Russian Arms Forum

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Новости:

Страницы: [1] 2   Вниз

Автор Тема: С-125 «Нева» - зенитный ракетный комплекс малой дальности  (Прочитано 27888 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Wisa

  • Общий Модератор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 230
  • Я не шпион, я так, рядом гуляю

С-125 «Нева» - зенитный ракетный комплекс малой дальности

РАЗРАБОТКА,ПРОИЗВОДСТВО
 
 Первые зенитные ракетные системы С-25, С-75, "Найк-Аякс" и "Найк-Геркулес", разработанные в СССР и США, успешно решали основную задачу, поставленную при их создании, - обеспечить поражение высокоскоростных высотных целей, недоступных для ствольной зенитной артиллерии и сложных для осуществления перехвата истребительной авиацией. При этом в полигонных условиях была достигнута столь высокая эффективность применения нового оружия, что у заказчиков возникло вполне обоснованное стремление обеспечить возможность его применения во всем диапазоне скоростей и высот, на котором могла действовать авиация вероятного противника. Между тем минимальная высота зон поражения комплексов С-25 и С-75 составляла 3-5 км, что соответствовало тактико-техническим требованиям, сформированным в начале пятидесятых годов. Результаты анализа возможного хода предстоящих военных операций указывали на то, что по мере насыщения обороны этими зенитными ракетными комплексами ударная авиация может перейти к действиям на малых высотах.

В нашей стране начало работ над первым маловысотным ЗРК следует отнести к осени 1955 г., когда исходя из наметившихся тенденций расширения требований к ракетному оружию руководитель КБ-1 А.А.Расплетин поставил перед своими сотрудниками задачу создания перевозимого комплекса с повышенными возможностями поражения маловысотных воздушных целей и организовал для ее решения лабораторию во главе с Ю.Н. Фигуровским.

Новая зенитная ракетная система предназначалась для перехвата целей, летящих со скоростями до 1500 км/ч на высотах от 100 до 5000 м на дальности до 12 км, и создавалась с учетом обеспечения мобильности всех ее составляющих - зенитных ракетных и технических дивизионов, придаваемых им технических средств, средств радиолокационной разведки, управления и связи. Все элементы разрабатываемой системы проектировались либо на автомобильной базе, либо с обеспечением возможности транспортировки как прицепов с использованием автомобилей-тягачей по дорогам, а также железнодорожным, авиационным и морским транспортом.

При формировании технического облика новой системы широко использовался опыт разработки ранее созданных систем. Для определения положения самолета-цели и ракеты использовали разностный метод с линейным сканированием воздушного пространства, аналогично реализованному в комплексах С-25 и С-75.

Применительно к обнаружению и сопровождению маловысотных целей особую проблему создавали отражения радиолокационного сигнала от местных предметов. При этом в комплексе С-75 наибольшему воздействию помех подвергался канал антенны, сканирующей в угломестной плоскости, в тот момент, когда луч зондирующего сигнала приближался к подстилающей поверхности.

Поэтому в станции наведения ракет маловысотного комплекса приняли наклонное расположение антенн, при котором отраженный сигнал от подстилающей поверхности в процессе сканирования нарастал постепенно. Это позволило уменьшить засветку экранов операторов сопровождения цели отражениями от местных предметов, а использование одного внутреннего сканера, за каждый оборот которого производилось поочередное сканирование пространства антеннами в двух плоскостях, позволило обеспечить работу радиолокатора одни м передающим устройством.

Передача команд на борт ракеты производилась через специальную антенну с широкой диаграммой направленности с использованием импульсной кодированной линии. Запрос бортовых ответчиков ракет осуществлялся через систему, аналогичную принятой в комплексе С-75.


Ввиду небольшой дальности действия комплекса и, как следствие, малого подлетного времени самолетов противника, в станцию наведения ракет СНР-125 была изначально заложена система автоматизированного пуска ракет (автоматизированный прибор пуска АПП-125), предназначенная для определения границ зоны поражения ЗРК, решения задачи пуска и определения координат точки встречи цели и ракеты. При вхождении расчетной точки встречи в зону поражения АПП-125 должен был автоматически производить пуск ракеты.


Официально разработка перевозимого одноканального зенитного ракетного комплекса С-125 для борьбы с маловысотными целями была задана Постановлением Совета Министров от 19 марта 1956 г. №366-255, предусматривающим проведение его испытаний в 1960 г. Последующим Постановлением СМ от 8 мая 1957 г. №501-250 были уточнены сроки выполнения отдельных этапов работ. Аванпроект требовалось закончить в мае 1957 г., эскизный проект - в III квартале 1957 г., а еще через два года предполагалось провести заводские и совместные летные испытания (СЛИ). Главным конструктором С-125 был назначен Ю.Н. Фигуровский.

 
К разработке зенитной управляемой ракеты В-625 было подключено ОКБ тушинского завода №82. Эта работа стала первой для конструкторского коллектива, созданного в соответствии с приказом Министра оборонной промышленности от 13 июля 1956 г. Руководителем ОКБ был назначен Максим Григорьевич Олло, ранее возглавлявший серийно-конструкторский отдел на заводе №464 в Долгопрудном. Общее руководство процессом создания ракеты в качестве главного конструктора В-625 было поручено осуществлять разработчику ракет для комплекса С-75 П.Д. Грушину, руководившему ОКБ-2 Министерства оборонной промышленности (в 1958 г. ОКБ-2 было передано в ГКАТ).

В соответствии с техническим заданием, В-625 должна была обладать следующими характеристиками: наклонная дальность активного полета 12 км, средняя скорость полета 550-600 м/с, стартовая масса 700-750 кг, масса боевой части 45 кг, маневренность до 10-12 ед.

В качестве первого шага на пути создания зенитной ракеты для С-125 к декабрю 1956 г. в ОКБ-2 был подготовлен аванпроект. В этой работе был максимально учтен имевшийся к тому времени опыт разработки и испытаний ракеты В-750 для ЗРК С-75. Предложенный в аванпроект с вариант ракеты был двухступенчатым, состоящим из твердотопливного ускорителя и маршевой ступени, оснащенной ракетно-прямоточным двигателем. Однако на последующих этапах работы более рациональным был признан вариант двухступенчатой ракеты, оснащенной только твердотопливными двигателями. Использование двухступенчатой схемы ракеты для полета на столь небольшую дальность объяснялось отсутствием в то время высокоэнергетических твердых топлив и конструкционных материалов, не позволявших в одной двигательной установке реализовать диаграммы и характеристики работы, которые требовались при использовании одноступенчатой схемы ракеты.


Как и в ранее начатом разработкой комплексе С-75, пусковая установка для В-625 проектировалась ленинградским ЦКБ-34. Транспортно-заряжающая машина ПР-14 создавалась на базе шасси автомобиля ЗИЛ-157 в ГСКБ под руководством В. Петрова. Разработка твердотопливного двигателя для маршевой ступени В-625 велась в НИИ-1 Министерства вооружения под руководством Н. П. Горбачева. Стартовый ПРД-45 создавался традиционным разработчиком твердотопливных двигателей для зенитных и крылатых ракет - коллективом КБ-2 завода №81 Минавиапрома во главе с И.И.Картуковым.

Опытный образец станции наведения ракет СНР-125 для проведения наладочных работ и определения диаграммы направленности антенн весной 1958 г. был развернут на площадке КБ-1 в подмосковном ЛИИ. Летом экспериментальный образец системы в составе станции наведения ракет (кабины УНК и антенного поста УНВ), двухбалочных пусковых установок СМ-78 и средств энергообеспечения для проведения испытаний с ракетами В-625 вывезли на полигон Капустин Яр.


Для испытаний на заводе №82 были изготовлены следующие варианты ракеты В-625:

1БП - баллистический (бросковый) вариант с неснаряженным маршевым двигателем (3 шт.);

2БП - баллистический вариант со снаряженным маршевым двигателем (1 шт.);

2БПВ - вариант, аналогичный 2БП, с дополнительными вибродатчиками (2 шт.);

3БП - ракета с автопилотом и с бортовым программным механизмом (10 шт.);

1ТП - ракета с полным комплектом бортовой аппаратуры, без радиовзрывателя, с не подключенным к автопилоту блоком радиоуправления и визирования (1 шт.);

2ТП - ракета с полным комплектом бортовой аппаратуры, за исключением радиовзрывателя (6 шт.)
Все варианты испытывавшихся ракет В-625 (кроме 1БП) оснащались радиотелеметрической аппаратурой и комплектом телеметрических датчиков.

Летные испытания ракеты В-625 начались на полигоне Капустин Яр 14 мая 1958г. В первом баллистическом (бросковом) пуске ракета 1БП была запущена под углом 64 град, к горизонту. Этот пуск прошел без замечаний. Однако уже во втором пуске, состоявшемся 17 мая, на третьей секунде полета разрушился стабилизатор ускорителя, как оказалось, из-за его неточной установки на заводе. В выполненном 4 июля четвертом пуске - первом для варианта 2БП - на второй секунде полета стабилизатор ракеты вновь разрушился, опять-таки из-за производственного дефекта. Пятый пуск, состоявшийся 21 ноября, принес еще одну проблему - на 18-й секунде из-за дефекта теплозащитного покрытия прогорел маршевый двигатель. Восьмой пуск, предпринятый 21 января 1959 г., стал явно аварийным - при включении маршевого двигателя он взорвался.

