. партии СШ-39 с новым подтулейным устройством. Впоследствии этот вариант шлема получил обозначение СШ-40. В июне 1941 г. СССР вступил в войну, используя три типа касок: СШ-36, СШ-39 и СШ-40. Первые два типа к тому моменту уже не производились, но были в войсках в больших количествах.

Нацистская Германия к моменту нападения на СССР имела в войсках гораздо большее количество моделей стальных шлемов — от касок времён Первой мировой войны М16, М17 и М18 до более современных М35 и М40.

Основными боевыми шлемами немецких солдат на фронтах в 1941 г. были М35 и М40. Старые модели почти не использовались на передовой, но не были редкостью в тыловых подразделениях. Это объясняется тем, что они не удовлетворяли армию по целому ряду параметров, в том числе из-за слабой пулестойкости.

Стальной шлем нового образца приняли на вооружение сухопутной армии и флота Германии 25 июня 1935 г., дав ему наименование «стальной шлем модели 1935 года», сокращённо М1935 (или просто М35). Базовая конструкция М35 была подобна шлему образца 1916 года М16, но новая модель имела более короткие поля и козырёк, иные вентиляционные втулки и меньший вес.

29 октября 1938 г. был запатентован проект модификации М35. Она заключалась в технологических упрощениях производства и замене легирующего элемента в химическом составе стали. Эту модификацию приняли на снабжение только 26 марта 1940 г. Модернизированный стальной шлем модели 1935 г. получил обозначение «стальной шлем модели 1940 года» (также М1940 или М40).

В первый год войны стало очевидно, что быстрой победы не добьётся ни одна из сторон. В армию призывались миллионы солдат, которых необходимо было экипировать и вооружить. Резко требовалось увеличить производство всех предметов снаряжения, в том числе стальных шлемов. В такой обстановке требовалось максимальное удешевление и технологичность производства, и по обе стороны фронта велись работы в этом направлении. Параллельно для соответствия требованиям массового производства военного времени искали замену дорогим и дефицитным легирующим добавкам в составе стали, по возможности не в ущерб защитным свойствам готовых изделий.

В Германии результатом стало принятие на снабжение 6 июля 1942 г. «стального шлема модели 1942 года» (М1942 или М42). Серийно первые шлемы M42 произвели 1 августа 1942 г. Они были технологичнее в производстве, имели упрощённый состав стали. М42 использовался в немецкой армии наряду с М35 и М40 до конца войны, постепенно заменяя их.

В предвоенный период в СССР при массовом серийном производстве (как тогда говорили "при валовом выпуске") стальных шлемов большое внимание уделялось уменьшению количества технологических операций. Основой стального шлема была броневая сталь. От её качеств зависела не только прочность шлема, но, и технологичность, и процент брака при производстве, а значит качество стальных шлемов в условиях валового выпуска. В 1936–1940 гг. над этой проблемой совместно работали инженеры ленинградского НИИ №13 и Лысьвенского металлургического завода. Итогом этих работ стала углеродистая кремний-марганцево-никелевая сталь 36СГНА (36СГН), ставшая основной для стальных шлемов РККА. Эта сталь на заводе получила обозначение И-1 и использовалась не только для касок, но и для нагрудников. Сталь имела в составе дорогие и дефицитные легирующие добавки, в которых с началом войны стала ощущаться нехватка. Именно этим добавкам и потребовалось найти замену.

Весной 1942 г. было предложено несколько вариантов сталей для замены И-1, причём испытание сталей-заместителей делалось сразу на опытно-валовом производстве: из опытной стали выпускались огромные партии стальных шлемов, которые тут же шли в войска. Так была принята испытанная в 1939 г. сталь 36СГА (36СГ), получившая обозначение И-2. Эта сталь имела в своём составе меньшее содержание никеля, чем И-1, и, хотя не уступала ей по пулестойкости, процент брака касок при штамповке из И-2 был значительно выше, чем при штамповке из И-1. Всего предлагалось испытать и было испытано 14 вариантов марок сталей, но при улучшении обстановки со снабжением в конечном итоге вернулись к исходной стали И-1.

В декабре 1942 г. по распоряжению члена Государственного комитета обороны СССР А.И.Микояна сформировали комиссию под руководством заместителя Главного интенданта Красной армии генерал-майора Я.С.Колесова. Её задачей было сравнительное испытание стальных шлемов отечественного и немецкого производства. В тот период времени завод № 700 был единственным производителем стальных шлемов. В комиссию вошли представители Главного интендантского управления (ГИУ КА), Наркомата чёрной металлургии (НКЧМ) и завода № 700 НКЧМ, а также броневой лаборатории НИИ №13 Наркомата вооружений (НКВ).

Советский стальной шлем СШ-40:


Немецкий стальной шлем образца 1935 года:


Испытания проходили в два этапа: первый состоялся 10–16 января 1943 г. в тире завода № 700 в Лысьве, второй — 7–12 февраля 1943 г. на Научно-исследовательском полигоне стрелковых вооружений Главного артиллерийского управления (НИПСВО ГАУ КА) в подмосковном Щурово. Испытанию подвергались СШ-40, сделанные из сталей марок И-1 и И-2, а также трофейные немецкие шлемы.

Испытания не предполагали только определение химического состава и твёрдости материала касок. Наиболее интересная их часть — обстрел и близкие подрывы боеприпасов — давала представление о том, чья каска лучше.

Стрелять на первом этапе испытаний предполагали из 7,62-мм винтовки Мосина обр. 1891/1930 г. патроном с приведённым зарядом (рассчитанным на дальность 800, 900 и 1000 м) пулей обр. 1908 г. из-за небольшой длины тира завода № 700 и из 7,62-мм револьвера Нагана обр. 1895 г. «Наган» с дистанции 10 м.

