Russian Arms Forum

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Новости:

Страницы: [1]   Вниз

Автор Тема: Проект 1164 «Атлант» - ракетный крейсер  (Прочитано 6809 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

ura-k

  • Редактор
  • Участник
  • ******
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 138

Для того, чтойы понять первопричины зигзагов и перекосов в развитии отечественного кораблестроения, которыми изобилует подлинная история создания большинства боевых кораблей ВМФ СССР, совершенно необходимо "начинать издалека". История ракетного крейсера «Атлант» — как раз такой пример. Поэтому прежде чем Вы прочитаете "конкретику " о пр. 1164. придется, "скрепя сердце", потратить время на историко-технический экскурс. По нашему мнению, Вам предстоит интересное чтение.
Прежде чем продолжить тему эволюции отечественных ракетных крейсеров, начатую историей появления PKР пр.58 ("Тайфун" 1996, №1), разберемся в эволюции самого термина ''ракетный крейсер". Это необходимо хотя бы потому, что понятие "крейсер" в отечественном флоте последние десятилетия подверглось инфляции. Отличительный признак "ракетный", казалось бы. давно стал атавизмом, поскольку боевые корабли всех основных классов обязательно оснащаются ракетным оружием различного назначения.
Кроме того, как увидим дальше, есть все основания предполагать, что ракетные крейсеры пр. 1164 являются последними представителями этого чисто "национального" класса кораблей, поставившими последнюю точку в недолгой биографии всего трех так и не проверенных боем поколений. Поэтому, повторимся, предыстории их появления здесь будет вполне уместной.
В ведущих военно-морских странах мира всегда существовали "любимые" классы пли типы боевых кораблей, составлявших предмет особой национальной гордости и являвшихся символом или как бы "фирменной маркой" морской мощи страны. По мнению автора (хотя взгляды и вкусы бывают разные), в Великобритании это был бы ЛИНЕЙНЫЙ КРЕЙСЕР (например, «Hood») в США — один из их великолепных АВИАНОСЦЕВ —героев 2-й мировой войны (например, «Enterprise»), в Японии — супер-ЛИНКОР («Yamato»), в Германии — ПОДВОДНАЯ ЛОДКА (серии VIIC), во Франции — ЛИДЕР («Fantasque»). Военно-морской флот СССР, а точнее — его руководство и руководство страны питало особую (иногда трудно объяснимую) любовь к термину КРЕЙСЕР. Именно к термину, а не к его содержанию, поскольку таковое ему (руководству) представлялось не всегда конкретным и понятным (наверное, в силу особенностей образования).
В.И.Ленин весьма своеобразно относился к отечественному флоту, вполне вероятно считая его дорогостоящим амбициозным аксессуаром ''проклятого империализма". Во всяком случае, в пользу этого нестандартного предположения говорят и его указания о потоплении Черноморской эскадры, и физическое истребление сначала флотского офицерского корпуса, а затем, после.Кронштадтского "мятежа" — "красы и гордости революции", балтийских матросов. Так или иначе, в письме И.В.Сталину и Э.М.Склянскому .(зампреду РВСР)'ПО поводу программы судостроения Ильич — как всегда: гениально и просто — формулирует нашу тогдашнюю военно-морскую доктрину: "... Хоти наш флот... и является не флотом, а флотишком, но ив таком виде он для нас непомерная роскошь..., флот нам ненужен''. [В.И. Ленин. ПСС. Т.45, С.312]. Тем не менее, даже в этом небольшом документе находится место только одному конкретному кораблю — КРЕЙСЕРУ «Адмирал Нахимов». Ленин согласен его достроить, но... чтобы кому-нибудь продать (не важно кому, но поскорее сбыть с рук). Надо сказать, что практическая военно-морская деятельность ''величайшего гения" (хотя ''гений и злодейство несовместимы" — А.С.Пушкин) нашей эпохи ознаменовалась именно продажей значительной части флота, составлявшего некогда славу и гордость Родины.
История действительно учит тому, что она ничему не учит, В наши смутные дни под фанфары и заклинания о том, что "Россия была, есть (?) и будет (?) великой морской державой" высокопоставленные мерзавцы целыми соединениями и эскадрами выводят из состава, продают или губят остатки второго, если не первого в недавнем прошлом флота в мире, в создании которого, отказывая себе в мясе, масле, молоке, а порой и в хлебе, участвовала от мала до велика вся трехссотмиллионная страна.
Как ни парадоксально, но именно не проданный, к счастью, кpeйсер «Адмирал Нахимов» («Червона Украина») стал первым кораблем, с которого началось очное знакомство с флотом товарища Сталина. Не беремся судить, что именно этот первый поход на боевом корабле навсегда завоевал пристрастие вождя именно к крейсерам, но известно, что впоследствии Сталин до последних дней всегда отдавал им приоритет №1. Чего, например, стоит навязчивая идея "крецсеров-бандитов": сначала типа «Кронштадт» (пр.69), а затем, не взирая на уроки второй мировой войны — типа «Сталинград» (пр.82). Весьма характерно и то, что самыми крупнымн серийно осиленными советской судостроительной промышленностью сталинского времени кораблями стали легкие крейсеры пр.26, 26бис. 68К и 68бис.
"Наш Никита Сергеевич"*, пережив весьма бурную смену взглядов на роль и место крупных надводных кораблей — от ненависти до любви, в конце своего великого десятилетия, наконец, "положил глаз" на РКР пр.58.
* — Так назывался ныне, понятно, забытый пропагандистский фильм, выпущенный на экраны страны в 1964 г. — прим. авт.
"Лично товарищ Леонид Ильич Брежнев" интересовался вещами куда более земными, чем какие-то там крейсеры. За это, без тени сарказма, ему следует сказать большое спасибо, ибо предметное вмешательство очередного "императора от сохи" в дела флота, как правило, не сулило ему ничего хорошего. Это вскоре и подтвердилось.
Во время "перестройки и ускорения", исполняя и развивая указания нового реформатора (этот-то был буквально от сохи, точнее — от трактора), московские чиновники в погонах выкатили неизвестно кем рожденный циркуляр: "Крейсеров больше не проектировать и в программах вооружения не предусматривать". Вот так — "коротко и ясно" — хорошо хоть не заставили, как раньше, военные научно-исследовательские учреждения (НИУ) научно обосновать "правильность" такого решения. Конечно, автор далек от того, чтобы связать этот факт с пребыванием М.С. Горбачева на борту крейсера «Слава» на Мальте, но то, что очередной руководитель страны во время исключительно редкого пребывания на кораблях флота оказался именно на крейсере, кажется весьма знаменательным, особенно в свете проводившегося известного внешнеполшического мероприятия.
Таким образом, изложенное позволяет заключить, что почти каждый руководитель страны "наследил" в военно-морском строительстве, и "повезло" в этом больше всего крейсерам. Ну, а как же относились к крейсерам военные руководители?
Надо скачать, что и у них были свои любимые крейсеры. Н.Г.Кузиецов. как известно, командовал крейсером «Червона Украина», С.Г.Горшков — бригадой крейсеров, а бывший Главком ВМФ Ф.Н.Громов был командиром крейсера «Адмирал Сенявнн».
В начале 1950-х гг. Николай Герасимович в пику пр.82 осторожно (и это понятно) продвигал свой — тоже тяжелый — крейсер пр.66. Идея министра заключалась в том, что, обладая более крупнокалиберной артиллерией (220 мм), чем у американских тяжелых крейсеров (203 мм). КРТ пр.66 навяжет последним свою, дистанцию боя (около 200 каб.) и не даст им возможность "достать" наш корабль. Однако расчеты и игры, проведенные в Военно-морской академии, показали, что эффективно управлять огнём на такой дистанции невозможно — не видно всплесков от падения своих снарядов, надо сближаться и "подставляться" под 203-мм калибр американцев. А в таком случае успех боя остался бы за последними, поскольку новые тогда 203-мм артустановки Mk.10) американских крейсеров имели автоматическое заряжание п поэтому обладали большей огневой производительностью. Автоматизировать же свои 220-мм пушки мы тогда не могли — как, впрочем, и орудия меньшего калибра. Тем не менее, Николаи Герасимович упрямился, и любимый крейсер продолжали проектировать. Интересно, что по своей архитектурной компоновке он был очень похож на корабль пр.82 (модель КРТ пр.66 можно увидеть на парадной лестнице ЦВММ, слева от входа в первый зал).
Проекту 66 (как, впрочем, и его "антогонисту" — пр.82) не повезло, даже больше — заложен он не был. Позже Н.Г.Кузнецов сосредоточил свою деятельность на создании принципиально новых — ракетных— кораблей и атомной ПЛ. Время увлечения классическими крейсерами, как казалось, прошло — а напрасно.
В середине 1970-х гг., когда тогдашнему Министру обороны СССР Д.Ф.Устинову доложили, что американцы выводят из резерва и довооружают крылатыми ракетами (КР) свои линкоры, министр распорядился ответить тем же. Пришлось докладывать, что последние "живые" линкоры в пашем флоте кончились постройкой еще в Первую мировую войну. "Ну, а есть ли что-нибудь похожее?" "Похожими" назначили крейсеры пр.68бис, которых к тому времени в нашем флоте оставалось еще 12 единиц. Конечно, не линкоры, но как-никак, двенадцать против четырех... НИУ и КБ занялись соответствующими проработками, но из этой затеи ничего не получилось: во-первых, еще не был создан ракетный комплекс, аналогичный американскому "Tomahawk" — он появился спустя десять лет ("Гранат"); во-вторых, техническое состояние наших крейсеров оказалось гораздо менее удовлетворительным, чем у физически более старых американских линкоров — требовался значительный по объему ремонт; в-третьих, "ракетизация" артиллерийских крейсеров руками наших тогдашних конструкторов, не знавших, что такое проектирование классических кораблей, начисто лишала последние своего главного артиллерийского вооружения, что делало изначальную идею бессмысленной. Но точку в кабинете министра поставил совсем другой, но любому понятный аргумент: "Да, это очень дорого. Делать не будем''. Когда мы занимались этой работой, то часто вспоминали приснопамятные крейсера 82-го проекта. Будь они в наличии, результат, несомненно, был бы иным, даже если ракеты подоспели бы попозже.
Сменивший Н.Г.Кузнецова на посту Главкома ВМФ С.Г.Горшков первоначально довольно ревностно выполнял указания Никиты Сергеевича по уничтожению своих родных крейсеров. Впрочем, как выяснилось впоследствии, сам Н.С.Хрущев никаких конкретных указаний по этому поводу не давал, он "лишь высказывал свое мнение" неспециалиста. Конкретные дела творили специалисты, и не надо выкидывать слов из песни. Ответственность за бездумный погром флота в 1950-х гг. лежит в немалой, а возможно, и в большой степени на С.Г.Горшкове — уже хотя бы потому, что если бы он и был не согласен с творившмся. то должен был уйти или хотя бы, набравшись мужества, возражать. Не исключаю, впрочем, что Сергей Георгиевич, обладая даром предвидения, тогда хотел сохранить себя для будущего строительства "океанского ракетно-ядерного" флота, что ему впоследствии и удалось.
