Russian Arms Forum

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Новости:

Страницы: [1]   Вниз

Автор Тема: Реабилитировали генерала через 12 лет после войны  (Прочитано 981 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

мидав

  • Ветеран
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 702
  • никогда не говори никогда

Господа вспомним.... и задумаемся :'( :'( :'( :'(

Гибель Западного фронта летом 1941 в ряду серьезных трагедий русского оружия, разгром в Белостокском и Минском «котлах» аналог окружения армии Самсонова в В. Пруссии в 1914 г. Окруженные армии под Белостоком и Минском фактически потеряли боеспособность. РККА понесла ужасающие по численности потери, трагедия Западного фронта определила развитие обстановки на западном направлении, и на всем фронте в целом.



 Дмитрий Григорьевич Павлов родился 23 октября 1897г., и происходил из крестьянской семьи. В 1ю мир. войну Павлов добровольцем ушел на фронт и дослужился до звания старшего унтер-офицера. В 1916 г был ранен и попал в плен. Дмитрий Григорьевич содержался в лагерях Кляйн и Виттенберг, работал на фабрике «Шпрингштоф» и шахтах Мариана-Грубе. После войны Павлов репатриировался.В Гражданскую был комвзвода, эскадрона, помощником комполка. В 1923 г в составе 6-й Алтайской отдельной кавбригады Павлов переброшен в Туркестан, где показал себя способным и настойчивым командиром, глубоко и всесторонне изучил военное дело: окончил Костромские пехотные курсы комсостава, с отличием завершил кавалерийское отделение Омской объединенной высшей военной школы, Военную академию РККА им. Фрунзе и академические курсы при Военно-технической академии.
 Павлов командовал мехчастями в Испании, в качестве комбрига. В 1937 г назначен на должность начальника Автобронетанкового управления РККА и внес известный вклад в развитие и боевое применение танковых войск исходя из опыта боевых действий в Испании. Он настоял на создании танков с дизелями, противоснарядным бронированием и мощными пушками, подготовив Ворошилову доклад о коренном пересмотре танкового вооружения, предлагал перевооружить танки Т-28 и Т-35 76-мм пушкой, разработать тяжелый танк прорыва.
 Павлов предложил использовать в составе стрелковых корпусов, общевойсковых армий и фронтов танковые бригады и мехдивизии. По итогам применения танковых корпусов в сентябре 1939 г в Польше Павлов выступил за их расформирование как небоеспособных. Но усилиями сторонников мехкорпусов 7 июня 1940 г он был снят с должности начальника Автобронетанкового управления РККА и отправлен командовать Белорусским округом, который был преобразован в Западный особый.
 Как командующий Западным фронтом Павлов пытался оказать отпор для прикрытия госграницы в 470 км тремя армиями – 3-й, 10-й и 4-й (тылу шло формирование 13-й армии). Западный фронт имел 44 дивизии, 6 авиадивизий, 3 артбригады, 3 воздушно-десантные, 2 бригады ПВО, 8 укрепрайонов. В общей сложности 790 тыс. человек, 3800 танков, 16 100 орудий и минометов, 2100 самолетов.
 Л\с и вооружение ЗапОВО и группы армий «Центр» показывает, что танков РККА было значительно больше и они были лучше немецких. По л\с преимущество было у немцев. Концепция о вероятности вторжения РККА на Запад это пока область яростных дискуссий.
Передовые соединения 3-й, 10-й и 4-й армий, не успев занять оборонительные рубежи, вступали во встречные бои с ходу, разрозненно, по частям, без оперативного построения, вели оборонительные бои на неподготовленных позициях.
 Вермахт же с 1х часов войны захватил инициативу и успешно развивал наступление, по сходящимся направлениям на Минск. Окружив и уничтожив войска в Белоруссии, Вермахт вышел в район Смоленска и создал предпосылки для группы армий «Север» по уничтожению РККА в Прибалтике и в районе Ленинграда.
 К исходу 1го дня группы армий «Центр» продвинулись на восток до 35–70 км. 22 июня создалась угроза глубокого охвата обоих крыльев Западного фронта танковыми соединениями, а действовавшие в центре фронта войска 10-й армии оказались под угрозой окружения.
 Сталин 22 июня поставил Павлову невыполнимую задачу: общевойсковыми армиями и мехкорпусами при поддержке дальней авиации перейти в контрнаступление, к исходу 24 июня окружить и разгромить врага в районе г. Сувалки и в районе Гродно.
 Павлов принимал немало ошибочных решений.