Автономные испытания В-625 (вариант 3БП) начались 17 декабря 1958 г. Главными задачами этого этапа испытаний являлись проверка работы автопилота и оценка качества стабилизации ракеты по крену. С этой целью крылья ракеты были зафиксированы в нулевом положении, а к автопилоту были подключены только элероны. На этот раз пуск ракеты, стартовавшей под углом 45 град., прошел без замечаний.


В целом, к июлю 1959 г. было выполнено 6 бросковых пусков и 17 летных испытаний в автономном контуре управления. Но только семь из них прошли без серьезных замечаний к В-625. Кроме уже отмечавшихся проблем с конструкцией ракеты и ее системой управления были отмечены значительные отклонения траектории полета ракеты от расчетной, которые особенно усиливались при переходе ракеты через скорость звука. На этом участке поперечные перегрузки достигали 16 единиц. В результате не обеспечивался надежный ввод ракеты в сектор захвата радиолокационными средствами станции наведения С-125.
Разработка С-125 в КБ-1 велась практически параллельно с работами по корабельному зенитному ракетному комплексу М-1 ("Волна"), проводимыми в НИИ-10 (будущем НПО "Альтаир") под руководством И.А. Игнатьева. Эти работы были начаты еще 17 августа 1956 г. по Постановлению № 1149-592. В составе М-1 предполагалось использовать ракету В-600, предназначенную для поражения на дальностях от 2 до 12-15 км целей, летящих на высотах от 50-100 м до 4-5 км. Средняя скорость В-600 должна была составлять 600-700 м/с, масса - 800 кг.

Разработку В-600 выполняло ОКБ-2, и эта работа с самого начала оказалась гораздо более результативной. Так, эскизный проект В-600 был подготовлен в середине 1957 г. и принят без существенных замечаний. При рассмотрении проекта было особо отмечено использование в В-600 таких новшеств, как раскладывающиеся стабилизаторы, повышающие устойчивость полета ракеты на стартовом участке, и введение в кинематику рулей пружинного механизма, позволившего просто и надежно регулировать угол их отклонения обратно пропорционально скоростному напору.


Испытания В-600, как и В-625, проходили в несколько этапов - баллистические (бросковые), автономные и испытания в замкнутом контуре управления. Серия бросковых испытаний В-600 проводилась на стенде-макете надпалубной части корабельной пусковой установки ЗИФ-101. Первый пуск В-600 состоялся 25 апреля 1958 г. К 18 июля, когда был выполнен девятый пуск, программа бросковых испытаний была полностью выполнена. Уже с шестого броскового пуска ракеты отрабатывались программные маневры. В целом, из 9 бросковых испытаний неудачными оказались только три. В одном не раскрылись стабилизаторы ускорителя, в другом - не сработал механизм разделения ступеней, в третьем - ракета разрушилась при выполнении программного маневра из-за недостаточной прочности носовой части ракеты.

Первоначальными планами переход к автономным испытаниям В-600 планировался к концу 1958 г., но в августе после двух неудачных бросковых пусков В-625 главный конструктор ОКБ-2 П.Д. Грушин вышел с предложением о проведении доработки В-600 с тем, чтобы ее можно было использовать в составе комплекса С-125. Весомость этого предложения значительно усилилась после того, как 25 июля 1958 г. за разработку ракеты В-750 П.Д.Грушину было присвоено звание Героя Социалистического Труда, а ОКБ-2 было награждено Орденом Ленина.

Для ускорения работ по В-600 П.Д.Грушин принял решение начать автономные испытания уже в сентябре в Капустином Яре. Поскольку имевшаяся на этом полигоне спроектированная для В-625 пусковая установка СМ-78 не годилась для В-600, в ОКБ-2 была рассмотрена возможность использования для пусков В-600 имевшейся там пусковой установки 140Е, которая до 1955 г. использовалась для испытаний ракеты ШБ-32. Как оказалось, потребовались лишь небольшие доработки 140Е, и в середине сентября она была готова для проведения пусков. В это время В-600 и В-625 были продемонстрированы руководителям страны во главе с Н.С. Хрущевым, прибывшим в Капустин Яр на показ новейших видов ракетной техники.

Первый автономный пуск В-600 в Капустином Яре состоялся 25 сентября. В последующие две недели было проведено еще три подобных пуска, в ходе которых рули ракеты отклонялись в соответствии с командами от находившегося на ее борту программного механизма. Все четыре пуска прошли без существенных замечаний.

К началу 1959 г. В-600 была готова к испытаниям в замкнутом контуре управления. Тем самым предложение П.Д.Грушина об использовании В-600 в составе С-125 было подкреплено вполне реальными результатами.

Ракета В-600П стала первой советской твердотопливной ЗУР. Как уже отмечалось, крайне низкое совершенство "пороховых двигателей тех лет и, в какой-то мере, неуверенность в достижимости заявленных характеристик определили исполнение ракеты с довольно скромным уровнем летно-технических характеристик по двухступенчатой схеме.

Стремление сосредоточить почти вес приборы управления и элементы рулевого привода, включая рулевую машинку элеронов, в одной зоне, перед двигателем, привело к непривычному конструктивному решению - открытому размещению жесткой тяги кинематики привода элеронов, протянутой вдоль корпуса маршевого двигателя.

С учетом того, что для проектировавшейся ОКБ завода №82 ракеты В-625 уже были разработаны пусковая установка СМ-78 и транспортно-заряжающая машина ПР-14, конструкторским коллективам ЦКБ-34 и ГСКБ пришлось внести ряд доработок для обеспечения их применения совместно с ракетой В-600П. Эта работа была начата еще весной 1959 г. Доработанная пусковая установка получила обозначение СМ-78А. В ГСКБ была спроектирована транспортно-заряжающая машина ПР-14А, которая использовалась совместно с опытной пусковой установкой СМ-78А, а позднее - и с серийными двухбалочными пусковыми установками типа СМ-78А1 (5П71). Всего в ГСКБ для системы С-125 было разработано 3 агрегата. Для перевозки ракет в специальной таре разрабатывался автопоезд в составе седельного тягача и полуприцепа, для перегрузки ракет в таре - автопогрузчик "4030".

Первые испытания В-600П в замкнутом контуре представляли собой пуски по электронной пели - "кресту" с параметрами: высота 5 км, дальность 12 км. Первый из них состоялся 10 июля 1959 г.

Отработке станции СНР-125 препятствовали систематические задержки поставок комплектующих. Трудно было обеспечить настройку и последующую надежную работу электровакуумных изделий: магнетрона, клистронов, ламп бегущей волны, использовавшихся на посту УНВ в передатчике и приемнике.

В итоге, большинство этих проблем было решено, что позволило к марту 1961 г. завершить программу проводившихся на полигоне Капустин Яр Государственных испытаний. К этому времени появились сообщения о событии, состоявшемся очень далеко от астраханских степей. В США был проведен эксперимент, в ходе которого в октябре 1959 г. бомбардировщик В-58 "Хастлер" с полной бомбовой нагрузкой стартовал в районе форта Уэртон и перелетел через всю Северную Америку с востока на запад до базы Эдвардс. При этом В-58 прошел около 2300 км на высоте 100-150 м со средней скоростью 1100 км/ч и произвел "успешное бомбометание". Самолет летел без опознавательных знаков, система опознавания "свой-чужой" была отключена, но на всем пути следования В-58 не был обнаружен хорошо оснащенными радиолокационными постами ПВО Северо-Американского континента.
Отработанными к тому времени средствами С-125 достигалось поражение целей со скоростями до 1500-2000 км/ч в диапазоне высот 200-10000 м на дальностях 6-10 км. Обеспечивался обстрел целей, маневрирующих с перегрузкой до 4 единиц, в диапазоне высот 5000-7000 м. Околозвуковые цели на высотах более 1000 м могли поражаться даже при маневре с перегрузкой до 9 единиц. В условиях применения пассивных помех наибольшая высота поражения целей снижалась до 7000 м. При стрельбе по постановщику активных помех, осуществляемой по методу "трехточки", максимальная высота достигала 6000 м, а минимальная возрастала до 300м. Максимальный курсовой параметр составлял 7 км, увеличиваясь до 9 км для околозвуковых целей. Вероятность поражения цели одной ракетой оценивалась в 0,82-0,99 с ухудшением до 0.49-0,88 при постановке противником пассивных помех.

Первое время комплексы С-125 применялись также и частями ПВО Сухопутных Войск. Однако при существенно меньшей зоне поражения и использовании многократно более легкой ракеты наземные средства комплекса С-125 по массогабаритным показателям, уровню мобильности, быстроте развертывания и свертывания были близки к соответствующим элементам комплекса С-75. Поэтому еще до завершения создания комплекса С-125 было развернуто проектирование специально для Сухопутных войск комплекса "Куб" с зоной поражения, близкой к С-125. Разработка комплекса "Куб", содержащего целый ряд принципиальных и очень перспективных новшеств, шла с большим трудом, заданные сроки неоднократно срывались. Поэтому еще в 1963 г. на предприятиях-разработчиках С-125 рассматривалась возможность создания самоходного варианта этого комплекса.

Все выявившиеся в процессе испытаний недостатки не удалось устранить даже после принятия С-125 на вооружение. В связи с этим Решением ВПК от 24 августа 1961 г. N173 "Обустранении недостатков С-125, выявленных при испытаниях" была определена необходимость проведения основными разработчиками и испытателями ряда мероприятий: НИИ-504 поручалось испытать радиовзрыватель 5Е15 на вертолете с целью определения минимальной высоты применения и устранения влияния пассивных помех на его работу, полигону - в августе-сентябре 1961 г. провести 10 пусков ракет В-600П (в телеметрическом варианте) для испытаний доработанного радиовзрывателя, а в IV квартале 1961 г. - I квартале 1962 г. -осуществить контрольные испытания в условиях низких температур.