Тем временем сменивший Н.С.Хрущева Л.И.Брежнев дал военно-морскому руководству редкую, уникальную возможность развернуться в своих способностях в полную силу и при том почти бесконтрольно — другая крайность. Почти тридцатилетняя эпоха руководства флотом С.Г.Горшковым ознаменовалась скачкообразным рывком в первоклассную военно-морскую державу мира. Эта несомненная заслуга Сергея Георгиевича, до него такого сделать не удавалось никому. Но при этом, как говорится, "имели место и отдельные недостатки", без которых, не обходится ни одно большое дело.
Если раньше у каждого руководителя имелось по одному любимому крейсеру, то при С.Г.Горшкове развернулась "крейсеромания" в невиданных доселе ни в одном флоте масштабах. Каких только крейсеров не появилось: противолодочные (пр. 1123): противолодочные с авиационным вооружением, затем переклассифицированные в тяжелые авианосные и с легкой руки безграмотных борзописцев ставшие пачему-то "авианесущими" (пр. 1143); ракетные (пр.58, 1134 и 1164); тяжелые атомные ракетные (пр.1144); крейсеры управления (пр.68У1 и 68У2). ну и, конечно, оставшиеся классические, так называемые артиллерийские крейсеры (пр.26, 26бис, 68К и 68бис). Мода на термин перекинулась и на подводное кораблестроение. Общепринятые в мире ПЛАРБ стали именоваться довольно "кудряво" и угрожающе торжественно: тяжелые атомные подводные крейсеры стратегического назначения — ТАРПКСН! — применительно к пр.941 или РПКСН для всех вариантов пр.667. Коротко, лаконично, по-военному!* Лодки с КР титуловались скромнее — атомные подводные крейсеры.
* — Язык поломаешь, очень созвучно с "абракадаброй". — прим. авт.
Короче говоря, крейсеров стало много, ''хороших, и разных", причем их водоизмещение уложилось в ''сжатый" диапазон": от 5 до 65 тысяч т (округленно), Это означало только одно — профанацию доселе устойчивого понятия "крейсер". На закате своего правления С.Г.Горшков потребовал разработать проект еще одного крейсера — "крейсера ПВО", концепция которого осталась совершенно непонятной и загадочной для даже самым преданным ("Есть!", "Так точно!") и беспрекословным исполнителям любых указании начальства. Несколько позже появилась идея ''крейсера береговой обороны". По остроумному замечанию одного m офицеров Оперативного управления Главного штаба ВМФ: "Теперь нам осталоеь придумать "крейсер физлодготовки" и все — воображения больше не хватит".
Однако он оказался неправ. Первый заместитель ГК ВМФ адмирал флота Н.И.Смирнов буквально до конца своих дней прямо-таки терроризировал институты ВМФ, заставляя разрабатывать проект совершенно фантастического многоракетного"броненосного (?) крейсера", в основу которого были положены идеи, по сравнению с которыми романы Г.Уэллса и П.Ефремова капались скучной, обыденной повседневностью, не говоря уже о Жюле Берне (Хорошо бы, конечно, было организовать аккуратную утечку информации об этом за рубеж, это принесло бы несомненную пользу, но этого не сделали. Хотя усилия покойного Николая Ивановича даром не пропали, но это отдельная тема).
Приведенный развернутый экскурс в историю отечественной "крейсерской терминологии" понадобился автору совсем не для того, чтобы по упражняться в "издевательстве над прошлым" (кстати, автор на себе убедился в том, что это и сегодня далеко не безопасное занятие). Неискушенный в тонкостях нашей недавней военно-морской истории читатель (об готом говорят многочисленные письма-отклики) не должен абсолютно все в ней принимать за чистую монету и делать выводы, опираясь только на умело подобранные, препарированные и за частую фальсифицированные официальные "боевые летописи", "воспоминания" и другие панегирики.
Так вот, как участник и очевидец берусь утверждать, что в таком серьезном и ответственном государственном деле, каковым является военное строительство, фактор волюнтаризма высокопоставленных дилетантов (не важно, военных или невоенных) после 1917 г. всегда был исключительно сильным и влиятельным. И зто, к сожалению, при существовании многочисленного, номинально очень титулованного корпуса военных ученых, заполнявших разветвленную сеть НИУ и ВУЗов. Бедой советской военной науки являлось нередко принудительное обоснование ''правильности" решений; принимавшихся наверху. Еще хуже бывало тогда, когда "наука'' работала на опережение и, зная вкусы того или иного "хозяина", готовила рецепты для принятия им "любимого" варианта решения. Не хочу утверждать, что эго составляло стопроцентную сущность и содержание всех исследований, но явлением было, повторяю, весьма нередким. Корни явления произрастали, конечно, из тогдашней государственно-политической системы.
Вернемся, наконец, к крейсерам. Первоначально крейсером считался не какой-либо тип пли класс корабля, а корабль, предназначенный для крейсерства — самостоятельных одиночных действий на коммуникациях противника. Позже, оформившись в отдельный класс боевых кораблей, крейсеры стали все больше привлекать к эскадренной службе в качестве разведчиков, авангардных единиц, лидеров и защитников легких сил, плавучего тыла (транспортов) и т.д. Появился подкласс броненосных крейсеров, специально предназначенных для поддержки линейных кораблей в эскадренном бою. Броненосные крейсеры, представлявшие собою как бы уменьшенное повторение броненосцев (менее солидная броня, меньший главный калибр орудий; но большая скорость), однако, сыграли более или менее значительную роль только в составе японского флота в Русско-Японской воине (да и то, по мнению многих авторитетных историков, успехи Второго броненосного отряда Камнмуры в Цусимском сражении сильно преувеличивались). В дальнейшем броненосные или тяжелые крейсеры продолжали строиться в силу определенной инерции взглядов на их боевое применение и, по мнению автора, ни в Первой, ни во Второй мировой войнах ничем себя не проявили, за исключением сравнительно малозначительных эпизодов. Наверное, весьма характерно, что в русском и советском флоте после французского «Баяна» (его повторение— тип «Адмирал Макаров») и красавца-англичанина «Рюрика» этот подкласс крейсером, несмотря на малопонятную к нему любовь различных вождей, так и не прижился.
Гораздо более яркой, звездной и эффективной оказалась сравнительно недолгая боевая служба нового подкласса — линейных крейсеров (Battle Cruiser), которые К началу Второй мировой войны практически слились с линкорами, если не считать рецидива —появленияв составе американского флота крейсеров «Alaska» н «Guam».
Зато боевая биография наиболее многочисленного и многоликого подкласса бронепалубных, затем легких крейсеров оказалась исключительно впечатляющей во всех флотах мира. В нашем же флоте почти каждый крейсер прожил пускай иногда короткую, но индивидуальную и славную жизнь. Вот лишь один фрагмент.
Нередко приходится слышать ставшее расхожим мнение о том, что строительство крупных боевых надводных кораблей для Балтики было чуть ли не откровенной глупостью: видите ли, ни простора. ни глубины, ни достойного противника, ни размаха грандиозных эскадренных боев — вроде Ютландского (хотя последний происходил почти под берегом и полузакрытом морском театре военных действии)- Специалисты, придерживающиеся таких взглядов, видимо, не понимают или (мягче) упускают из вида, что сам факт существования флота и сдерживания наличием морской мощи уже оправдывает затраты на его создание н содержание. Это во-первых. А во-вторых, чем "нестандартнее", универсальнее и "неожиданнее" оказывается боевая служба того или иного корабля, тем больше чести их создателям, которые, иногда того и не подозревая, рождают уникумы, пригодные к использованию в любых непредсказуемых сценариях и ситуациях реальной войны (можно добавить — и мира).
Так. например, произошло с нашими балтийскими крейсерами в Великую Отечественную войну. Создававшиеся, как думалось, для будущего "Флота открытого моря", свою основную реальную боевую работу они выполнили в основном в Финском заливе и на Неве. Но это совершенно не означает, что они были построены напрасно. Оборона Таллина и судьба Ленинграда зависели, возможно. в решающей степени от флота. Провал штурма Ленинграда означал крах всего плана "Барбаросса". Вот пример стратегического влияния нашего флота на ход: как кажется, чисто сухопутной войны — факт, незамеченный или замалчиваемый военно-морскими "патриотами".
В указанной стратегической операции флот выполнил свое основное назначение — ''флот против берега", поскольку вся Вторая мировая война это подтвердила достаточно убедительно. И это вполне закономерно, ибо судьбы всего человечества, а следовательно, исход всех войн в конечном итоге все-таки решается на суше. Другая задача — "флот против флота" — является при всей ее важности все же обеспечивающей, но не конечной.
Так вот, в упоминаемых операциях Балтфлота по обороне Ленинграда бесспорно заметная, если не очень большая роль принадлежала крейсерам. Их и было то всего "два с половиной": «Киров», «Максим Горький» и недостроенный, без хода «Петропавловск» (бывший немецкий «Lutzow»). Но в самые критические дни Сентября 1941 г. бывали моменты, когда судьба города решалась чуть ли не на дульных cpeзax их главных калибров.
Оппоненты могут возразить: "Причем здесь "осанна" крейсерам?" Такую работу могли бы выполнить и плавбатареи, а еще лучше— мониторы. Согласен, но ни те, ни другие не смогли бы решить задачи крейсеров или же активно помогавшим им эсминцев и линкоров, если бы в дальнейшем возникла перспектива операций в открытом море, а тем более — и океане (для чего, конечно, потребовался бы маневр театрами, то есть переход Север или на Дальний Восток). Кстати, линкоры, недальновидно построенные именно для закрытого конкретного ТВД, оказались непригодными — во всяком случае, до модернизации — не только для длительных действий в океане, но даже для разового перехода с одного театра на другой («Парижская Коммуна»).
На этом остановимся, хотя примеров тому, что классические, так называемые артиллерийские крейсеры являлись "кораблями на все руки", более чем достаточно. Интересно, что германский флот — пожалуй, единственный — в Первую и во Вторую мировые войны достаточно эффективно применял и тяжелые, и легкие крейсеры в своем изначальном назначении, то есть в качестве рейдеров.
В самый разгар Второй мировой войны в ВМС США и Великобритании появился еще один подкласс — крейсеры ПВО. Их название отражало основное назначение. Первоначально в обоих флотах это были корабли, вооружаемые более многочисленной автоматической универсальной артиллерией уменьшенного калибра: 127 мм (в США—тип «Atlanta») или 133 мм (в Великобритании — тип «Dido»). Затем американцы пошли еще дальше, начав строить крейсеры ПВО со 152-мм универсальной артиллерией и довольно мощным палубным бронированием (тип «Worchesler»). Свое прямое назначение крейсеры ПВО вполне оправдали и как многоцелевые корабли английские «Dido», например, зарекомендовали себя достаточно хорошо. После войны в 1950-х гг. пару "идеологически" похожих на них кораблей — «Colbert» и «Dе Grasse» — построили и французы.