 Разбросанность дивизий, недостаток времени на подготовку и развертывание сил, отсутствие средств связи не позволяли выполнять приказы, вместо обороны на молодеченском и барановичском направлениях, отвода частей 3-й и 10-й армий из белостокского выступа, Павлов наращивал в районе Лиды и Волковыйска 2е эшелоны, обрекая их на разгром и отступление разрозненными группами.
 23-24 июня наступление Вермахта было приостановлено 3-й и 10-й армиями, но не принес результата плохо подготовленный контрудар 4-й армии. Наступление выдохлось, не задержав немцев в приграничной полосе и не ликвидировав их глубокие прорывы.
 3-я и 10-я армии, ввязавшись в сражение, задержались в районе Гродно, не заметили, как ударные группировки фон Бока стали обходить их с флангов, создавая реальную угрозу окружения.
 Под давлением танковых и моторизованных дивизий части и соединения  РККА вынуждены были отступать, ведя арьергардные бои и сражения.
А немцы, смяв войска 3-й и 4-й армий в районах Гродно и Бреста, двинулись в общем направлении на Минск.
Ставка решила создать в тылу Западного фронта оборонительный рубеж. Павлов же получил приказ отвести войска на рубеж укрепрайонов старой границы. Но было поздно 3 и 10 армии находились в кольце.
 Попытки помочь Павлову наладить твердое руководство положительных результатов не дали. Связь с армиями отсутствовала. В штабах царила растерянность, перераставшая в панику. Приказы комфронта до войск не доходили, а если и доходили, то не соответствовали обстановке.
 Бок, записал 30 июня в дневнике: «Дорога Белосток – Волковыск на всем своем протяжении являет сцены полного разгрома. Она загромождена сотнями разбитых танков, грузовиков и артиллерийских орудий всех калибров. Люфтваффе неплохо потрудились, обрабатывая отступающие колонны. Здесь противнику был нанесен тяжелый удар».
 Бок быстро двигался танковыми группами на Минск и 28 июня немецкие войска прорвались и захватили город, отрезав отступление 11 дивизиям, создав внешний фронт окружения.
 В кольце оказались 6 дивизий 3-й и 10-й армий, 3 – 13-й армии, 2 – фронтового подчинения и остатки частей и соединений фронта.
 Не имея баз снабжения, без центрального управления, они приковали к себе до 25 немецких дивизий, что позволило выиграть время и подтянуть резервы. Но в Белостокско-Минском сражении группа армий  «Центр» разгромила 11 стрелковых, 6 танковых, 4 моторизованных и 2 кавдивизии. Немцы нанесли  поражение Западному фронту, захватив Белоруссиию, продвинулись на глубину свыше 300 км. Безвозвратные потери: 341 073 чел., 76 717 были ранены.
Немцы потеряли 6535 чел. убитыми, 20 071 раненными и 1111 пропавшими без вести.
 РККА оказалось слабо подготовлено.
Виной тому репрессии 1930-х, массовая мобилизация, а наращивание боевой техники не смогло предотвратить катастрофу, т.к., армия и флот оказались без командных кадров.
 На место репрессированных в сформированные соединения и части назначались молодые генералы, без боевого опыта. Павлов, несмотря на его военные знания, не обладал опытом управления оперативно-стратегическими объединениями войск в условиях боевой обстановки, большинство комбатов, комполков, командиров дивизий и корпусов находилось в должности от 2х до 5 месяцев. Многие были призваны из запаса.
Отрицательно повлияли просчеты военного-политического руководства по оценке предвоенной стратегической обстановки. План прикрытия госграницы разработан Генштабом в февр. 1941 г. и предусматривал: не допустить противника на территорию, затем контрнаступлением и разгромить агрессора, план явно не отвечал реалиям.
 Из записей бывш. нач\оперотдела штаба ген.м-ра Б. А. Фомина: «О подготовке немцами внезапного нападения Павлов знал и просил занять полевые укрепления вдоль госграницы. 20 июня 1941 г шифрограммой за подписью зам. начальника оперуправления Генштаба Василевского Павлову было сообщено, что просьба его доложена наркому и последний не разрешил занимать полевых укреплений, т.к. это может вызвать провокацию со стороны немцев…».
Павлов знал о нападении, и не сделал практически ничего, а его штаб не справился с ситуацией и потерял управление, едва ли кто-то был бы способен предотвратить разгром фронта при другом командующем.
 Ход событий определяло – превосходство немецкой стратегии, немецкого военного мышления.
Чтобы одолеть противника, нужно было время учиться воевать по-новому, а истоки трагедии фронта закладывались в предвоенное время.
 