Тем временем началось серийное производство и поставки техники комплекса С-125 в Войска ПВО страны и ПВО Сухопутных войск. Первые ракеты В-600П были изготовлены опытным производством ОКБ-2. С 1959 г. началось производство ракет на заводе N32 в г. Кирове, который в 1940-1950 гг. специализировался на выпуске стрелково-пушечного авиационного вооружения. При этом с 1960-х гг. осуществлялся выпуск унифицированных ракет семейства В-600/В-601 для комплекса ПВО страны С-125 и корабельного комплекса М-1. В течение последующих десятилетий предприятие, получившее открытое наименование "Машиностроительный завод им. XX партсъезда", оставалось единственным изготовителем этих ракет и их модификаций. Наряду с этим на заводе строились также зенитные ракеты для комплексов Сухопутных войск и флота "Оса", "Тор", "Оса-М" и "Клинок". В настоящее время завод именуется "Вятское машиностроительное предприятие "Авитек".

На заводе N32 изготавливались также и автопилоты для ракеты В-600. Производство основных элементов станции наведения ракет СНР-125 осуществлялось заводом N304, выпускавшим аппаратные кабины УНК, а также заводами N23 и N710, собиравшими антенные посты УНВ. Отметим, что завод N23 в 1966 г. передал производство постов УНВ на Тушинский машиностроительный завод (бывший N82), где их выпуск продолжался до 1974 г. Пусковые установки производились на заводе в Юрге.

"В то время действовал следующий порядок, - вспоминал в книге "Грани "Алмаза" представитель военной приемки Борис Николаевич Перовский. - От каждых 50 ракет, изготовленных промышленностью и принятых военной приемкой, одна отстреливалась на полигоне. Если все было в порядке, вся партия ракет принималась. Если с пуском этой ракеты случалась какая-либо неприятность, пускали еще две ракеты из этой же партии. Если хоть с одной из этих двух ракет что-нибудь случалось, браковалась вся партия и назначалась комиссия для разбора.

Развертывание первых зенитных ракетных полков, оснащенных комплек-самиС-125, началось с 1961 г. в Московском округе ПВО. Наряду с этим, зенитные ракетные и технические дивизионы систем С-125 и С-75, а позднее и С-200 организационно сводились также в бригады ПВО, как правило, смешанного состава - включающие комплексы разного типа.

В дальнейшем, применительно к системе С-125 была доработана система автоматизированного управления АСУРК-1 системы С-75 и разработаны единые тренажерные средства.

В 1963 г. создание С-125 было отмечено Ленинской премией, лауреатами которой стали П.Д.Грушин, В.А. Едемский , В.Д. Селезнев, Ю.Н. Фигуровский и другие.

Комплекс С-125 - одноканальный по цели и двухканальный по ракете. Состав его аппаратуры позволял вести обстрел целей в условиях применения противником пассивных и активных помех. Комплекс предназначен для поражения самолетов стратегической, тактической и морской авиации, а также ракет воздушного базирования в широком диапазоне условий их боевого применения.

Как и в С-75, в комплексах семейства С-125 использовалось несколько видов сопровождения цели:

"ручное" по всем координатам;
"автоматическое по угловым координатам и ручное по дальности";
"автоматическое" (по всем координатам).
Самолеты-постановщики помех сопровождались только в "ручном" режиме по угловым координатам (с наведением по "центру" источника помехи) с установкой отметки дальности на дальней границе зоны поражения. Радиолокационное сопровождение ракеты велось по сигналу бортового радиоответчика только в автоматическом режиме по всем координатам.

Размещение аппаратуры комплекса в КУНГах, смонтированных на базе автомобильных прицепов и полуприцепов, на буксируемых колесных повозках позволяло разворачивать комплекс и вести боевую работу с практически любой позиции. Для боевой позиции дивизиона было достаточно относительно ровной площадки размерами 200 на 200 м с малыми углами закрытия.

При размещении комплекса ЗРК-125 на подготовленной позиции для средств станции наведения ракет СНР-125 (кабина УНК, ДЭС, РКУ, кабина связи, ПРМ) строилось полузаглубленное железобетонное сооружение с прикрытием дополнительным земляным покрытием. В сооружении предусматривались дополнительные помещения для командного пункта дивизиона, а также комната отдыха дежурной боевой смены и учебный класс, подготовленный к использованию в качестве убежища личного состава радиотехнической батареи. Помещения оборудовались фильтровентиляционной системой. Кроме того, для боевого расчета станции наведения ракет дополнительно имелся комплект изолирующих противогазов.

Пусковые установки на подготовленной позиции располагались в полукольцевых обваловках с выносом относительно антенного поста СНР в сторону сектора ответственности дивизиона. Маскировка ПУ выполнялась во многих вариантах с использованием маскировочных сетей, различавшихся способами их вывешивания и уборки.

Для хранения ракет строились подготовленные и оборудованные как убежище железобетонные сооружения N7 на 8-16 ракет, где предусматривалось место и для размещения личного состава стартовой батареи. На крыше сооружения обычно строился пункт визуального наблюдения (ПВН), где размещались зенитный пулемет ДШК с расчетом и аппаратура химического контроля. В особых условиях, например при отсутствии строительных материалов или необходимых площадок, допускалось открытое хранение в таре N1 боекомплекта ракет на позициях дивизионов.

Аппаратура кабины управления УНК монтировалась в оснащенном фильтровентиляционной установкой корпусе полуприцепа ОдАЗ-828. С целью обеспечения приемлемых условий ведения боевой работы и несения боевого дежурства на необорудованной позиции кабина оснащалась кондиционером и электроотопителями.

 
 
Транспортно-заряжающая машина ПР-14А
Основное назначение ЗРК С-125 - борьба с маловысотными целями - определило построение антенной системы и конфигурацию антенного поста. Для поиска целей использовалась антенна УВ-10. Сканированием узкого радиолокационного луча достигался обзор пространства в секторе 1-1,5 град. по азимуту и 10 град, по углу места. Посылка пачки зондирующих импульсов от передатчика и прием отраженных сигналов для обработки в приемнике высокочастотных сигналов производились одной антенной. Переключатель приема-передачи обеспечивал защиту приемного тракта и приемника от мощного сигнала передатчика на временном интервале его работы. Управлением из кабины УНК положением антенной системы по азимуту (вращение без ограничений) и по углу места (от -5 град, до +79 град.) обеспечивалась возможность поиска целей практически во всей верхней полусфере. При ведении автономных боевых действий предусматривались автоматические режимы поиска воздушных целей:

круговой обзор (КО) - поворот антенного поста на 360 град, по азимуту производился за 20 с;
малый секторный поиск (МСП) - просматривался сектор 5-7 град, по азимуту с изменением в ручном режиме положения антенн по углу места;
большой секторный поиск (БСП) - просматривался сектор 20 град, по азимуту с возможностью регулировки амплитуды изменения азимута до режима МСП.
При работе со средствами АСУ бригады (полка) ПВО производился только допоиск целей после отработки целеуказания по наведению антенного поста в расчетную точку нахождения воздушной (надводной) цели.

В зависимости от сложности помеховой обстановки обнаруженная цель бралась на сопровождение в автоматическом или ручном режиме. При захвате цели на сопровождение сканирование антенной УВ-10 прекращалось; механический сканер стопорился, и антенна использовалась только для определения дальности до цели (передатчиком формировались не пачки зондирующих сигналов, а непрерывный ряд импульсов). Производилось поочередное сканирование антеннами УВ-11 в двух наклонных плоскостях лучами 1 град, х 10 град., что позволяло производить захват стартовавших ракет, визировать цель и наводимые на нее ракеты. Цель удерживалась операторами ручного сопровождения или автоматически аппаратурным комплексом станции по центру пачки отраженных от нее сигналов.

Для передачи команд управления на борт ракеты использовалась антенна УВ- 12 с широким лучом.

Основанием антенного поста УНВ служила артиллерийская повозка КЗУ-16К, при развертывании на позиции выставляемая на домкраты. Общая высота антенного поста в боевом положении составляла около 6,5 м.

Для транспортировки антенн при смене позиции использовался придаваемый комплексу прицеп 2-ПН-6М. Демонтаж и укладка на прицеп сканеров и антенн УВ-10, УВ-10-2, УВ-12, блока антенн УВ-11 производились при повороте ферменной конструкции основания поста относительно горизонтальной оси при нескольких последовательных поворотах блока антенн по углу места. В зарубежных информационных источниках антенный пост получил обозначение Low Blow.

Комплект ЗИП для кабины УНК и поста УНВ располагался в передвижной ремонтной мастерской (ПРМ), выполненной в КУНГе на базе шасси автомобильного прицепа.

Перевозимая двухбалочная пусковая установка 5П71 (СМ-78А-1) с переменным углом старта оснащалась синхронно-следящим электроприводом для наведения по азимуту и углу места в заданном направлении. Расчетная масса размещаемых на пусковой установке ракет могла достигать 945 кг. При развертывании на стартовой позиции с допустимым уклоном площадки до 2 град, горизонтирование пусковой установки (ПУ) производилось с помощью винтовых домкратов.