Вообще же, строительство крупных боевых кораблей за рубежом сразу же после воины почти прекратилось, что объясняется не результатами ее осмысления и анализа, как часто пытаются представить, а просто переизбытком для мирного времени количества кораблей военной постройки, то есть физически молодых. В США новых крейсеров поэтому, понятно, не строили, а в Великобритании окончили лишь, три лепких крейсера типа «Tiger», доведя вооружение этих красивых в отношении дизайна кораблей до маразма — всего четыре орудия главного калибрд (152 мм), хотя н автоматических. По паре крейсеров, кроме упомянутой Франции, достроили в Нидерландах (тип «De Reyter») и в Швеции (тип «Тге Кronor»).
Единственной страной, развернувшей большую послевоенную крейсерскую программу, была наша. И что тоже понятно: флоту нужны были крупные корабли — их у yас имелось считанные единицы, а точнее — всею шесть на три флота без учета двух трофеев («Адмирал Макаров» и «Керчь») и двух "стариков" («Красный Крым» и «Красный Кавказ»). Кроме того, нужно было оживлять кораблестроение, значительно подорванное войной, и, наконец, имелась настоятельная необходимость готовить новые кадры для будущего флота — не на катерах же и не на «Авроре». Поэтому такое решение можно считать совершений правильным, что бы ни говорилось и писалось об этом периоде эрудированными критиками и дилетантами-критиканами.
Сначала достроили пять заложенных перед войной крейсеров пр.68 по несколько откорректированному проекту 68К — тип «Чапаев» (два крейсера пр.68 погибли на стапелях в Николаеве в период оккупации). Затем приступили к большой серии кораблей пр.68бис с последующей модификацией (пр.б8бис-ЗиФ). Этих крейсеров по различным вариантам программ намечалось построить от 24 до 32 единиц, что. в общем, можно было считать выполнимым — задействовали четыре самых крупных завода. Ноизвестная смена руководства страны и чуть позже — флотом, со всеми вытекающими отсюда последствиями, остановили эту программу на полдороге: флоту передали 14 крейсеров пр.68бис, восемь недостроенных— в основном, пр.68бис-ЗиФ — варварски уничтожили, некоторые — с готовностью не менее 85%.
1955 г. можно в определенной степени посчитать знаменательным: сдачей последнего крейсера «Мурманск» строительство классических, то есть настоящих крейсеров во всем мире прекратилось окончательно (правда, крейсер ПВО «Colbert» сдали ВМС Франции в 1957 г.). Впрочем, злодейское юридическое постановление "партии и правительства'' поэтому поводу последует позднее — в 1958 г.
Появление ракетного оружия — в первую очередь зенитного, как наиболее необходимого, не обошло и ранее построенные корабли. Линкоров в действующих флотах США, Великобритании и Франции после воины осталось немного, в основном они сохранялись в резерве, поэтому для вооружения зенитными ракетными комплексами наиболее подходящими были признаны крейсеры — тем более, что громоздкие ЗРК первого поколения на корабли меньшего класса "влезали" с трудом (имелся неудачный опыт перевооружения ЗРК ''Terrier" американского эсминца «Gyatt» типа «Gearing»),
Американцы в 1950-е гг. перевооружили ЗРК "Talos" или "Terrier" несколько тяжелых и легких крейсеров, демонтировав для этих целей кормовые группы башен главного калибру и частично зенитную артиллерию. Затем они пошли еще дальше, "изуродовав" до неузнаваемости три тяжелых крейсера— «Chikago», «Albany» и «Columbus», сняв с них практически всю артиллерию и взгромоздив по две батареи различных ЗРК ("Talos" и "Tartar'). Позже, спохватившись, они все же установили на эти корабли по паре однооруднйных 127-мм АУ Mk.33 — это на тяжелые-то крейсеры! На этом подобные эксперименты на "живых" кораблях прекратились, поскольку большая трудоемкость и стоимость модернизации не оправдывали ее цели.
Во время воины в Юго-Восточной Азии в 1964-1972 гг. американцы привлекали к огневой обработке побережья Вьегнама и "ракетизированные" артиллерийские крейсеры —в частности, «Boston» и «Canberra». После выполнения (как им казалось) боевого задания корабли на отходе получали в неприкрытые артиллерией кормы "приветы" от трудноподавляемых полевых 130-мм орудий вьетнамцев (нашей поставки, конечно). Пришлось привлечь для этой цели не тронутые ракетной модернизацией классические тяжелые крейсеры «Sant Paul» и «Newport News», а затем — даже линкор «New Jersey».
Автор хотел бы обратить внимание на то, что он не случайно использовал термин "ракетизировинные". а не "ракетные", поскольку крейсеры с ЗРК стали классифицироваться как "корабли с управляемым ракетным оружием", а не как ракетные корабли. К индексам-аббревиатуре, присвоенной ранее тяжелым (СА) и легким (СL) крейсерам начали прибавлять символ "G" — первую букву словосочетания guided missile (управляемая ракета). Это в дальнейшем стало непреложной традицией: к какому бы классу и типу не принадлежал надводный корабль, индекс "G" в его обозначении во всем мире (кроме СССР, конечно) означал и означает, что он вооружен ЗРК так называемой "длинной руки" или зональной обороны. Например, американские эсминцы типа «Spruance» классифицируются только как эсминцы — DD, хотя они вооружены и ПКР '"Tomahawk", и "Harpoon", и ЗРК "Sea Sparrow", и ПЛРК ASROC. Но их "собратья" — корабли типа «Kidd» классифицируются как эсминцы УРО (или с УРО) — DDG — только потому, что на них установлен зональный ЗРК "Tartor D/ Standard MR", а не ЗРК самообороны "Sea Sparrow". Такое ''уважение" и выделение кораблей именно с ЗРК зонального класса является традицией 1950-хгг. и ничем иным.
Трепетное отношение к терминологии здесь не случайно: в дальнейшем автору придется доказывать, что ''крейсер" и "ракетный крейсер" между собой ничего общего не имеют, а между понятиями "ракетный крейсер" и "крейсер с ракетным оружием" есть большая разница. Отсюда — разница в направленности развития и взглядах на боевое применение наших н зарубежных крейсеров терминологически, но уже в новом смысловом наполнении.
Наши последние классические крейсеры жертвами так называемой "революции в военном деле'' стали в меньшей степени, чем американские, только благодаря тому, что на них, как указывалось, вообще собирались поставить крест как на боевых кораблях. Существовали даже совершенно идиотские планы переоборудования их в прогулочные лайнеры, плавбазы китобоев или грузопассажирские суда — уничтожением недостроенных крейсеров не насладились! Проработки такого характера практически велись в ЦКБ и их результаты регулярно докладывались начальству — видимо, для создания у него хорошего настроения. Правда, и здесь мы продемонстрировали полное пренебрежение уроками истории: орало из перекованного меча оказывалось барахлом (в 1920-е гг.. например, танкеры «Азнефть» и «Грознефть», перестроенные из крейсеров «Адмирал Спиридов» и «Адмирал Грейт», получились неважными, причем один из них переломился во время эксплуатации).
До нового переоборудования крёйсеров в гражданские суда дело, к счастью, не дошло — хватило ума не делать этого, хотя бы из-за дороговизны намеченного мероприятия. Из 14 крейсеров пр.68бис не повезло четырем. Сначала принялись за «Адмирала Нахимова»: в середине 1950-х гг. его планировали переоборудовать по пр.71 с заменой артиллерийского вооружения на зенитное ракетное, по переоборудовали в опытовьш корабль для испытаний КР, а затем — в мишень.
Вообще название «Адмирал Нахимов» оказалось несчастливым: первый крейсер с этим именем совершенно бесславно погиб в Цусимском сражении, второй под именем «Червона Украина» был потоплен 12 ноября 1941 г. у Графской пристани Севастополя — единственный безвозвратно потерянный крейсер за всю войну. Наконец, своими руками угробили третий крейсер. Благополучно прожил, правда, неполную жизнь лишь БПК лр.1134А, но зато трагически погиб его гражданский "однофамилец".
В конце 1950-х гг. в переоборудование по пр.70Э встал «Дзержинский». На крейсере демонтировали третью башню главного калибра и разместили сухопутный ЗРК С-75 ''Волхов" (получил обозначение М-2). Испытания показали; комплекс неудачен, громоздок, жидкостные ракеты надо заправлять перед пуском, боекомплект всего 10 штук. Махнули рукой, комплекс законсервировали, и всю оставшуюся службу крейсер "таскал" его на себе просто так. Хотелось написать ''бесполезно", но это не совсем верно — кое-какое психологическое воздействие это сооружение на корме, наверное, все же оказывало, больше — на своих сограждан, любовавшихся "современным" кораблем на парадах и просматривавших военную прессу.
В конце 1960-х — начале 1970-х гг. ПО пр.68У в крейсеры управления (в это время в США от кораблей управления, кроме предназначенных для управления амфибийными силами, отказались) принялись переделывать «Жданов» и «Адмирал Сенявин». Уже изначально эту идею можно было считать чистейшим вздором — хотя бы потому, что Северный и Балтийский флоты почему-то должны были обойтись (и ведь обошлись же) без этих крайне необходимых штабам чудесных кораблей, а Черноморский и Тихоокеанский — нет. Переоборудование «Адмирала Сенявина» на Дальнем Востоке можно отнести к числу курьезов. "В России, — писал Н.В.Гоголь, — две беды: дураки и дороги". Именно они и сыграли с «Сенявиным» злую шутку. Известная отдаленность Владивостока вызвала неправильное понимание указаний Москвы: дальневосточники так рьяно начали курочить крейсер, что в исполнительском азарте смахнули с него обе кормовые башни главного калибра вместо одной. Когда об этом узнали в Москве, ахнули и категорически потребовали: "Восстановить!" Но было уже поздно, асе подкрепления и корпусные конструкции под четвертую башню были срезаны. Пришлось перерабатывать проект 68У под 68У2, а «Жданов» получил номер 68У1. На «Адмирале Селянине» в корме возвели громадный "сарай" — ангар для вертолётов, но крейсер лишился половины свое огневой мощи и, кроме того, возможности ставить мины — как, впрочем, и «Жданов».
Вот теперь о крейсерах все. Почти всех вывели из состава флота в конце 1980-х — 1990-х гг. и продали на слом, в том числе и за границу. На сегодня на Черноморском флоте еще стоит в Севастополе «Михаил Кутузов», разрезать который просто не доходят руки. Страница истории военного. кораблестроения перевернута.
У читателя может возникнуть вопрос: почему потребовалась такая развернутая прелюдия к теме настоящей статьи. По мнению автора, она необходима для уяснения причинно-следственных связей возникновения и короткой по времени эволюции отечественных ракетных крейсеров, истории их создания и развития. Есть еще одна причина, побудившая сделать это. У всякой истории есть как бы два лица (условно, конечно): одно - бодрое и радостное, другое — хмурое и неприглядное. Безусловно, победы и успехи, достижения и слава — те основы, без которых ие воспитать патриота, гражданина, короче— настоящего человека. Однако забвение глупостей, позора и ошибок, хуже — их замалчивание или еще хуже — лакировка создают питательную почву для их повторения. Никакая история ни "черной", ни "белой" не бывает. Настоящая бывает только правдивой.

