ПЕРСОНАЛИИ > Военачальники

Баграмян Иван Христофорович - Маршал Советского Союза

(1/2) > >>

Melnikov:
Баграмян Иван Христофорович

Родился 20 ноября (2 декабря) 1897 года в городе Елисаветполь (Кировобад) в семье рабочего-железнодорожника. Армянин. Член КПСС с 1941 года. В 1915 году окончил железнодорожное техническое училище в Тбилиси.
В сентябре того же года призван в царскую армию. Служил в запасном пехотном батальоне. С декабря 1915 по июль 1916 года служил во 2-м пограничном пехотном полку. Затем до января 1917 года служил в Кавказском запасном кавалерийском полку. После окончания в августе 1917 года школы прапорщиков в Тбилиси стал младшим офицером в 3-м армянском пехотном полку. С декабря 1917 года командовал эскадроном в 1-м армянском конном полку.
В Красной Армии с декабря 1920 года. Был командиром эскадрона. С февраля 1921 года пом. командира полка по хозяйственной части. В марте-сентябре 1921 года был секретарём Военного представительства Армянской ССР в Грузии. Затем вновь помощник командира полка по хозяйственной части, командир эскадрона, заведующий разведкой полка. С декабря 1923 года командовал 1-м кавалерийским полком Кавказской армии.
В мае 1931 года поступил в Военную академию им. М.В.Фрунзе. После академии назначен начальником штаба 5-й кавалерийской дивизии (Киевский ВО). 29 ноября 1935 года присвоено воинское звание "полковник". В октябре 1936 года поступил в Военную академию Генерального штаба. После окончания академии в октябре 1938 года остался в ней на преподавательской работе. В сентябре 1940 года назначен начальником оперативного отдела штаба Киевского ОВО.
Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 года. Был зам. начальника штаба и начальником оперативного отдела штаба Юго-Западного фронта. В августе присвоено звание "генерал-майор". С декабря 1941 года - начальник оперативной группы Юго-Западного направления, генерал-лейтенант. С марта по июнь 1942 года - начальник штаба Юго-Западного фронта. В апреле 1942 года во время вывода войск фронта из окружения лично на самолёте доставил боевой приказ командования фронтом, затем в сложных условиях много сделал для успешного отвода войск из-под удара противника.
В июне 1942 года назначен командующим 16-й армией Западного фронта (в мае 1943 года преобразована в 11-ю гвардейскую). Армия под его командование отличилась в Орловской наступательной операции. 27 августа 1943 года Баграмяну присвоено звание "генерал-полковник".
В ноябре 1943 года назначен командующим 1-м Прибалтийским фронтом. 17 ноября присвоено звание "генерал армии". За выдающиеся результаты, достигнутые войсками фронта в Белорусской операции и личное мужество 29 июля 1944 года И.Х.Баграмяну присвоено звание Героя Советского Союза. С февраля 1945 года командовал Земландской группой войск. С апреля 1945 - командующий 3-м Белорусским фронтом.
После войны командовал войсками Прибалтийского ВО. С мая 1954 по май 1955 - главгый инспектор Министерства обороны СССР. 11 марта 1955 года присвоено звание "Маршал Советского Союза". С мая 1955 по июнь 1956 года - заместитель министра обороны СССР. Затем был начальником Высшей военной академии им К.Е.Ворошилова. В июне 1958 года назначен заместителем министра обороны - начальником Тыла Вооружённых Сил СССР. С апреля 1968 года - в Генеральной инспекции МО СССР. 1 декабря 1977 года за заслуги перед Вооружёнными Силами СССР и в связи с 80-летием награждён второй медалью "Золотая Звезда".
Избирался депутатом Верховного Совета СССР 2-10 созывов. кандидат в члены ЦК КПСС с 1952 года, член ЦК КПСС с 1961 года. Награждён 7 орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, 3 орденами Красного Знамени, 2 орденами Суворова 1 ст., орденом Кутузова 1 ст., орденом "За службу Родине в Сооружённых Силах СССР" 3 ст., 16 медалями, Почётным оружием с золотым изображением Государственного герба СССР, 17 иностранными орденами и медалями. Умер 21 сентября 1982 года. Похоронен на Красной площади в Москве. Бронзовый бюст установлен в Кировобаде. В селе Чардахлы Шамхорского района Азербайджана создан музей Баграмяна. Его имя носил совхоз в Эчмиадзинсклм районе Армянской ССР.

Сочинения

1. Великого народа сыновья. - М.: Воениздат, 1984.
2. Так начиналась война. - Изд. 2-е, испр. - М.: Воениздат, 1977.

Источники информации

1. Герои огненных лет. - Кн. 7. - М.: "Московский рабочий", 1984. - С. 43-54.
2. Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь. - Т. 1. - М.: Воениздат, 1987. - С. 102.
3. Казарьян А.В. Война, люди, судьбы. - Кн. 1. - Ереван, 1975. - С. 9-19.
4. Маршалы Советского Союза. Личные дела рассказывают. - М.: Любимая книга, 1996. - С. 11-12.
5. Мержанов М.И. Солдат, генерал. маршал. - М., 1974.