Для заряжания пусковых установок и перевозки ракет 5В24 в ГСКБ была разработана транспортно-заряжающая машина ПР-14А (в дальнейшем модификации ПР-14АМ, ПР-14Б) с использованием шасси автомобиля ЗиЛ-157. Сопряжение по направляющим с пусковой установкой обеспечивалось размещением на грунте подъездных мостков, а также применением стопоров на транспортно-заряжающей машине (ТЗМ) и ПУ, фиксировавших положение ТЗМ. Нормативное время перевода ракеты с ТЗМ на ПУ - 45 с.

Ракета 5В24 (В-600П) твердотопливная, двухступенчатая.

Первая ступень ракеты представляла собой стартовый ускоритель с твердотопливным двигателем ПРД-36 (войсковое обозначение - 5С45), разработанным в КБ-2 завода N81 под руководством И.И. Картукова. ПРД-36 снаряжался 14 одноканальными цилиндрическими шашками пороха марки НМФ-3К диаметром 134 мм и длиной 1180 мм. Общая масса заряда двигателя, получившего индекс 5Б84, составляла 280-281 кг. Время работы двигателя первой ступени достигало 4 с. Двигатель комплектовался воспламенителем 5Б94. Сопло стартового двигателя оснащалось "грушей", позволявшей регулировать площадь критического сечения в зависимости от температуры окружающей среды. Заднее днище корпуса и сопло двигателя прикрывались хвостовым отсеком в форме усеченного обратного конуса.

 
Стартовый ускоритель 5С45 ЗУР 5В27 © В. Степанов
Каждая консоль стабилизатора прямоугольной формы закреплялась в шарнирном устройстве на переднем шпангоуте хвостового отсека. При наземной эксплуатации более длинная сторона стабилизатора прилегала к цилиндрической поверхности корпуса стартового двигателя.

При сходе с пусковой установки специальным ножом перерезалась стяжка, фиксирующая консоли стабилизатора. Под действием инерционных сил они проворачивались более чем на 90 град., прилегая короткой стороной к наружной поверхности выполненного в форме обратного конуса хвостового отсека стартовой ступени. Замедление консоли стабилизатора перед контактом с поверхностью хвостового отсека обеспечивалось применением тормозного поршневого устройства, а также сминаемого штифта, закрепленного на консоли стабилизатора. Крайнее заднее полетное расположение консолей обеспечивало высокую степень статической устойчивости отработавшего стартовика после отделения от маршевой ступени, что приводило к нежелательному расширению опасной зоны падения стартовой ступени. Поэтому на последующих вариантах ракеты были приняты меры по устранению этого недостатка.

Длина выполненной по аэродинамической схеме "утка" маршевой ступени ракеты составляла 3865 мм. Разработчики разделили корпус маршевой ступени ракеты на две зоны, разместив твердотопливный двигатель в хвостовой части и сосредоточив почти все оборудование в четырех передних отсеках ракеты.

В переднем коническом отсеке длиной 925 мм с диаметром основания 240 мм под радиопрозрачными элементами обтекателя располагался радиовзрыватель 5Е15 "Пролив". Далее в отсеке длиной 286 мм находились две рулевые машины, задействованные на отклонение аэродинамических рулей. Площадь каждой консоли руля составляла 0,053 м2. Необходимую эффективность работы аэродинамических рулей в широком диапазоне высот и скоростей полета обеспечивали пружинные механизмы.

 
Далее располагался отсек боевой части в форме усеченного конуса длиной 462 мм с диаметром торцевых стыковочных шпангоутов 265 и 309 мм. Осколочно-фугасная боевая часть 5Б15 содержала 32-33 кг взрывчатого вещества и при подрыве образовывала 3560-3570 осколков массой по 5,4 г. Перед боевой частью располагался предохранительно-исполнительный механизм 5Б72 (И-68) с тремя ступенями предохранения, обеспечивающий безопасность наземной эксплуатации ракеты и исключение несанкционированного подрыва боевой части.

За боевой частью находился отсек длиной 1125 мм с бортовой аппаратурой. В верхней части был установлен центральный распределитель, под ним - преобразователь 5П54 и бортовой источник питания - турбогенератор УР-80М. Привод рулевых машинок и турбогенератора осуществлялся сжатым воздухом, находившимся в шар-баллоне под давлением 300 атм. Далее размещались автопилот 5А22 (АПС-600), блок аппаратуры радиоуправления 5У42 (УР-20А) и рулевые машинки канала крепа. Управление по крену осуществлялось элеронами, расположенными на верхней правой и нижней левой консолях крыла.

Конструкция маршевого двигателя была традиционной для твердотопливной техники 1930-1940 гг. - с разъемным стальным корпусом диаметром 375 мм. Двигатель снаряжался вкладным зарядом 5Б83 массой 125 кг из нитроцеллюлозного состава НМ-4Ш, выполненным в виде моноблочной шашки с цилиндрическим каналом при наружном диаметре 340 мм. Сверху конического переходного отсека размещался коробчатый блок с устройством запуска двигателя маршевой ступени. Запуск маршевого двигателя производился воспламенителем 5Б93 по спаду перегрузки до заданного уровня в конце работы стартового двигателя.

К корпусу маршевой ступени крепились консоли крыла трапециевидной формы. Хорда у корня крыла составляла 1050 мм, у законцовки - 300 мм, размах - 1135 мм, площадь консоли - 0,256 м2. Элероны размещались только на двух консолях в одной из плоскостей.

Связь привода рулевых машин с элеронами осуществлялась посредством длинных жестких тяг, проложенных снаружи корпуса двигателя без прикрытия гаргротами - над левой нижней и над правой верхней консолями. Два короба бортовой кабельной сети проходили от переднего торца отсека боевой части до хвостового отсека маршевой ступени по левому и правому бортам ракеты. Кроме того, короткий короб проходил сверху над отсеком боевой части.

Время срабатывания самоликвидатора ракеты устанавливалось на 26 с после старта, по истечении которых ракета уводилась вверх с последующим подрывом боевой части. Режим самоликвидации ракеты вводился при промахе независимо от времени полета.

Длина В-600П составляла 6,09 м, стартовая масса - 912 кг. Диаметр корпуса маршевой ступени - 0,375 м, ускорителя - 0,55 м.
Придаваемые комплексу С-125 станции разведки и целеуказания П-12 (П-12НМ) "Десерт" и П-15 "Тропа" (Flate Faсe - по принятым в НАТО обозначениям) при установке антенн на автомобильном шасси комплектовались автономными дизельными электростанциями. Для увеличения дальности обнаружения целей на малых высотах станция П-15 оборудовалась дополнительной антенной на мачтовом устройстве "Унжа" (П-15 с размещением антенны на мачтовом устройстве за рубежом обозначалась как Sguat Eye).

В составе комплекса использовались наземные радиозапросчики "Кремний-2М" и "Пароль-1".

Обычно на боевых позициях аппаратные кабины и дизель-электростанции радиолокационных станций разведки размещались в бетонных инженерных сооружениях, обвалованных землей.

Кабина сопряжения и связи 5Ф20 (позднее использовались кабины 5Ф24, 5X56) позволяла осуществлять работу станции наведения ракет в режиме приема целеуказаний от АСУ. Дополнительно дивизиону могла придаваться аппаратура радиорелейной связи 5Я61 "Циклоида" (5Я62, 5Я6З).

Для тренировок операторов станций наведения ракет и разведки целей, а также офицеров наведения в войсках использовалась имитационная аппаратура "Аккорд", придаваемая комплексам С-75 и С-125 из расчета один комплект па четыре зенитных ракетных дивизиона. Аппаратура "Аккорд" размещалась в полуприцепе ОдАЗ-828.

В ходе серийного производства постоянно совершенствовалась аппаратура, повышалась культура производства, велся подбор материалов и отрабатывались технологии для обеспечения надежности комплектующих, а также печатного монтажа, широко примененного при изготовлении радиоэлектронной аппаратуры СНР.
Как уже отмечалось, в ходе испытаний комплекса С-125 выявился ряд недостатков радиовзрывателя 5Е15. Кроме того, зона поражения уже представлялась явно недостаточной для двухступенчатой ЗУР массой почти в тонну. Это было очевидно в сравнении с ракетой войскового 3М9 зенитного ракетного комплекса "Куб", начатой разработкой в 1958 г.

31 марта 1961 г., еще до принятия С-125 на вооружение, было принято Решение ВПК о проведении модернизации ракеты и аппаратурных средств СНР-125. Оно основывалось на предложениях ГКАТ и ГКОТ по созданию ракеты с увеличенными дальностью и верхней границей зоны поражения, при повышенной до 630 м/с средней скорости полета. Предлагалось основательно переделать пусковую установку, обеспечив размещение на ней четырех ракет. Согласно одной из версий, последняя задача была поставлена лично Д.Ф. Устиновым.

Постановлением 1961 г. наряду с принятием на вооружение ракеты В-600П была официально задана раз работка более совершенного образца, получившего обозначение В-601П (изделие 5В27), хотя соответствующее дополнение к эскизному проекту по ракете было выпущено ОКБ-2 еще в конце 1959 г. Параллельно совершенствовалась корабельная зенитная ракета В-601 (4К91). Отметим, что указанная ракета В-601 - вторая под этим наименованием, в конце 1950-х гг. применявшимся для "сухопутного" варианта В-600.