Капитан 1 ранга, кандидат военных наук, профессор В.П.Кузин
Военно-технический альманах "Тайфун" №4/1997 (6)

« Последнее редактирование: Ноября 06, 2016, 11:20:59 am от Rotor15 »
Записан

ura-k

  • Редактор
  • Участник
  • ******
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 138
Re: Проект 1164-АТЛАНТ-ракетный крейсер
« Ответ #1 : Ноября 14, 2009, 05:38:05 pm »

Как уже известно (см. ''Тайфун" №1/ 1997г.), БПК пр.1134 явились промежуточными не планировавшимися ранее кораблями из-за неготовности одного из главных комплексов оружия — ЗРК М--11 "Шторм". К надвигавшемуся началу постройки пятого корабля упомянутый ЗРК наконец-то "подоспел", и появилась реальная возможность его установки на кораблях пр. 1134. Правда, на ОС-24 (переоборудованный по пр. ЗЗМ краснознаменный крейсер «Ворошилов», построенный по пр.26) ЗРК ''Шторм" участвовал в испытаниях в опытном варианте эксплуатации, несколько непохожем на серийный, но различия были конструктивно несущественными. И в это же время ЦКБ "Радуга", подключенное к разработке противолодочного ракетного комплекса (ПЛPK), завершило создание первого отечественного ПЛРК "Метель" (РПК-3) для надводных кораблей.
Указанные обстоятельства обусловили выход постановления ЦК КПСС и СМ СССР о прекращении строительства БПК по "чистому" пр.] 134 и переходе к дальнейшему строительству БПК по корректированному проекту 1134А.
Сохранение номера проекта красноречиво говорит о том, что "новый" корабль оставался тем же самым, но состав его вооружения несколько изменялся. Так оно и было. Вместо ЗРК М-1 "Волна", как и планировалось изначально, устанавливался М-11"Шторм". Это автоматически потребовало замены системы освещения воздушной обстановки и выдачи целеуказания ЗРК, поскольку, как мы узнали раньше, РЛС "Ангара" МР-310 и ''Кливер" MP-500 этого самого освещения и целеуказания не обеспечивали. Однако к тому времени по удачному стечению обстоятельств (но, конечно, в соответствии с планами работы отрасли) "радиоэлектронщики" создали могучую (в том числе и по габаритам) трехкоординатную РЛС "Восход" МР-600, и эта проблема наконец-то тоже была '"закрыта".
Оставалась по сути лишь одна: кто (точнее, что) будет выдавать целеуказание "Метели"?
Поистине языческое преклонение перед "вундер-ваффе" — ракетным оружием — диктовало постоянную выдачу конструкторам вообще-то примитивных, по основополагающих требований: "дальше всех, выше всех, быстрее всех". Поэтому "противолодочники" и размахнули свой комплекс на дальность 50 км (впечатляет: ни у кого нет!), совершенно не интересуясь вопросом, а что же может "увидеть" надводный корабль под водой на такой дистанции? Не исключен и другой фактор: работа над "лодочными" комплексами, где нет проблемы обнаружения целен на подобной дистанции, "замылила" восприятие конструкторов на изменение условий боевого применения, а заказчик, видимо, "задохнулся от радости" при обещании потрясающей дальности. Есть и еще один вариант версии. К работе над ПЛРК подключили новое КБ ("Радуга"), перепрофилированное в угоду времени и вкусам руководства на разработку крылатых ракет. Поскольку опыт работы над ПЛPK у этого бюро отсутствовал, таковой заимствовали у разработчиков подводных ПЛРК — КБ "Новатор".
Так млн иначе, но гидроакустики, совершенно изолированные (как иполагалось по требованиям "режима") от информации по оружию, создавали новый ГАК для надводных кораблей по своим, установившимся канонам: новая ГАС ''Титан-2" МГ-332 могла выдавать целеуказание на дистанцию максимум 14км, а более или менее надежно — на 10 км. Больше решительно ничего невозможно было сделать: требовалась принципиально новая элементная база, ну и... пренебрежение известными законами физики распространения звука в воде. Это несоответствие потенциальных (чисто теоретических) возможностей "достать" реальным возможностям "увидеть, опознать, классифицировать и выдать целеуказание" дамокловым мечом всегда висело над развитием почти всех видов и типов ракетного оружия ВМФ СССР, но тогда еще мало кого беспокоило.
Те, кто более иди менее в этом разбирался, нашли успокоительный вариант: а вертолет на что? Пусть летит, обнаруживает лодку, а затем "кричит" на корабль: "стреляй — она подо мной!" Это уже не домыслы и не логические предположения — это модель боевого применения ПЛРК за пределами "видимости"' корабельной гидроакустики. Ну, конечно, если вертолет вылетает на задание без торпед, а только с радиогидроакустическпми буями (РГАБ), то определенный смысл в этом есть, но в нормальных координатах военно-технического подхода тот же вертолет должен брать и торпеды или глубинные бомбы, чтобы, обнаружив лодку, тут же с нею н расправиться.
Итак, на БПК пр. 1134А вместо ЗРК М-4 "Волна" устанавливался УЗРК М-11 "Шторм" ("У"— универсальный, поскольку "Волна" по надводным целям тогда еще не стреляла), Вместо РЛС "Кливер" МР-500 — РЛС "Восход" МР-600; вместо противокорабельного ракетного комплекса П-35— противолодочный комплекс "Метель" РПК-3, причем ракет 85Р принимались вдвое больше, чем 4К-44— восемь; вместо ГАС "Титан" и "Вычегда" — "Титан-2". Кроме указанных изменений по отношению к исходному проекту, на БПК пр.1134А размещались БИУС ''Аллея" и "Корень", а также несколько увеличивался боекомплект РГБ для РБУ-1000: 60 вместо 48. Правда, боекомплект ЗУР В-611 из-за барабанной (револьверной) системы хранения и подачи на пр.1134А уменьшался и составлял по 24 ракеты на каждую ПУ. Если на кораблях пр.1134 (не на всех) 30-мм автоматы АК-630 устанавливались при модернизации, то ВПК пр.1134А получили их сразу, при постройке.
Естественно, что корректировка проекта в части вооружения результировалась некоторыми изменениями кораблестроительных элементов: стандартное и полное водоизмещение и осадка увеличились, дальность плавания и скорость несколько уменьшились, (см. табл.1). Определенным конструктивным новшеством (т.е.впервые) явилось размещение антенны. ГАС "Титан-2" в носовом бульбе.