Корпуса СШ-40 после испытаний (РГАЭ):


Немецкие шлемы с засчитанными пробитиями (РГАЭ):


На втором этапе, на полигоне, стреляли из винтовки уже полноценным зарядом той же пулей на дистанциях 800, 900 и 1000 м, обстреливали из ППШ боевыми патронами с дистанции 115 м, из ТТ с дистанции 65 м. Под конец испытаний подрывали 82-мм миномётные мины на расстоянии двух метров.

Обстрел в тире и на полигоне вёлся по незакреплённым корпусам шлемов без подтулейного устройства с трёх сторон: лобовой, боковой и затылочной части. Зачёту в тире подлежали только попадания в определённую область шлема, не засчитывались касательные попадания, попадания ближе 20 мм от предыдущего или от заклёпки/отверстия для вентиляции. На полигоне требования к засчитанным попаданиям были мягче из-за более приближенных к реальности условиям.

Глубина вмятин у шлемов, выдержавших испытания, замерялась, результаты фиксировались в двух журналах параллельной записи, вдобавок в тире завода № 700 дополнительно фиксировалась скорость каждого выстрела патроном с приведённым зарядом. Такие достаточно жёсткие условия испытаний позволили объективно оценить качество продукции завода № 700 в сравнении с немецкими касками.

На испытания было подано СШ-40 из стали 36СГН 620 штук, из стали 36СГ — 298 штук, немецких шлемов — 270 штук. Наравне с этими шлемами были испытаны опытные СШ-40, изготовленные по новой технологии однопереходного штампования: из стали 36СГН — 100 шлемов, из 36СГ — 60. Часть СШ-40 была сделана с утолщёнными стенками.

Задач у испытаний было несколько, решали целый круг вопросов:
Соответствуют ли штатные шлемы СШ-40 техническим условиям?
Какова сравнительная пулестойкость сталей 36СГН и 36СГ?
Каковы преимущества и недостатки у шлемов с увеличенной толщиной стенок по сравнению со штатными (1,14–1,22 мм против 1,20–1,38 мм)?
Какова сравнительная пулестойкость отечественных и немецких шлемов?
Достаточно ли отработаны технические условия на производство шлемов из стали 36СГ и можно ли их утвердить как постоянные?

Сравнительная пулестойкость СШ-40 из сталей 36СГН и 36СГ и немецких шлемов (РГАЭ):


После проведения испытания оказалось, что штатные шлемы СШ-40 из стали 36СГН полностью удовлетворяют техническим условиям, как военного, так и довоенного времени. При этом отмечалось, что ТУ военного времени в части отбора процента шлемов из партии для проб следует отменить и вернуть довоенные, так как это «является менее надёжным критерием для оценки качеств шлемов».

В процессе обстрела было получено попаданий: из винтовки приведённым зарядом — 990, из винтовки нормальным зарядом — 462, из револьвера — 171, из ППШ — 811, из ТТ — 552.
Обстрел показал, что сталь 36СГ почти равноценна стали 36СГН и обеспечивает пулестойкость, требуемую по действующим ТУ. Комиссия сочла возможным применение единых ТУ на стали 36СГ и 36СГН. Решили, что сталь 36СГ возможно допустить к валовому производству наравне с 36СГН. Технологию изготовления СШ-40 на заводе № 700 (операции штамповки, термообработки) комиссия сочла правильной.

Отмечалось, что толщина стенок значительно влияет на пулестойкость, и шлемы с увеличенной толщиной стенок обладают лучшей пулестойкостью. Поэтому рекомендовалось установить минимальную толщину заготовки 1,20 мм, а максимальную — 1,41 мм. Это соответствовало повышению среднего веса корпуса СШ-40 2-го роста на 55 гр.
Было установлено, что пулестойкость шлемов отечественного производства значительно выше пулестойкости трофейных при всех видах испытаний обстрелом, при том, что в среднем толщина стенок немецких касок была на 0,1–0,2 мм больше, чем у штатных СШ-40 из И-1. Это объяснили лучшими свойствами отечественной стали и значительным преимуществом конструкции корпуса СШ-40, у которого, в отличие от германских шлемов, единственным ослабленным местом назывался радиальный переход от козырька к лобной стенке корпуса (полоска шириной 8–10 мм). У немецких касок ослабленных зон оказалось значительно больше, что хорошо было видно по местам пробитий.

Сравнительная диаграмма пулестойкости по зонам СШ-40 и немецких касок (РГАЭ):


При обстрелах из винтовок на дистанции 800 м пулей обр. 1908 г. у советских касок было 7,7–10% пробитий, а у немецких — порядка 34,5% (с учётом всех попаданий, как зачётных, так и нет). При стрельбе из ППШ немецкие каски были пробиты в 41,4% случаев, а советские — в 11,5–11,7%. ТТ дал 38,8% пробитий у немецких шлемов против 12,4–13,0% у советских, «наган» — 29,0% пробитий у немецких касок...

В заключении комиссия посчитала, что необходимо продолжить поиски более пулестойких марок стали, заниматься усовершенствованием технологии производства шлемов и доводить конфигурацию стального шлема до повышения пулестойкости. Кроме того, улучшить конструкцию подтулейного устройства.

Таким образом, результаты сравнения оказались в пользу советских стальных шлемов завода №700 (Лысьвенского металлургического завода).

По:
http://warspot.ru/1559-chya-kaska-byla-luchshe
« Последнее редактирование: Января 20, 2018, 03:02:43 am от Rotor15 »
Записан
Страницы: [1]   Вверх