Поскольку в данном случае не ставилась задача создания принципиально новой зенитной ракетной системы, модернизация комплекса в целом была поручена конструкторскому коллективу завода N304 при сохранении общего руководства за КБ-1. Состав аппаратуры станции наведения ракет был расширен и доработан применительно к новой ракете В-601П. В модифицированный вариант комплекса ввели новую четырехбалочную пусковую установку 5П73, которая обеспечивала возможность боевого использования ракет В-600П и В-601П, а также проведение тренировок расчетов. Появились и модернизированные варианты транспортно-заряжающих машин ПР-14М, ПР-14МА, созданные на базе шасси автомобиля ЗиЛ-131.

Работа над новой ракетой В-601П (5В27) была официально начата по Постановлению СМ СССР N561-233 от 21 июня 1961 г. Основными направлениями работы стали разработка нового радиовзрывателя 5Е18 и маршевого двигателя на принципиально новом смесевом топливе. Высокий удельный импульс и повышенная плотность этого топлива при сохранении габаритов ракеты должны были увеличить энергетические характеристики двигателя и обеспечить расширение зоны поражения комплекса.

Постановлением от 29 июня 1962 г. N660-270 было задано увеличение максимальной высоты действия комплекса до 14 км, дальности - до 20 км, а плановый срок окончания испытаний усовершенствованной ракеты устанавливался на ноябрь 1963 г.

В ходе заводских испытаний В-601П, проводившихся с 15 августа по 28 декабря 1962 г., было выполнено 28 пусков, в том числе шестью ракетами в боевой комплектации, которыми было сбиты две мишени МиГ-17. В конце 1962 г. начались совместные испытания, ход которых несколько задержался из-за ненадежности маршевого двигателя при температурах от -20 до -25 град.С. При более низких температурах отмечались систематические разрушения двигателей на стенде (один из пяти при -30 град.С и пять из 17 при -40 град.С).

В результате, соответствующим Решением ВПК N27 от 30 января 1963 г. был определен срок возобновления совместных испытаний - март 1964 г. Одновременно на НИИ-125 возлагалась задача обеспечения надежности заряда двигателя. При необходимости требовалось обеспечить подогрев ракет при температурах ниже -20 град.С. В свою очередь, НИИ-6 поручалось подготовить предложения по повышению эффективности боевой части 5Б18.

Еще до завершения совместных летных испытаний в соответствии с Решением ВПК N2б0, принятым 13 декабря 1963 г., на заводе N32 началась подготовка к выпуску ракет В-601П. Однако и в 1964 г. при испытаниях еще наблюдались неудачные пуски ракет по причине отказов маршевого двигателя и боевой части.

Постановлением СМ СССР N479-199 от 29 мая 1964 г. ракета 5В27 (В-601П) была принята на вооружение. При этом устанавливалось, что при применении новой ракеты поражались цели со скоростями полета до 1500-2000 км/ч на дальности до 17 км в диапазоне высот 200-14000 м. При постановке пассивных помех заданной плотности максимальная высота поражения снижалась до 8000 м, дальность -до 13,2-13,6 км. Маловысотные (100-200 м) цели уничтожались на дальности до 10 км. Дальность поражения околозвуковых самолетов достигала 22 км.

Основными отличиями новой ракеты от ранее созданной В-600П был новый, более совершенный маршевый двигатель с вкладным зарядом из смесевого топлива 301-К массой 151 кг, взрыватель 5Е18, предохранительно-исполнительный механизм 5Б79 и боевая часть 5Б18 массой 72 кг, при подрыве которой обеспечивалось образование 4500 осколков массой по 4,72-4,79 г.

Внешне ракеты В-601П легко опознавались по двум аэродинамическим поверхностям, которые были установлены на переходном соединительном отсеке за верхней правой и нижней левой консолями в целях уменьшения дальности полета стартовика после его отделения. После разделения ступеней эти поверхности разворачивались, что приводило к интенсивному вращению и торможению ускорителя с разрушением всех или нескольких консолей стабилизатора и, в результате, к его беспорядочному падению на относительно малом удалении от пусковой установки.

Время работы стартового ускорителя составляло 2-4 с, маршевого двигателя - до 20 с. Для расширения зоны поражения ракета наводилась и на пассивном участке траектории, при этом время самоликвидации было увеличено до 49 с. Ракета могла маневрировать с перегрузками до 6 единиц. Допускалась эксплуатация ракеты в температурном диапазоне от - 40 град, до +50 град.

Одновременно с принятием на вооружение ракеты В-601П Правительством было задано проведение работ по расширению боевых возможностей комплекса, в частности по обеспечению стрельбы по целям, летящим со скоростями до 2500 км/ч, обеспечению поражения околозвуковых целей на высотах до 18 км, увеличению вероятности поражения целей и повышению защищенности от помех. Необходимые мероприятия были проведены достаточно быстро, но официально основные характеристики были откорректированы только спустя три года.

Для расширения боевых возможностей, повышения надежности и улучшения эксплуатационных свойств были созданы следующие модификации ракеты:

5В27Г - герметичная;
5В27ГП - герметичная, с приближенной до 2,7 км ближней границей зоны поражения;
5В27ГПС - герметичная, с приближенной ближней границей зоны поражения, с селектирующим блоком. Применение на ракете селектирующего блока уменьшило вероятность срабатывания радиовзрывателя по отраженным сигналам от местных предметов при стрельбе по низколетящим целям;
5В27ГПУ - ракета 5В27ГП с ускоренной предстартовой подготовкой, что достигалось за счет подачи повышенного напряжения на бортовую аппаратуру от наземного источника питания в режиме предстартового прогрева аппаратуры (соответствующую доработку прошла и аппаратура предстартовой подготовки в кабине УНК).
Для проведения тренировок по заряжанию и разряжанию пусковой установки, вождению ТЗМ с ракетами промышленностью выпускались габаритно-весовые макеты ракет, а для обучения личного состава - учебно-действующие и разрезные макеты ракет.

Ракеты В-601 всех модификаций выпускались кировским заводом N32. Предполагалось организовать производство ракет и на ленинградском заводе N272, но это предприятие было переключено на выпуск ракет для комплекса С-200. В работах по обеспечению серийного выпуска ракет принимали активное участие специалисты НИАТ и ВИАМ.

Перевозимая четырехбалочная пусковая установка 5П73 (СМ-106 в системе обозначений ЦКБ-34) была спроектирована под руководством главного конструктора Б.С. Коробова. Без газоотражателей и ходовой части она транспортировалась на автомобиле ЯАЗ-214. С целью предотвращения касания ракетой земли или местных предметов при "проседании" на начальном неуправляемом этапе полета при стрельбе по маловысотным целям устанавливался минимальный угол встреливания ракеты - 9 град. Для предотвращения эрозии грунта при пусках ракет вокруг ПУ настилалось специальное резинометаллическое многосекционное круговое покрытие.

Заряжание пусковой установки осуществлялось последовательно двумя ТЗМ, подходившими к правой или левой паре балок. Допускалось заряжание пусковой установки одновременно ракетами В-600П и В-601П ранних модификаций. Для сопряжения направляющих транспортно-заряжающей машины ПР-14М (ПР-14МА) и пусковой установки на грунте устанавливались подъездные мостки, фиксировавшие положение ТЗМ относительно левой или правой пары балок ПУ.

Пусковая установка выпускалась несколькими заводами, в том числе на заводе в Юрге (с 1977 г.). При размещении дивизиона на подготовленной позиции для обеспечения электропитания от промышленной сети использовалась передвижная трансформаторная подстанция (ТПС), смонтированная в кузове двухосного автомобильного прицепа.

Для обеспечения целеуказания при ведении боевых действий без АСУ ПВО дивизионам С-125 придавались радиолокационные станции разведки и целеуказания: метрового диапазона - типа П-12 (П-18), дециметрового диапазона - П-15.

Станции разведки и целеуказания П-12НМ (П-18) и П-15 комплектовались собственными автономными источниками электропитания АД-10-Т/230МАБ-8-О/230М и АБ-4-Т/230М. Для улучшения возможностей по обнаружению маловысотных целей СРЦ П-15 придавалась самоподъемное антенно-мачтовое устройство "Унжа" для подъема антенны на высоту до 50 м. Определение государственной принадлежности летательных аппаратов производилось придаваемыми дивизиону наземными радиолокационными запросчиками (НРЗ) "Пароль-3П" (75Е6) или "Пароль-4П" (1Л22).

Комплекс С-125М в целом был принят на вооружение 27 сентября 1970 г. Создание модернизированного варианта системы С-125М было отмечено Государственной премией, лауреатами которой стали В.М. Балдин, СА. Бычков, В.Е. Дубровин, Б.С.Коробов, Ю.И. Малетин, Г.И. Мейтин, Е.И.Никифоров, Б.Н.Перовский, В.М.Толоконников, О.И. Шкварников.
Транспортно-заряжающая машина ПР-14М украинских ПВО
В начале 1970-х гг. была проведена модернизация комплекса С-125М в части совершенствования радиоэлектронной аппаратуры, обеспечившая повышение помехозащищенности каналов визирования цели и управления ракетой. Введением аппаратуры телевизионно-оптического визирования (ТОВ) и сопровождения цели "Карат-2" (9Ш33А) была достигнута возможность в условиях визуального наблюдения цели вести ее сопровождение и обстрел без радиолокационного излучения в пространство. При этом передатчик целевого канала переключался на размещенный на антенном посту эквивалент антенны. Существенно облегчалась работа по самолетам-постановщикам помех в условиях визуального наблюдения. Однако оптический капал визирования цели терял эффективность в условиях плохой погоды и облачности, а также при засветке телевизионных экранов при наблюдении в сторону солнца или на импульсный источник света, ставящийся атакующим самолетом. Кроме того, телевизионно-оптическое визирование не обеспечивало информации о дальности до цели, что ограничивало возможности выбора методов наведения и существенно снижало эффективность стрельбы по скоростным целям.