Melnikov:
Парадный портрет

Andranik:
Принимал активное участие в Сардарапатском сражении против османской турции,в результате которой наступление османов было остановлено и началось их хаотичное отступление.

poster:
пишет он хорошо, неужели сам?
любопытная складывается картинка предвоенная: преподаватель академии гш, полковник, ищет места в войсках. обращается к однокашнику по кавкурсам, ставшему командующим округом. тот предлагает ему должность начальника оперативного отдела штаба армии. вроде не в уровень, а? при представлении в сентябре, жуков оставляет баграмяна в киеве при себе, дает ему группу офицеров штаба округа. он должен написать доклад командующего округом на тему "характер современной наступательной операции" для  выстпупления на знаменитых командно-штабных сборах высшего комсостава рккка 40/41гг. в ноябре, когда доклад, очевидно одобрен в москве, баграмян получает повышение - становится начальником оперативного отдела штаба округа. в январе, после удачного выступления, командующий округом становится начальником генштаба. приезжает в киев и в свою очередь организует пятидневные сборы для начсостава округа. рассказывает о теории глубокой операции, значимости оперативной и тактической внезапности. необходимости обеспечения превосходства в силах не только на направлении главного удара, но и по всей полосе обороны.
содержание обсуждавшихся планов баграмян не раскрывает, вежливо но твердо указав читателю, что ему, читателю, знакомство с ними будет, пожалуй, слишком утомительно. а теперь и планов тех уж нет наверно. летом 41 не пригодились, так видно и пожгли. или, все-таки, лежат где-нибудь, по-спудом.

Актинометр:
    Да конечно всё это неестественно и вызывает сомнение. Хорошие личные человеческие и командирские качества Ивана Христофоровича никто и не собирается оспаривать, но то, что он применил некие запасные "демультипликаторы" в вопросах решения своей предвоенной карьеры - это, я думаю, факт бесспорный. Где-то приходилось слышать или читать о том, что на его "застревание" на преподавательской работе и замедление солидного командирского роста повлияли не объективные причины, как он это излагает, а вполне субьективные. 
    Объективной причиной конечно мог послужить и сам факт зачисления Баграмяна слушателем ВА ГШ РККА перед войной. Для малость диковатых краскомов той поры - термин "Академия Генштаба" служил чем то воспретительным, оскорбительным, аналогичным старому термину типа "Российского генерального штаба полковник". То, что считалось высшей честью и пределом мечтаний для офицера в кадровой царской армии - было неприемлемо новому поколению командиров, воспитанных на партизанских традициях. Именно эти традиции и пришлось потом с корнем выкорчёвывать товарищу Сталину, чтобы подготовиться к войне с таким противником как Германия. 
И потому в академию ГШ упирались идти всеми фибрами души. Об этом хорошо описано у Штеменко, которого тоже "забрили" туда. Единственным, кто рискнул воспротивиться этому официально - был тогда молодой полковник Гречко. Он написал отказной рапорт наркому обороны. Его выдрали, но отпустили назад в войска. Его дальнейшую судьбу и карьеру мы знаем. Но такие как Баграмян, конечно противиться решениям старших не рискнули бы. Да ему и невыгодно это было. Однако, как известно, и выходцы из Генштаба стали известными полководцами или начальниками ГШ: Штеменко, Василевский, Ватутин, Антонов и  многие другие. Их в свое время и оставили служить в генштабе. А Баграмяна - нет. Нашли ему место преподавателя в академии. Вроде бы солидно, но согласитесь - странно. Молодоват он был в те годы для преподавания в академии ГШ. Но вот тут-то, в отношении именно Баграмяна и выплывают некие "субьективности".
     Он сам вспоминает в мемуарах, что обратился в Жукову перед войной именно потому, что они с Жуковым учились в свое время на кавалерийских курсах. И это так. Но дело в том, что уж если общевойсковая академия им.Фрунзе в те времена была по сути дела элитным ликбезом, где партизанских краскомов учили не то что стратегии и тактике, а элементарной грамоте, то что уж говорить об уровне кавалерийских курсов.  Однако Жукову хорошее военное образование было ни к чему, так как он всё время был в командирах, где можно было "брать горлом". А штабную работу, судя по характеристике Рокоссовского, органически не переваривал.
     Баграмян иное дело. Как настоящий армянин, он сумел своим тактом и осторожностью расположить к себе начальников и без особого военного образования быть зачисленным в ВА ГШ. А может быть от него просто избавились, направив в слушатели академии. В те времена часто так делали. И вот там-то он понял, что это предел его возможностей. Что если бы его и оствили в ГШ, то на большее, чем старший офицер в каком нибудь отделе ГШ он расчитывать не может. Да и в академии тоже. Вечный преподаватель.
     И тогда захотелось ему уйти в войска, чтобы там поиметь что нибудь более солидное. Тем более, что наступательная война была уже не за горами и можно было поиметь на этом лавры. Но кто же его пустит туда, а точнее -кто же его возьмет к себе? Однако протекция Жукова - это уже уровень. Хотя именно к себе в окружной аппарат Жуков его не подпустил, а просьба наверное и была именно об этом. Причина решения Жукова, я думаю, и кроется в понимании самим Жуковым всех сложностей в восприятии Баграмяна, как специалиста, опытными, грамотными штабистами штаба округа.
     Вот поэтому в мемуарах он и описывает как холодно воспринимали его на первых порах в штабе армии. Ситуация знакомая: приходит к Вам новый подчиненный, но Вы-то знаете, что "парень это непростой". Какое ещё у Вас к нему будет отношение? В лучшем случае - настороженное. Хотя конечно , Баграмян-то к тому времени, после своего преподавания в академии, был уже далеко не тем, по уровню и культуре, молодым краскомом, который учился с Жуковым на кавкурсах.
     Ну а всё остальное: должностной рост, бутафория в написании докладов, воспоминания в мемуарах о довоенных планах прикрытия, без раскрытия их подробностей и т.п - это уже следствие первоначальных житейских и служебных перипетий Ивана Христофоровича.
     Национальную же составляющую во всех этих делах я опускаю, чтобы не нарушать правила форума. Но она очень даже немаловажна. Особенно на начальном этапе карьеры Баграмяна. Кланы в нашей стране ещё никто не отменял.   

Навигация

[0] Главная страница сообщений

[#] Следующая страница

Перейти к полной версии