30 июня Сталин приказал Жукову вызвать Павлова в Москву, где было принято решение об отстранении Павлова с поста комфронтом. Накануне состоялся разговор Сталина с Мехлисом. Ему было дано указание отбыть на фронт и разобраться, кто там еще виноват. Молотову бывш. комфронтом изложил причины отступления войск после боя на Березине, отметив, что не было сил для сдерживания наступавших немецких армий, а подкреплений не предвиделось. Оставаться там – означало погубить людей и технику.
 
Павлова арестовали, обвинили в предательстве.
Во время допроса 7 июля 1941 г он говорил: «Я был арестован днем 4-го июля с. г. в Довске, где мне было объявлено, что арестован я по распоряжению ЦК. Позже со мной разговаривал зам. пред. Совнаркома Мехлис и объявил, что я арестован как предатель. Я не предатель. Поражение войск, которыми я командовал, произошло по независящим от меня обстоятельствам. Я также не виновен, что противнику удалось вклиниться в нашу территорию».
 Павлов показывал, что в 1й день выявилось значительное превосходство крупных мехсоединений противника, выступавших в район Бреста и в направлении Сопоцкин – Гродно. Вражеская авиация «обрабатывала» расположение пехоты, уничтожала артиллерию. Сказалась растерянность армейских командиров.
 Но следователь прервал его: «Довольно молоть чепуху! Не является ли поражение и отступление руководимых вами войск результатом изменнических действий с вашей стороны?»
 Павлову стало понятно, что из него пытаются сделать «козла отпущения», генерал отрицал обвинения, но, не выдержав физических пыток, сломался и решил рассказать следствию о своих якобы предательских действиях. Начало этих действий он относил к середине 1930-х, когда поддерживал связь с Уборевичем и Мерецковым (И. Уборевич расстрелян в 1938 г, а Мерецков был ещё под арестом). События Павлов расценивал как преступное бездействие и невыполнение указаний о постоянной мобилизационной готовности, что привело к прорыву немцев.
 Кроме Павлова, арестовали начштаба фронта В. Е. Климовских, начсвязи фронта А. Т. Григорьева и командующего 4-й армией А. А. Коробкова. До суда стало понятно, какой приговор ожидает генералов.    Сталин потребовал документы по делу Павлова. Там говорилось, что, установив виновность Павлова и Климовских в совершении ими преступлений:- «Военная коллегия Верховного суда приговорила Павлова Д. Г., Климовских В., Григорьева А. Т., Коробкова А. А. – лишить воинских званий… и подвергнуть всех высшей мере наказания – расстрелу с конфискацией имущества. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит».
 Сталин сказал: «Приговор утверждаю, а всякую чепуху вроде «заговорщицкой деятельности» Ульрих чтобы выбросил… Пусть не тянут. Никакого обжалования. А затем приказом сообщить фронтам, пусть знают, что пораженцев карать будем беспощадно».
 Суд был не долгим, прежние формулировки, о том , что Павлов и его замы «участники антисоветского военного заговора, нарушили присягу и нанесли ущерб боевой мощи РККА», – были убраны, их осудили по статьям – «халатность» и «неисполнение своих служебных обязанностей», которые повлекли за собой «бездействие, нераспорядительность», «развал управления войсками, сдачу оружия противнику без боя и самовольное оставление боевых позиций частями РККА…».
 
Дмитрий Григорьевич Павлов расстрелян 22 июля 1941 г в Лефортовской тюрьме, его тело вывезли на полигон НКВД в Бутово, его семью, выслали в Красноярский край.

Реабилитировали генерала через 12 лет после войны, определением Военной коллегии Верховного суда от 31 июля 1957 г приговор был отменен и дело прекращено за отсутствием состава преступления.

 Дмитрий Павлов посмертно восстановлен в воинском звании.
 Павлов стал жертвой исключительной жестокости Сталина, чья политика и привела страну к войне и катастрофе 1941 года. Вина диктатора оспаривается немногими.
 Невозможно отрицать, что к моменту начала войны боевая выучка РККА не шла ни в какое сравнение с Вермахтом, а ответственность военно-политического руководства заключена в том, насколько быстро оно сумеет сделать правильные выводы и насколько верными будут его решения.
Записан
Страницы: [1]   Вверх