Во второй половине 1970-х гг. в комплексах была введена аппаратура для увеличения эффективности использования по целям на предельно малых высотах и при стрельбе по наземным (надводным) радиолокационно видимым целям.

 
Зенитные управляемые ракеты В-601П на пусковой установке 5П73 с максимальным углом возвышения
Кроме того, была создана новая модификация ракеты 5В27Д с увеличенной скоростью полета, что позволило ввести режим обстрела целей "вдогон". Длина ракеты увеличилась, стартовая масса возросла до 980 кг при массе стартового ускорителя 407 кг. Для более тяжелых 5В27Д оказалось возможным заряжание только трех ракет на ПУ 5П73 при размещении на любых балках.
С начала 1980-х гг. на СНР-125 всех модификаций в ходе проведения доработок как средство противодействия противорадиолокационным ракетам устанавливалась аппаратура "Дублер" с одним - двумя выносными имитаторами радиолокационной части станции наведения ракет, расположенными па огневой позиции дивизиона в удалении от аппаратурной части комплекса и работающими при излучении в режиме "мерцание".

Экспортные варианты комплекса С-125 "Нева" получили обозначение "Печора" и поставлялись во многие страны, применялись в ряде вооруженных конфликтов и локальных войн. Комплекс в "тропическом" исполнении изготавливался с применением лакокрасочных покрытий, отпугивающих термитов.

ЭКПЛУАТАЦИЯ (БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ)

  Ракеты 5В24 во время боевых действий на Ближнем Востоке (Египет, 1973 г.) и сбитые ими израильские самолеты. Фотографии из "Юбилейного альбома МКБ "Факел".

 Пусковая установка СМ-78А египетского ЗРК С-125
Как известно, наиболее ярким периодом в истории ЗРК С-75 стали годы Вьетнамской войны, в ходе которой это оружие применялось достаточно интенсивно, что в значительной мере и определило характер и исход боевых действий. В середине 1960-х гг. комплексы С-125 еще считались крайне секретной техникой, чтобы рисковать возможностью ознакомления с ней не только вьетнамцев, но и специалистов другой, куда более просторной страны Дальнего Востока.

Звездный час С-125 пробил весной 1970 г., когда по решению советского руководства в процессе проведения операции "Кавказ" в Египет была направлена большая группа наших ракетчиков и летчиков. Они были призваны обеспечить ПВО этой страны в условиях усилившихся налетов израильской авиации, осуществлявшихся в ходе так называемой "войны на истощение" 1968-1970 гг. Боевые действия велись в основном в зоне Суэцкого канала, на западный берег которого израильтяне вышли по завершении победоносной для них "шестидневной" войны 1967 г.

При доставке вооружения из СССР в Египет использовалось около полутора десятков сухогрузов ("Роза Люксембург", "Дмитрий Полуян" и др.), перевозивших, по официальной версии, "сельскохозяйственную" технику,

Зенитные ракетные дивизионы комплексов С-125 с советским персоналом, объединенные в дивизию ПВО, были призваны усилить группировки египетской ПВО, оснащенной ЗРК С-75. Основным преимуществом советских ракетчиков, наряду с более высоким уровнем подготовки, стала новизна для израильтян, как и для поддерживающих их американцев, особенностей комплекса С-125, работавшего в несколько ином частотном диапазоне по сравнению с уже "засветившимся" у противника С-75. Поэтому на первых порах израильские самолеты не оснащались эффективными средствами радиоэлектронного противодействия С-125. Кроме того, используя равнинный характер местности, израильские летчики, как правило, действовали на предельно малых высотах, недоступных для эффективного применения С-75. Атакуя эти комплексы, они выполняли горку и пикировали в "воронку" непростреливаемой зоны над позицией ЗРК.

Отправка в Египет ограниченного советского воинского контингента способствовала реализации ряда мероприятий по повышению боевой устойчивости ЗРК. В частности, для самообороны позиций ЗРК каждому дивизиону придавались три-четыре зенитных самоходных установки ЗСУ-23-4 "Шилка" и отделение переносных зенитных ракетных комплексов "Стрела-2". В дальнейшем в Египте "Шилки" располагались в 200-300 м от позиции ЗРК, а позиции стрелков-зенитчиков со "Стрелой-2" выдвигались на удаление около 5-7 км в направлении вероятного подхода самолетов противника на малых высотах, так как в те годы это оружие могло поражать самолеты противника только вдогон. Непосредственно на огневой позиции выставлялся пост визуального наблюдения. Связь между всеми постами и командным пунктом дивизиона осуществлялась по проводным линиям. При боевом использовании комплекса С-125 в Египте для обороны от воздушного противника на малых дальностях также применялись пулеметы ДШК.

Целесообразность и даже необходимость этих мер обеспечения самообороны была очевидна уже на протяжении многих лет, но их внедрение в жизнь осуществилось только применительно к частям, направлявшимся в Египет. Кроме того, силами египетских строителей позиции ЗРК были заранее оборудованы защитными сооружениями для размещения кабин и агрегатов комплекса. Железобетонные сооружения, присыпанные слоем песка толщиной 4-5 м, обеспечивали надежную защиту от бомб калибра до 500 кг. Пусковые установки ракет прикрывались обваловкой. Предполагалось создать в местах базирования каждой группировки ряда запасных полевых и ложных позиций, а также обеспечить зенитное прикрытие как стационарных, так и запасных позиций вспомогательными средствами. Буксировка пусковых установок в условиях пустыни осуществлялась тягачами АТ-С, введенными в состав дивизионов.

Как водится, первой блин оказался комом, притом кровавым. Заступление на боевое дежурство в ночь с 14 на 15 марта 1970 г. советские ракетчики отметили боевой работой, сбив двухракетным залпом египетский Ил-28, вошедший в зону поражения ЗРК С-125 на высоте 200 м с неработающей аппаратурой государственного опознавания. При этом рядом с советскими офицерами находились и египетские военные, клятвенно заверившие наших ракетчиков в том, что их самолетов в зоне обстрела быть никак не может. Наши соотечественники отметили несколько странную реакцию "простодушных" египтян на этот инцидент, Поражение своего Ил-28 они восприняли чуть ли не с восторгом, многократно повторяя: "Лучше "Хока", лучше "Хока"!"

Похоже, что, стремясь продлить восторг египтян, три дня спустя расчет переносного ЗРК "Стрела-2", прикрывавшего позицию советского дивизиона С-125, обстрелял также и египетский Ан-24. К счастью, пассажирский самолет с одним неработающим двигателем дотянул до аэродрома и сел, хотя бравые стрелки-зенитчики отрапортовали о "бесславном конце израильского агрессора".

Тем не менее, через несколько недель дело дошло до стрельб по настоящему противнику. Вначале они прошли безрезультатно. Израильские летчики старались обходить зоны поражения ЗРК, размещенных на позициях с защитными сооружениями. Стрельбы по самолетам противника, находящимся на дальней границе зоны пуска, завершались тем, что израильский летчик успевал развернуться и уйти от ракеты.

Пришлось откорректировать тактику применения ЗРК. Комплексы выводили из оборудованных надежными укрытиями районов постоянной дислокации на позиции "засады", пуск ракет производился по целям на дальностях до 12-15 км. Совершенствуя боевое мастерство в условиях реальной угрозы со стороны противника, советские ракетчики довели время свертывания комплекса до 1 ч 20 мин вместо 2410 мин, заданных по нормативу.

В результате 30 июня 1970 г. дивизиону капитана В.П. Маляуки удалось сбить первый "Фантом", а спустя пять дней дивизион С.К. Завесницкого "завалил" и второй F-4E. Последовали и ответные удары израильтян. В ходе ожесточенного боя 18 июля в дивизионе В.М. Толоконникова погибло восемь советских военнослужащих, но и израильтяне не досчитались четырех "Фантомов". Еще три израильских самолета были сбиты дивизионом Н.М. Кутынцева 3 августа, а спустя несколько дней при посредничестве третьих стран было достигнуто соглашение о прекращении боевых действий в зоне Суэцкого канала.

Приведенные выше сведения о боевой работе советских ракетчиков основаны на воспоминаниях участников событий, опубликованных в изданных в 2001 г. сборниках "Тогда в Египте" и "Интернационалисты". По данным командира развернутой в Египте советской дивизии ПВО генерал-лейтенанта А.Г. Смирнова, результативность боевого применения ЗРК С-125 с июня по август 1970 г. характеризуется девятью сбитыми и тремя поврежденными самолетами противника, а по несколько эмоциональным оценкам других ветеранов с более развитым воображением - 21 победой.

Сами израильтяне подтвердили потерю всего пяти своих самолетов, сбитых комплексами С-12 5. По тем же израильским оценкам, еще шесть их самолетов было сбито арабскими ЗРК С-125 в ходе октябрьской войны 1973 г. Несколько раньше на счет С-125 американцы записали один из их "Фантомов", сбитых над Вьетнамом в 1972 г.
После 1973 г. комплексы С-125 применялись иракцами в 1980-1988 гг. в войне с Ираном, в 1991 г. - при отражении налетов авиации многонациональной коалиции. Использовались сирийцами против израильтян в ходе ливанского кризиса 1982 г., ливийцами для стрельбы по американским самолетам в 1986 г., югославами против американцев и их союзников в 1999 г., а также в ходе войны в Анголе.