Таблица 1. Сравнительные тактико-технические элементы кораблеё пр. 1134 "Беркут" различных модификаций.

Прооект:                                1134             1134А   1134Б
Водоизмещение, т   Стандартное - 5340   Стандартное - 5664   Стандартное - 6590
   Полное - 7130   Полное - 7600   Полное - 8470
Длина, м   156,2   156,2   173,4
Ширина, м   16,8   16,8   18,5
Осадка, м   6,2   6,3   6,35
2. Энергетическая установка:
Тип   ГТЗА   ГТЗА   ГТУ
Мощность, л.с.   2 х 45000   2 х 45000   2 х 20000 (ф)
2 х 6000 (м)
Установленная мощность ЭЭСК, кВт   2 ТГ х 750   2 ТГ х 1050
1 ТГ х 750   4 ГТГ х 1250
1 ГТГ х 600
   4 ДГ х 500   4 ДГ х 500   
3. Скорость, дальность плавания, автономность:
Скорость, узл.   33   32,5   32
Дальность плавания, миль. (ОЭХ, уз)   5000 (18)   4700 (18)   7100 (18)
9000 (14)
Автономность, сут.           
4. Вооружение:
4.1. Артиллерийское:
{Модель / К-во башен х К-во стволов / Боезапас }
 57 мм   2 х 2 / 2200   2 х 2 / 2200   ---
76,2 мм   ---   ---   2 х 2 / 2400
30 мм   4 х 6   4 х 6 / 8000   4 х 6 / 8000
4.2. Ракетное:
{Модель / К-во ПУ х К-во направляющих / Боезапас }
ПКРК   П-35 / 2х2 / 4 ракеты   ---   ---
ПЛРК   ---   "Метель" / 2х4 / 8   "Метель" / 2х4 / 8
ЗРК   "Волна" / 2 / 64 ракеты   "Шторм" / 2 / 48   "Шторм" / 2 / 48
         "Оса-М" / 2 / 40
             
4.3. Торпедное, ракетно-бомбовое, минное:
{Модель / К-во ПУ х К-во направляющих / Боезапас }
ТА   2 х ПТА-53   2 х ПТА-53   2 х ПТА-53
РБУ   РБУ-6000 / 2 х 12 / 144   РБУ-6000 / 2 х 12 / 144   РБУ-6000 / 2 х 12 / 144
   РБУ-1000 / 2 х 6/ 160   РБУ-1000 / 2 х 6/ 160   РБУ-1000 / 2 х 6/ 160
4.4. Авиационное:
 Вертолёт   1 х Ка-25ПЛ   1 х Ка-25ПЛ   1 х Ка-25ПЛ
4.5. Радиоэлектронное:
БИУС   ---   "Аллея", "Корень"   "Аллея", "Корень"
Основные РЛС   МР-500 "Кливер"   МР-600 "Восход"   МР-600 "Восход"
   МР-310 "Ангара"   МР-310А "Ангара"   МР-310А "Ангара"
Станции РЭБ    "Гурзуф-А"   "Гурзуф-А"   "Гурзуф-А"
   "Гурзуф-Б"   "Гурзуф-Б"   "Гурзуф-Б"
ГАС   МГ-312М "Титан"   МГ-332 "Титан-2"   МГ-332 "Титан-2"
   МГ-311"Вычегда"      МГ-335 "Вега"
6. Прочие сведения:
Экипаж, чел.    Офицеры - 30   Офицеры - 33   Офицеры - 47
   Мичманы - 20   Мичманы - 29   Мичманы - 47
   Матросы - 262   Матросы - 281   Матросы - 286

Различными вариантами программ кораблестроения предполагалось построить 32 БПК пр. 1134 (1134А). Пятый корабль этого типа — первый, построенный по пр.1134А — "Кронштадт", был закончен в сентябре 1969 г. Еще девять однотипных кораблей ССЗ имени А.А.Жданова строил в течение последующих восьми лет. предъявляя на испытания в год по одному БПК (в 1973 г. - два).
Однако уже в начале их строительства было понятно, что для выполнения задуманной программы к ее выполнению нужно подключать еще как минимум один завод, каким мог стать завод мм. 61 Коммунара в Николаеве, поскольку там завершалось строительство БПК пр. 61 и постепенно высвобождались мощности для строительства новых кораблей.
Надо сказать, что положительный опыт освоения ГТУ иа кораблях np.61, a также потенциальные возможности их производителя — Южно-турбинного завода (ЮТЗ) в том же Николаеве, официально именовавшегося НПО "Заря" — с одной стороны, и в то же время перегруженность главного производителя паровых турбин для надводных кораблей — Кировского завода в Ленинграде — с другой, почти однозначно подсказали или продиктовали решение об еще одной корректировке пр,1134. теперь уже под другую энергетику — газотурбинную.
ТТЗ на проект, получивший отличительную букву "Б", было выдано Северному ПКБ еще в 1964 г.. когда работали над дальнейшим развитием пр.61. Главным конструктором проекта оставался В.Ф. Аникиев, а главным наблюдающим ВМФ — капитан 2 ранга О.Т.Софронов (как и по лр.1134 и 1134A). Правда, в некоторых источниках упоминаются и другие фамилии, по это дань конъюнктуре и не более того.
Несведущим в проектировании кораблей поясняем: корректировка проекта корабля с котлотурбинной установкой под газотурбинную означает кардинальную и, возможно, полную переработку такового, поскольку речь идет об изменении статей нагрузки и объемах, не говоря уже об архитектуре. ГТУ легче КТУ, но объемов для размещения требует больше, главным образом из-за развитых газоходов. Поэтому пр. 1134Б в значительной степени оказался новым кораблем, поскольку для размещения форсажных и маршевых ГТУ потребовалось переразмерение элементов корпуса, а следовательно — объемов и нагрузки в сторону их увеличения.
На первый взгляд парадоксально, но факт: внедрение на корабль пр.1134 более легкой и компактной ГТУ вместо КТУ вызвало увеличение главных размерений и объемов, которые надо было чем-то заполнять. Отсюда — и усиление вооружения пр.1134Б по сравнению с пр. 1134А и изменения в его архитектуре, и, соответственно, увеличение водоизмещения.
На пр.1134Б можно было вернуться (и вернулись) к конвейерной системе хранения и подачи ЗУР. благодаря чему их боекомплект увеличился вдвое — до 96 единиц. Кроме того, увеличившиеся размерения позволили разместить дополнительно к установленному вооружению два ЗРК самообороны "Оса-M". И наконец-то, обратив внимание на странно-необъяснимое соседство двух близких зенитно-артиллерийских калибров (30 мм и 57 мм) на пр. 1134А. как-то попытались растащить их установкой более старых, но более "логичных" 76-мм АУ АК-726.
Кроме указанных изменений в проекте появилось еще нечто новое, а именно буксируемая ГАС МГ-325.
Вообще-то, "темный" вопрос — нужна ли буксируемая ГАС крупным кораблям, был кем-то положительно решен уже на вертолетоносцах пр.1123, но получить ответ, как чувствуют себя командиры противолодочных кораблей, медленно волокущих на постоянных галсах огромные "бочки'' во время воздушных атак, когда надо не только стрелять, но и вертеться "как уж на сковородке", можно лишь от них самих или же в тактических наставлениях, чтение которых вызывает странные чувства.
Вот, примерно, каким образом получился пр.1134Б. совершенно не похожий на исходный пр.1134. Читатель, уже знакомый с многими нюансами нашего военно-морского строительства 1960-х — 1980-х гг.. может спросить: "А отчего же не изменили номера проекта под действительно новый корабль, ведь это и премии, и ордена, и т.д. и т.п.?"
Не торопитесь. И премии, и ордена все равно получались, а вот борьба с многотипностью н номенклатурностыо еще только началась, и обозначить ее сохранением старых номеров на совершенно разных проектах — самый малозатратныи и эффективный способ введения в заблуждение руководства.
Возьмем эволюцию наших авианосных кораблей: разве пр.1143 «Киев» и такой же — по номеру — пр. 1143 «Адмирал Кузнецов» — это корабли одного проекта? Почти ничего общего, кроме ГЭУ. Стоит подумать, так ли все глупо и просто делалось раньше.
Все же от политики (политиканства) вернемся к кораблям. Головной корабль пр.1134Б «Николаев», построенный в городе, в честь которого он и был назван, был передан на испытания в 1971 г. Однако на заводе им.61 Коммунара эти корабли строили еще медленнее, чем в Ленинграде: семь единиц за девять лет. Тянуть дальше эту серию в 1980-е гг., конечно, не представлялось возможным и правильным, на повестке стояла реализация более новых (правда, это надо еще посмотреть, в какой степени "новых") проектов. Таким образом, нетрудно подсчитать, что по проектам 1134. 1134А и 1134Б за 16 лет построили 21 корабль. Куда же девались еще 11?
Когда еще молодой и не совсем опытный автор задал згот вопрос в Главном штабе ВМФ, ему показали перед носом большой волосатый кулак, размером несколько больший, чем голова вопрошавшего, с соответствующими комментариями, которые в очищенной форме означали: "Не суйся не в свое дело". Лишь позже, пройдя многочисленные ступени очень сложной и в какой-то степени опасной службы в верхних эшелонах военного кораблестроения, я понял, что действительно был неопытен и наивен. Наши программы кораблестроения не выполнялись никогда.
Это, вообще-то, естественно и не должно быть удручающе ошеломительным: всего никто и никогда на 100% предусматривать и не мог. Весь вопрос заключался в том, в какой степени мы ошибались в реализации своих заявок и прогнозов. Берусь утверждать: то, что мы планировали, в частности, по боевым надводным кораблям, всегда реально осуществлялось лишь на 50-53%. Здесь много было не от неумения планировать, а как говорят, "от лукавого", но что отдельная, совершенно не освещенная пока тема. В данном случае автор лишь хочет показать, что реальный 21 корабль из желаемых 32 — результат весьма неплохой (без всякой иронии).
Таким образом, наши, к сожалению, разобщенные флоты получили большое пополнение из океанских кораблей, распределение которых происходило следующим обратим: из 10 ед. пр.1134А семь пошли в сослав СФ, три — ТОФ; из 7 ед. пр.1134Б четыре остались на ЧФ; три перешли на ТОФ. Все они, зa исключением БПК «Азов» (о чем речь пойдет ниже), приступили к несению т.н. боевой службы и в синодике NATO стали именоваться крейсерами УРО под шифрами "Kresta II" (1134A) и "Каrа" (1134Б). Обратите внимание, читатель: эксперты NATO срачу выделили БПК пр. 1134Б как бы в совершенно новый тип.
Надо сказать, что противолодочная специализация новых кораблей, т.е. их совершенная беззащитность от надводного противника, сразу сначала беспокоить многих думающих специалистов, в первую очередь 1-го ЦНИИ МО. Возражения, гласившие, что против надводных кораблей хорошо работают и ЗРК (недаром - "универсальные"), были, по-существу. несерьезными. Во-первых, ЗРК могли стрелять только до радиогорнзонта (напомним, уже появились и "Exocet". и "Harpoon", и "Gabriel M.k.2"). имели маломощные БЧ, а их боекомплект был (с учетом задач ПВО) сравнительно небольшим. Л тут еще боевой опыт Вьетнама наглядно показал, что ЗРК далеко не всемогущ. Например, для того, чтобы сбить вообще-то простую, высотную и неманеврирующую цель, каковой являлся бомбардировщик В-52, требовался расход, в некоторых случаях, до 70 (!) ЗУР. А где же их столько напастись, если на корабле пр.1134А имеется всего 48?
Надо сказать, что эти сомнения терзали не "исполняющих", а лишь "думающих'", которых не жаловали, Высшее руководство (например, Главком С.Г.Горшков), вообще тогда всерьёз считал, что корабельные ЗРК являются — и без истребителей - гарантом боевой устойчивости корабельных соединении от любых средств воздушного нападения. Кто не верит: пусть почитает "его" труд ''Военно-морской флот" (нет, это не "Морская мощь государства", хотя и в ней примерно те же отправные моменты). Когда автор настоящих строк предложил тогдашнему председателю НТК ВМФ вппс-адмиралу К.А.Сталбо (вообще-то, умному и "думающему" адмиралу) развернуть научно-исследовательскую работу по изучению и анализу боевого опыта Вьетнамской войны (особенно воздушной) - тот ответил: "Кому нужен опыт убийства безоружных стариков и детей и варварского уничтожения бамбуковых деревень?". Вот и всё. Ничего мы из восьмилетней войны не вынесли, не применили, не внедрили, как, впрочем, и из других, хотя сами нигде на морс и в воздухе не воевали, а если и вoeвали наши летчики и специалисты ПВО, то флот ими высокомерно не интересовался.
Короче, хотел ли этого кто-то или не хотел, понимал либо не понимал, но необходимость вооружения надводных кораблей противокорабсльным оружием объективно существовала. По нашему мнению, самым простым и разумным решением для кораблей ир.1134А и 1134Б было бы снятие с них ПЛРК ''Метель" (все равно целеуказания нет) и установка ракетного комплекса П-120 "Малахит", которым вооружались тогда серийные ПЛА пр.670М и МРК пр.1234. Однако указанного предложения всерьез никто не рассматривал. Почему? Ведь ничего вредного, нереального, дорогостоящего или трудоемкою оно не содержало. Краткого однозначного ответа на этот вопрос нет, необходимо еще одно очередное ''лирическое" отступление.
Рассматривая и препарируя историю создания того или иного корабля, мы постоянно вынуждены касаться анализу вопросов военно-технической политики в различных областях, иногда далеких непосредственно от кораблестроения. В противном случае заинтересованный читатель увидит только тщательно отретушированную фотографию события и не сможет сделать собственных выводов. А в худшем случае ничего не поймет и начнет клеймить благородным негодованием тупость, глупость, непредусмотрительность и пр. тех, кто вовсе чтого не заслуживает. Еще хуже, если уроки, вынесенные на будущее, окажутся неправильными, либо их не окажется вовсе.