По данным югославских военных, именно комплексом С-125 27 марта 1999 г. в небе над Югославией был сбит F-117А, фотографии фрагментов которого были опубликованы в средствах массовой информации.

ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ
-pvo.guns.ru
« Последнее редактирование: Декабря 14, 2019, 11:22:53 am от Rotor15 »
Записан

Kott

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1351
Re: С-125 Нева
« Ответ #1 : Января 23, 2007, 05:01:03 pm »

Небольшие изменения

На фото Зур 5в27д на пу 5п73_003.jpg изображена установка изэкспозиции ЦМВС в г.Москве. На ней установлены две ракеты 5В27 и две 5В24. Пока ее не перекрасили были видны индексы.
Фото Зур 5в27д на пу 5п73_004.jpg  - это ракета-мишень "Пищаль", а не 5В27Д.
Фото Аппаратная кабина унк-2м.jpg - это не УНК-М а кабина подвижной ремонтной базы (ПРБ) 48Ш6.
Насколько я знаю, РЛС "Кама-Н" штатно в состав зрдн С-125 не входила.
ТЗМ С-125 называлась ПР-14А на ЗиЛ-157 и ПР-14АМ на ЗиЛ-131 (были модификации ПР-14, ПР-14АБ).

Все изменения внесены.Спасибо за поправки!
« Последнее редактирование: Мая 02, 2009, 04:44:57 pm от Wisa »
Записан
С уважением, Александр.

Kott

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1351
Re: С-125 Нева
« Ответ #2 : Января 23, 2007, 05:30:55 pm »

Кабина УНК на шасси ОдАЗ-828.
Записан
С уважением, Александр.

jora

  • Новичок
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2
Re: С-125 Нева
« Ответ #3 : Февраля 03, 2007, 08:51:48 pm »

РЛС траекторных измерений "Кама-Н" не входит в состав зрдн С-125, а применяется только на полигонах. Если говорить про СРЦ, то дивизиону придавалась РЛС П-15 или П-12.

Спасибо,поправили!
« Последнее редактирование: Мая 02, 2009, 04:46:09 pm от Wisa »
Записан

gsv329

  • Новичок
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 6

Здравствуйте, высылаю Вам боевые пуски С-125 апрель 2006 г. полигон Келита (Туркменистан).
Подготовку стрельб выполняли специалисты "Укроборонсервис". Ели заинтересовались пишите.
« Последнее редактирование: Июня 18, 2007, 05:48:56 pm от Administrator »
Записан

Вадим Степанов

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2078
    • РОССИЙСКАЯ ВОЕННАЯ ТЕХНИКА

Здравствуйте, высылаю Вам боевые пуски С-125 апрель 2006 г. полигон Келита (Туркменистан). Подготовку стрельб выполняли специалисты "Укроборонсервис". Ели заинтересовались пишите.

Спасибо за фотографию! :)

Если у Вас есть возможность - выложите пожалуйста и другие фотографии, желательно с качеством получше (эта подпорчена сильным сжатием в JPEG формате) :(

Если есть желание и возможность - расскажите об этих учениях более подробно...
Записан

gsv329

  • Новичок
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 6

Стельба по мишени ЛА-6 со средоточением огня, левая ракета "КУБ", правая 5В27Д. Мишень уничтожена.
Заряжание ПУ 5П73 изделиями 5В27Д с ТЗМ ПР-14АМ. Расчет туркменский.
Стрельба системы "ГРАД" и ствольной артелерии по мишеням рядом с позицией С-125
Записан

gsv329

  • Новичок
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 6

Момент старта 5В27Д
Записан

snoos

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 159
  • фанат военной истории
    • РВСН в Беларуси

А сколько батарей было в огневом дивизионе С-125? Сколько ПУ было в каждой батарее?
Записан
восстанавливаю историю РВСН в Беларуси на http://rvsn-bvo.narod.ru

kluz

  • Молодой
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 73

А сколько батарей было в огневом дивизионе С-125? Сколько ПУ было в каждой батарее?
В зрдн С-125 две батареи - радиотехническая и стартовая, в последней - 4 ПУ
Записан

snoos

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 159
  • фанат военной истории
    • РВСН в Беларуси

а в заглубленном укрытии с тремя воротами стояли ТЗК? сами ПУ в стояли в обваловках?
Записан
восстанавливаю историю РВСН в Беларуси на http://rvsn-bvo.narod.ru

kluz

  • Молодой
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 73

ПУ обвалованы. Укрытие с воротами - КП дивизиона, там кабины и ДЭС
Записан

snoos

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 159
  • фанат военной истории
    • РВСН в Беларуси

to Kluz
не могли бы вы объяснить назначение сооружений  на заброшенных позициях дивизиона ПВО на С-125
главный бункер трое ворот, сзади небольшой вход:
http://scucin-avia.narod.ru/gurnofel/gurnofel1.htm
http://scucin-avia.narod.ru/gurnofel/gurnofel2.htm
http://scucin-avia.narod.ru/gurnofel/gurnofel3.htm

далее бункер, сквозной проход, слева несколько помещений, справа какой-то въезд для техники. что это - пункт боевого управления или просто бомбоубежище?
http://scucin-avia.narod.ru/gurnofel/gurnofel4.htm
http://scucin-avia.narod.ru/gurnofel/gurnofel5.htm
http://scucin-avia.narod.ru/gurnofel/gurnofel6.htm

далее какие-то боксы для техники, немного заглубленные
http://scucin-avia.narod.ru/gurnofel/gurnofel7.htm
http://scucin-avia.narod.ru/gurnofel/gurnofel8.htm

параллельно этим боксам ещё одно заглубленное сооружение: с одной стороны вход в одно помещение, с другой - какие-то помещения для техники, небольшие:
http://scucin-avia.narod.ru/gurnofel/gurnofel9.htm
http://scucin-avia.narod.ru/gurnofel/gurnofel11.htm
http://scucin-avia.narod.ru/gurnofel/gurnofel12.htm
http://scucin-avia.narod.ru/gurnofel/gurnofel13.htm
http://scucin-avia.narod.ru/gurnofel/gurnofel14.htm

что это за сооружения? как они грамотно называются?
Записан
восстанавливаю историю РВСН в Беларуси на http://rvsn-bvo.narod.ru

vict

  • Новичок
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1

В  описании   5В24-неточности.В  ней  стояла  ампульная   батарея  в  качестве первичного   источника  тока.  На  пр-14  имелся  блок  подогрева  амп.  бат.    ЗУР .    Сжатый  воздух   хранился  в  тор-балоне.расп.  вокруг  сопла   МД.  Критическое  сечение  сопла    регулировалось  и  в  марш.   двигателе.
Записан

gsv329

  • Новичок
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 6

В данное время поизводится модернизация ракет 5В27Д до уровня 5В27ДЕ. Какие-то изменения с порохами СД и блоком РВ. Имеется ли более подробная информация.
Записан

Koja

  • Молодой
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 83


В 1999. году 2 Ф-117 збиты 1 трудно поврежден.
Все ЗРК С-125.
Записан

Koja

  • Молодой
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 83

Tastatura ne hocet pisat po russkomu. Hm mne nado v remont.

Nu sejcas  mozno skazat shto 1999. krome 2+1 F-117 zbit i odin B-2 Spirit.

Posle povrezhdenjija on pal na teritorie Kroatie v Spacva Les.

Posle 1999, proizvodstvo F-117 okoncheno. Saudi Arabia i Grejt Britan otkazali pokupit ih.

250. raketnaja brigada stala Gerojem Serbiji.

V sledujushcoj vojni nadajus pokupat S-300, Orion-Vega, Gama-D, 76N6, Nebo -svu.....

Grrrrrrrrrrrrr....
Записан

halmiso

  • Редактор
  • Участник
  • ******
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 205

Есть несколько вариантов относительно сбития Ф-117: от Миг-29, 2К12 КУБ до С-125.
Самая вероятная - 3. зрдн С-125, командир полковник Золтан Дани, он есть теперь пекаром
Заходи на форум и читай, есть там и видео:
http://www.mycity-military.com/Avijacija-i-PVO/Covek-koji-je-oborio-F-117-postao-pekar.html

На дверях УНК они покрасили: Ф-117, Б-2, Ф-16

Koja ты откуда???


« Последнее редактирование: Мая 02, 2009, 05:09:15 pm от Wisa »
Записан

Koja

  • Молодой
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 83

Мне не возможно писат каждују (пример ју) русску букву чорт вјазми ету (пример 2 оборотноје е) потому что нечто не работајет на етом Логитехе. Но фонетскиј надајус ви мне будете панимали.

Ја из Сербији.
Можно будет неожидано но могу вам сказат что Золтан Дани
командант 3. дивизиона 250 ЗРбригаде нет Серб он Венгр.
Но он ест самиј хорошиј офицер ПВО нашеј стране.
Его судба пример, к сожаленију.
И ја сам (не бил таким геројем и такова знатенија никогда ни блиско как он, ја обичен солдат но инженер војеного машиностројенија, но имел активности и рањше в војне 91-95 ) попал в немилост  государства. В времја Милошевича бил длја их антикомунистом и так сказат белогардејцом. За новују демократическују (читај демонократскују)
власт ја националист, русофил, клерикалец и так далше. Каждиј вид специаљного рата Амеиканци над нами спровождает, сејчас особено.
Многије такаја судба.
Пропаганда против Росији бољшаја. Всјуда американци и их слуги. Многије от их нет Сербиј но
ест на разнијех политичеких и государствених позицији.
Армија уничтожена сосвјем.
В етом году Клинтонка будет начала војну длја истребленија Сербов в Босне и Герцеговине.
И на Ксово и Метохије можно будет војна.
Ми будем војеват. Но ситуација в обшем плоха.

Увидел Данија 26.03. на дестлетије от уничтоженија Ф-117.
Ничто не било уничтожено са  МиГ-29.
У нас их било толко 12 в работе. Но и из них нескољко били не в бојевој готовке. На пример РЛС не работал на каждому.
Но они отвлечали бољшие вражескије сили на себја. 7 уничтожени в воздушних бојах. 3 летчика погибли.
У нас бил варијант КУБ старшиј. Возможно дејство тољко до 6-7 тисјачи метров.
Противник летал на бољших висинах. Помехи длја КУБ-ов били очен силни. У нас не било
Поле-е, Основа, Бајкал. Волхов не дејствовал ни один раз. невозможно. Миг'21, тоже.

АСУ радиотехническој разветки била англискаја АН'84 а РЛС били П'14, Кабина 66, Маркони С.600 и АН-ТПС 70 и 63 не знају точно, можно проверит. Но све ето било ничто. Стационаније РЛС ето толко цељ длја врага. АСУ ничто не работал что би била помоч длја дејствија по врагами. Стационарније РЛС бистро уничтожене.

Толко старши П-18 били хороши. Диапазон долгих волн самиј хорошиј против ВВС США.
И он дествовал тољко са модифакције ефективно.


Но не много значитељно што будет с нами. Мој старшиј син будет стал офицером, можно если будет подобен дла етого государства.Его и моја судба извесна. Но его брат, по мојему мненију будет ујездит в Росију.
Самоје главноје што все ето Американци работајут потому што они иду на војну против Росије.
Буду начали в Украјне.

Дани сосвјем убежден да один Б-2 уништожен 99. кромје 3 Ф'117 и нескољко Ф16.
И один А-10 уништожен. Знају что и некториј самалјот потерјали Французи и летчики погибли,
сказал Ширак но ми сами не знајем когда и где его уничтожили. Можно и 1 2 Торнадо уничтожени но ето не знајем.

В обшчем успјехи нашеј ПВО плохи но они максималниј длја етих условијах и противника
НАТО скоро в целосте. 

Не знају если С'300 можно дејствоват са навожденијем на трех точки. Длја етоо не нужно имет далност до цели. Можно дејсвоват в пасивном режиме. Длја 96Е2 ракети можно наведеније са трех точек будет нужно в условијах силних помех.

Дани не стрелал далјше от 13'14 км АНР'125 очен плохо на болших далностеј ХАРМ как москити летајут.

Он сказал нам Спасибо вашим родителјах што его денги нам купили Неву и нам било  возможно уничтожит враги с ее. Професионалец.
Если у нас нормалјно он би бил генералом и командант ВВС и ПВО но он хлеб делјает.

Что сказат. Когда ја сознал что Сербија оружије продала Грузије. Чувствовал как говно.
Если икогда будет мне можно, все их буду пострелјал.
Но какоје времја буду они менја и такије как ја.

Враги в Романије, Булгарије в Констанце, Варне в Украјне. Они идут на вас.
Работајте длја етој војни. Уничтожите их. Нуклеарками если надо.
Не жалите их они не буду жалит за вами.
Нас ета демократскаја Европа в 20-том веке убилја 2,5 милонов. Вас 38. Не забите, будет опјат если их некто не уништожит. Чудскоје озјеро, Куликово, Полтава, Бородино, Сталинград нужно новоје имје в етот низ. Не думајте никогда о маленкој Сербији, спасајте Росију. Если Росија живит, ето значит да и наша цивилизација живит.
Записан

W Владимир W

  • Редактор
  • Участник
  • ******
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 247

Можно только восхищаться героизмом наших братьев славян, когда они практически металоломом достойно противостояли НАТО и их передовым технологиям,главное воля к победе,,,, :-*
Записан
Если русский человек решил ничего не делать, то его уже не остановить,,,

Koja

  • Молодой
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 83

Спасибо.

После 1999. надајус что США понимала что СТЕЛТС в пенсију уездил.

Но кому можно сказат о АСУРК-1 и ВЕКТОР АСУ ЗРК.

Если они могли обединит команду над смешаним подразделијенијами С-75 и С-125

Где можно наити силки дља их.

Можно и на англиском если нужно.

В Полљше нечто работали са АСУ в етот групи АСУ.
Записан

PXL

  • Редактор
  • Ветеран
  • ******
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1485

Двухбалочная перевозимая ПУ 5П71 (СМ-78А-1).

Серийные ПУ (5П73 - точно) выпускались на Пермском машиностроительном заводе им. В.И.Ленина (завод № 172, ныне АО "Мотовилихинские заводы").
« Последнее редактирование: Апреля 07, 2009, 10:42:15 am от PXL »
Записан
С уважением,
дикий житель глухих мест.

PXL

  • Редактор
  • Ветеран
  • ******
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1485

Спасибо.
После 1999. надајус что США понимала что СТЕЛТС в пенсију уездил...

А были случаи уничтожения крылатых ракет "Томагавк"?
Записан
С уважением,
дикий житель глухих мест.

Koja

  • Молодой
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 83

На одној стате стоит што концем 90-тих тољко росикаја и армија Пољше имели
АСУ РЛИ которие обеспечивали ЗРК.
У нас била токово АСУ АС-84 англискиј котриј вел оброботку сигналов.
Теоретическиј ЗРК би тољко в секундами вкључили свои РЛС и ичли на огоњ.
Как на пример когда Бајкал над С-125.
Ну, РЛС котрије били источники информацији дља АС-84 били бољшие стационарније РЛС.
П-14, С-600 Маркони, Кабина -66 и АН/ТПС-70 и 58 (не знају точно) Вестингхаус. Такоје бољшоје
нескоростене в развертивнију и свертиванију РЛС бистро или уничтожене или не дејствовал.
Уничтоженије их очењ часто зделали АЛКМ двух типов. 1. АГМ-109 Томахоук 2. АГМ-86 АЛЦМ-Б
в первим минутами војне.
Номер 2 ето нуклеарке в прошедшему но поставили на их класическују БЧ. Она боле грозна у ее около трех раз тјажелија БЧ чем у Томахавка. Но количество их в војне бил мењшеје.
На концу толко устаршие Гирафи били источники дља АС-84. Но они бистри.

Так случилос што ЗРК било нужно вкључит сопственије РЛС как П-15 дља малих висот. Они бистро стали жертвами СЕАД тимов и ХАРМ-ов и АЛАРМ-ов. Кроме етого П-18 коториј стал основном РЛС бил очењ под широкошумними помехами. Дља РЛС западного производства помехи били са ответами. Резлтат-АСУ бил од маљенкој или никакој помошћи дља ЗРК.

Из за етого очен тјажолије било открит нсковисотније цељах как били Томахоук другаја АЛКМ но и другије ракети бољшој даљностеј как АГМ-84 СЛАМ, АГМ-142 и оригиналниј Попај, АГМ-154

Но как Гирафе работале и давале информавцију на АСУ и уз их били 40мм Бофорс по етими цељами дејствовали со свем што у  нас било. Хиспано 20мм, Прага 30мм, Бофорс 40мм, ЗСУ-57 57мм и конечно со Стрела-2М и Шило (Игла). И можно сказат что јест ли информација бистра и такије системи у котрих нет ВМ хорошо дејствујут по нисковисотним целами баражом или в догон (Игли и Стрели).

Около 100 таких уничтожено, вместе са нисковисотними беспилотними разведчиками.
Всех типов.

Одном ја лично увидел когда обичниј дивизион Хиспано 3 20мм имел направљеније цеља и дејствовал у плотун. За одну секунду 2 ракети уничтожене. Тоже вгалдивал уничтоженија са ЗРК малој даљностеј Стрела, Игла, Стрела-1, Стрела-10. Но скоре свегда когда информација о цеље бистро принимали. П-18 бил стоическим геројем.
АСУ РЛИ ест примарниј дља дејствија.

Росискије бољшије РЛС, котрије не имејут маленкоје времја развертиванија и свертиванјија
тоже буду уничтожене. П-37 модернизованиј или нет, ето плоха РЛС, Десна_М плохо, Небо-Уе плохо
небо-св хорошо, Гама -Д хорошо, Противник хорошо
Лира 96 и Небо СВУ и 64Н6 (ест ли имено у его) Отличније.Можно и Восток белих руских брат.
2 Д ето хорошо за ЗУ. Висота не играјет тогда, на азимут иногда будем стрељат. там в Белорусије
нужно изработат одну ПВР метрова диапазона, но бистру у развертиванију как и Восток. Ну  помогните им направит от Востока 3 Д так ПВР не надо но НЕ ПОТЕРЈАТ времја развертиванјија. Убеги и удари врага одном,убеги и удари одном, убјеги  и удари одном. Не будет Восток за металлом вами војни идут бистро и белими и малими (если Украинци конечно понимали что они Руси или нет) и великими Русиким. И нам Сербов (пико-руси) тоже.
Где Обама. Где . В Турецкој. Там они добриј думајут как помогнут Росије. Да и акуле идут у охоту на
медведи в Верхојанске. Скаски за дети маленкије. Војна блиско. Бољшаја.



 

Записан

halmiso

  • Редактор
  • Участник
  • ******
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 205
Записан
Страницы: [1] 2   Вверх