Фетишизация ракетного оружия, приобретшая чуть ли не мистические, оккультные формы поклонения, в развитии нашего ВПК имела далеко идущие последствия, отразившиеся и на развитии всех видов вооруженных сил. Всемогущество ракетчиков, а главное — лоббирующих структур, часто приобретало, по сути, диктаторские формы. Самой опасной в них являлась безальтернативность.
Образно выражаясь, ракеты часто перебегали дорогу развитию других не менее, а то и более эффективных видов вооружения. Категорически утверждаю, что, например, именно они душили развитие корабельной артиллерии (и не только ее). Самой большой бедой, имевшей трагические последствия для нашего флота, явилось прямое противопоставление ракетного оружия (как протнвокорабельного, так и зенитного) корабельной авиации и как результат— мучительное, медленное, уродливое рождение авианосного направления, так и погибшего в младенческом возрасте, возможно, благодаря в том числе и указанному выше.
Однако и в самом развитии корабельног ракетного оружия (имеются ввиду, в первую очереяь, ПКРК) зародился глубокий кризис, который неизбежно загнал бы его в тупик, не развались СССР и его мощный ВПК. Руководство ВМФ так и не смогло сформулировать свои требования по ряду важных технических параметров этого оружия и полностью пошло на поводу у конструкторов. Последнее, сообразуясь с привлекательными, на первый взгляд, а no-сути детски примитивными требованиями: "дальше, быстрее, мощнее (иногда — выше)" покупали "чудо"-характериетики очень дорогой ценой: "длиннее, толще, тяжелее, сложнее". Полностью игнорировалась унификация и стандартизация как родственных комплексов разных поколений, так и "соседних" потенциально сопрягающихся комплексов (например, ПКРК и ЗРК). Вместе с тем непредвзятый серьезный анализ состояния мирового ракетостроения уже тогда показывал, что мы начинаем отставать, или еще хуже — уже отстали в разработке высокоэффективных взрывчаток для наполнения боевых частей ракет (и торпед), высококалорийных сортов жидкого ракетного топлива, микропроцессорной бортовой электроники, новых конструкционных материалов.
Это бросалось в глаза, когда, например, препарировали американский 'Tomahawk" противокорабельный и наш "Гранит". Дальности стрельбы примерно одинаковые, веса боевых частей (т.е. полезной нагрузки) — тоже, а веса и габариты самих изделий — день и ночь. Наша десятиметровая ракета весила 7 т. американская, сделанная в габаритах обычной торпеды — всего около 1400 кг. Военные ракетчики, курировавшие промышленные разработки, высокомерно отмахивались: "Вы (кораблестроители) в нашем святом деле ничего не понимаете. Наши ракеты имеют такие суперинтеллектуальные качества (вам их знать не положено). которые американцам и не снились, а их (американцев) характеристики — реклама''. Объективности ради должен заметить, что ракетчики-промышленники все же. конечно, чувствовали и знали, что упреки в их адрес справедливы. Но их контраргументы были неубойными: ''Вот ТТЗ. Покажите, чего мы не выполнили? Дальность? Пожалуйста. Скорость? Тоже". И т.д. — по всем пунктам. "Какую "музыку" ваши военные спецы заказали, такую мы и исполнили". Комментарии излишни, поскольку в ТТЗ никогда жестко не оговаривались нипредельно допустимые веса, ни габариты, ни совместимость с комплексами предыдущих поколении (хотя бы со "старыми" ПУ), ни того, что начинало "вылезать" уже через корабль. Это и понятно. "Вооруженцы" ни сном, ни духом не знали, какие и в каком количестве будут создаваться "носители" (так они именовали корабли) под их изделия, а кораблестроители узнавали об их появлении уже де-факто: "Страна работала, люди работали, деньга затрачены. Будьтс любезны, "пристраивайте", на чем хотите, хоть на летающих тарелках". Кстати, это не образное выражение для красного словца. Ну. не на тарелках, а на громадных атомных экрапопланах — хоть и на бумаге — "пристраивали'".
Дальнобойные противокорабельпые ракеты "операторы" окрестили ''оперативными'', т.е. решающими судьбу целой операции, каковой, например, представлялась операция по разгрому авианосной группировки. При классификации определяющим был, конечно, не вес ракет или комплексов, а дальность, составлявшая 500 км и более. Из "живых'" к таковым причислялись П-6, П-500 "Базальт" и более новый П-700 "Гранит". Комплексы ПКР, работавшие по одиночным или индивидуальным надводным целям на дистанциях несколько десятков или чуть больше сотни км, назвали "тактическими". Таковыми считались П-15, "Аметист", П-120 "Малахит", "Москит"'. Комплексы, не попавшие ни в первую, ни во вторую категорию, обозвали "оперативно-тактическими''. Это — устаревший П-35 и его улучшение — "Прогресс". Само по себе разделение комплексов по классам уже после их создания, как и обилие наименований красноречиво говорят, что порядка в этом деле, т.е. продуманной целевой программы развития ПКР, никогда не было. Так себе — импровизации КБ и конструкторов на давно известную тему.
Поскольку большие комплексы делать было проще, престижнее и вольготнее, с малыми "тактическими" получалось неважно. Гордо опровергая все утверждения отечественных военных ученых о том. что де новые системы оружия требуют замены с головокружительной быстротой, чуть ли не каждые пять лет, "старушка" П-15 вот уже 37 лет (!), правда, несколько ''омоложенная", исправно служит не только нашему, но и многим другим флотам. Попытки создать нечто кардинально новое увенчались реальным результатом только почти через четверть века. Однако ''новый" (ему уже 13 лет) комплекс "Москит" по ракете оказался вдвое тяжелее "П-пятнадцатой" и вплотную "подполз" к П-35, т.е. ракете другого класса.
Что же в конечном итоге все это означало? Да, "всего-навсего" полное игнорирование такого важнейшего Качества любого оружия, каковым является его распространимость. Иными словами, под завесой часто хвастливых (и вообще-то, неверных) утверждений о том. что мы оказались впереди планеты всей в развитии ПКР, наплодили кучу всевозможных комплексов, а кораблей (о которых здесь разговора не ведется) ими вооружили считанные единицы. Создать же комплекс, которым можно было бы вооружить любые корабли без кардинального их переоборудования, быстро модернизировать оружие, не "ковыряя" корабль, так и не удалось. Это колоссальный стратегический в военно-техническом отношении просчет руководства ВМФ СССР и в первую очередь С.Г.Горшкова, коль скоро лично он "рулил" абсолютно осем.
Вот почему даже робкая попытка предложить перевооружение кораблей np.1134A и 1134Б Комплексом П-120 (другого подходящего тогда не имелось) была сразу "умножена на ноль". Вообще, благое устремление "ракетизировать" (по комплексам ПКР) довольно большую серию НК получило по форме аналогичное, но по существу совершенно другое направление: "На пр.1134Б надо поставить "ударное'' ракетное оружие". Вроде бы почти то же, что и предлагалось, но требовали установку не "тактических": а "оперативных" ракет. Это в корне меняло дело и означало, что "живые" корабли останутся такими, какими и были, а работать придется над новым проектом — теперь уже не БПК, а ракетного крейсера.
В сознании руководства к тому времени уже твердо сложилось понятие "ракетный крейсер", означавшее не большой корабль с ракетным оружием вообще, а большой корабль только с ''оперативным" РО, что и было закреплено рядом последовавших официальных документов. Главной задачей ракетных крейсеров, конечно, являлось уничтожение авианосцев и. что самое удивительное, решать эту задачу они должны были самостоятельно.
Нужны ли были объективно такие корабли? Сначала попробуем ответить на этот вопрос, посмотрев на него с технико-экономической стороны и оставив в стороне на время чисто военную.
Уже известно, что каждый наш новый комплекс оружия, даже с неизвестными заранее ТТХ. становился тяжелее и больше предыдущего. Увы, у нас это было законом. Это означало, что новый корабль с этим комплексом будет крупнее, сложнее и дороже. Так оно и оказывалось в действительности. С другой стороны, заводов, способных строить или, точнее, строивших крупные БПК, было мало. К тому же и контрагентские поставки комплектующего оборудования — например, тех же "ракетчиков'" — были штучного, длительного изготовления и почти постоянно тормозили ход постройки. Таким образом, на более или менее крупносерийное строительство ракетных крейсеров рассчитывать не приходилось.
Нельзя было сбрасывать со счетов и их (как уже показывал опыт 1970-х гг.) долгострой. И это тоже оправдалось. В идеальном случае можно было чисто теоретически рассчитывать на один крейсер в два года. Противопоставив каждому из 15-16 (тогда) американских авианосцев по одному (меньше-то ведь математически невозможно) крейсеру, получили, что для реализации программы потребовалось бы лет 30. не меньше. То есть в то время, когда строились бы "концевые" крейсеры, головные нужно было бы списывать по достижению 25-летнего возраста.
К этому добавлялся и субъективный фактор: ракетные крейсеры непрерывно не строили, хотя, если взялись, то этот принцип должен был быть аксиомой. Большой перерыв в их строительстве, обусловивший временную "пропасть" между ракетными крейсерами т.н. "первого поколения'1 (пр.58 и 1134) и последующими, означал, что разница в возрасте между первыми и вторыми реально составила бы 20 лет и почти уложилась в плановую жизнь первых.
Таким образом, количественное накопление в составе флотов -этих кораблей объективно и субъективно было нереальным. К этому следует добавить и совершенно необъяснимое, с точки зрения здравого смысла, упорное стремление "размазать" считанные единицы по всем флотам — вместо того, чтобы держать эти штучные корабли "в кулаках" однотипных оперативных формирований, пусть хотя бы в пределах одного ТВД. До понимания этого наши операторы дорасти никак не могли, или, скорее всего ("Есть! Так точно!"), "ложились" под мнение начальства.
Существовал еще один фактор, сбрасывать со счетов который было бы совершенно недопустимым. В тот же описываемый период в стране планомерно, ритмично и десятками строились и дизельные и атомные ПЛ с оперативным УРО, главной задачей которых являлась ''заветная" противоавиапосная. Причем лодки упомянутого класса распределялись только по двум основным флотам — СФ и ТОФ (как официально трактовалось, хотя, по мнению автора, эта приоритетность небесспорна). По существовавшим порядкам "подводные" и "надводные" программы, даже родственные, никогда друг с другом не увязывались и существовали сами по себе. Правая рука не знала. что делает левая, что в данном случае можно истолковать очень просто: подводники не рассчитывали на надводников в решении задачи разгрома АУС-АМГ (авианосные ударные соединения — авианосные многоцелевые группы) и планировали это делать сами. Да если бы кое-го и захотел решать эту задачу совместно, специалисты быстро бы ему доказали практическую невозможность управления надводными и подводными ударными кораблями в проведении такой операции разнородных сил, хотя последняя и декларировалась в качестве основной из множества форм и способов боевого применения ВМФ.
Здесь мы незаметно перешли к попытке ответа па второй вопрос: было ли оправданным дальнейшее развитие класса ракетных крейсеров с чисто военной точки зрения? Напомним, что основной идеей, лежавшей в создании главного оружия — оперативного ракетного комплекса — являлось стремление нанести массированный ракетный удар по крупным целям (точнее — по авианосцам) с максимально возможных дистанций для предотвращения возможности превентивного или ответного удара но "носителю". Уязвимость этой идем видна невооруженным глазом: если чисто теоретически и можно создать ракету более дальнобойную, чем самолет, то из соревнования (просто ракета с самолетом, вооруженным той же ракетой) ничего утешительного для первой не выйдет— "рука" авианосца все равно будет длиннее, и намного. Поэтому ракетный крейсер при боевом применении УРО будет неизбежно выходить в зону действия палубной авиации, а дальше... прогнозируйте и считайте сами.
Применение ПКР ни дистанцию несколько сотен км требует внешнего целеуказания, поскольку своими средствами крейсер "видит" лишь до радиолокационного горизонта, а бортовой вертолет проблемы не решает: нужно заранее знать, куда лететь, кого искать и как передать информацию, если ее будут пытаться задавить помехами. Да и сбить вертолет истребителям — одно удовольствие. Кроме того, вертолет невыгоден, полетное время у него ограничено — выкатить, запустить двигатель, взлететь, искать — на все нужно время, и время немалое, а война часто требует действовать мгновенно.
Есть и другое решение проблемы целеуказания — выдача такового с искусственных спутников из космоса. Такая система, называемая морской космической разведкой целей (МКРЦ). в ВМФ СССР была создана и являлась наряду с самолетами (берегового базирования, конечно) разведки и целеуказания Ту-95РЦ основной надеждой "ударников". Но самолеты, как и вертолеты, постоянно находиться над всеми огромными операционными зонами ВМФ не могут, они почти так же легко перехватываются и"снимаются" истребителями.
Ситуация со спутниками несколько иная: для постоянного вскрытия и освещения надводной обстановки их требовалось запускать в количествах, значительно превышавших все мыслимые возможности тогдашней ракето-космпческой отрасли. В то же время с началом войны про этот источник информации следовало бы забыть, поскольку нарушение спутниковой системы наблюдения — дело весьма простое, даже не требующее особых специальных средств (достаточно, например, разбрасывания обыкновенных гвоздей па орбитах движения ИСЗ). Поэтому вероятность получения целеуказания от МКРЦ даже в мирное время была относительно невысокой.
Однако допустим обратное: крейсер успешно обнаружил АМГ, та его не заметила, целеуказание получено, цели классифицированы (целераспределение на последних комплексах поручили самим ракетам). Ракетная атака началась, ракеты устремились к авианосцу. Чем больше дистанция до цели, тем, естественно, больше их полетное время, тем больше работное время для многочисленных систем ПВО-ПРО атакуемого соединения, для самолетов ДРЛО и истребителей-перехватчиков. Сколько ракет прорвется к цели? Какой ущерб они нанесут? Видимо, прорвется мало, ущерб будет некритическим. Значит, рассуждали апологеты-"ракетомань", надо увеличивать число ПКР в залпе, увеличивать скорость их полета, делать ракеты "умнее" (программные противоракетные маневры, постановка помех и т.п.) и увеличивать мощность боевых частей.
Узнали? Да — это основополагающие принципы развития оперативных комплексов УРО (ПКР) основного нашего КБ — КБМ В.Н.Челомея. Их реализация, как мы уже упоминали, покупалась дополнительными весами, габаритами, усложнением, возрастанием стоимости и наличием неблагоприятных факторов — например, ростом радиолокационной заметности. Ракеты по упомянутым требуемым характеристиками действительно становились лучше, но размеры превращали их но сути в роботизированные штурмовики разового использования, если хотите — в беспилотные "камикадзе". Именно так их тогда и именовали в своей военной прессе американцы. Правда, настоящие '"камикадзе", конечно, были потенциально эффективнее своих автоматических потомков, поскольку непосредственно управлялись людьми. Следовало бы обратить внимание на то, что гораздо более умные "камикадзе" после первых не очень значительных успехов серьезного влияния на боевые действия в 1944-1945 гг. не оказали. Как, впрочем, и массированные удары нескольких тысяч "ФАУ-1" по Англии. Кстати, уже тогда истребители "Spitfire" научились успешно сбивать КР в полете. И это тоже надо было бы заметить и запомнить.
Оппоненты могут возразить: разве можно сравнивать примитивные "ФАУ" пли винтомоторные "камиказде" с чудо-оружием конца XX века? Земля и небо. Можно, уже хотя бы потому, что средства нападения, совершенствуясь, заставляют совершенствоваться и средства обороны, причем иногда до такой степени, что последние, несмотря на качественные скачки в развитии первых, нейтрализуют все колоссальные усилия и достижения в повышении боевой эффективности. Только один пример. Как показали тщательные исследования, в последние месяцы войны эффективность наземной ПВО Германии, построенная на использовании классической зенитной артиллерии, сказалась гораздо выше эффективности суперсовременной системы ПВО Северного Вьетнама (во время войны в Юго-Восточной Азии 1964-1972 гг.), построенный уже на массированном применении ЗРК, средств РЭБ и т,д. Отсюда простой вывод: если абсолютная эффективность оружия от поколения к поколению, конечно же, растет (иногда впечатляюще скачкообразно), то относительная может не только не расти, по и падать. А вот затраты растут всегда.
В контексте нашей темы это выглядит следующим образом: ракетный крейсер пр.58 (1962г.). созданный, грубо говоря, во имя шестнадцати противокорабельных ракет, имел полное водоизмещение 5380 т, а ракетный крейсер пр.1164 (1982 г.), созданный для того же количества ПКР — вдвое большее (11500 т). Стал ли последний эффективнее при решении противо-авианоснон задачи, чем пр.58 двадцать лет назад — вопрос без ответа (во всяком случае, автор ответить на него затрудняется).
Читатель может обратить внимание на то, что ПЛ с оперативными ПКР как бы выпали из цепи приведенных логических рассуждений. Хотя предложенная тема касается надводных кораблей, системный подход не должен отбрасывать и параллельные аналогии. Коротко можно сказать, что все вышеизложенные проблемы в полной мере касались и подводного кораблестроения, за исключением двух различий. При обеспечении требуемых параметров скрытности ПЛ в принципе имела гораздо больше шансов, чем НК, начать (подчеркиваю — только начать), ракетную атаку. Поэтому в создании таких кораблей было больше здравого смысла. Кроме того, на строительство ПЛ было, как известно, сориентировано несоизмеримо больше усилий, средств и мощностей, благодаря чему их и строили в гораздо больших количествах и более быстрыми темпами, чем единичные "царь-корабли" — надводные ракетные крейсеры.
Автор не хочет навязывать никому своей точки зрения. Пусть читатель сам ответит на вопрос: нужны ли были ракетные крейсеры и сколь оправданным было их развитие в нашем флоте (точнее, в ВМФ СССР)? Имело бы это развитие свое дальнейшее продолжение, если бы все осталось "как раньше"?
Конечно, не могут быть обойдены молчанием и личные взгляды автора. Коротко их суть сводится к следующему.
Развитие "национального" класса ракетных крейсеров в военном отношении было бесперспективным, а в техническом (в том виде, в котором оно существовало) — тупиковым.
Вместо крупных ударных кораблей в рамках стоявших тогда задач нужно было осуществлять приоритетное (под номером один), энергичное и целенаправленное и, главное, системное строительство авианосного флота.
Взявшись за развитие кораблей указанного класса (уж коли так произошло), нужно было, "не дергаясь", вести их ритмичное и непрерывное строительство, имея конечной целью создание хотя бы небольших однородных по типам кораблей, соединений, не разбросанных по различным ТВД.
И, наконец, последнее: не ставить ударным крейсерам совершенно нереальных самостоятельных задач, а вводить их компонентом оперативных соединений разнородных сил обязательно с авианосным крейсером во главе.
Но тогда нужно было бы менять и философию подхода к созданию последних, т.е. убрать с авианосных кораблей ''невозвращаемые штурмовики" — противо-корабельные ракеты.
Хорошо, — возразит невидимый оппонент, — допустим, автор прав. Почему же, в таком случае, это все стало известным только сегодня? И почему же ракетные крейсеры проектировались и строились, даже несмотря на неожиданное указание сверху 1987 г.: крейсеров в программах вооружения больше не предусматривать и не закладывать? Можно ответить и на эти вопросы. Сомнения в целесообразности развития подобных кораблей существовали и высказывались и ранее, но "калибры" сомневавшихся были маломощными, А строились эти корабли по очень простой, как представляется, причине. Слишком давно была запущена и раскручена огромная машина, кормившая многие десятки, сотни тысяч специалистов, остановить которую никто не мог, не хотел или не смел. Необходимо заметить, что высказывавшиеся упреки в адрес высшего военного руководства в недостаточно грамотном и бессистемном строительстве флота, честно говоря, могут быть смягчены тем. что и страной руководили таким же образом. В результате неустанной и непрерывной борьбы за укрепление военной мощи государства, как ни парадоксально, она государство и раздавила.
Теперь пора переходить непосредственно к вопросам проектирования и строительства ракетных крейсеров пр. 1164, их техническому облику, к зарубежным аналогам, если таковые существуют. Но это уже следующая тема.

Капитан 1 ранга, кандидат военных наук, профессор В.П.Кузин
Военно-технический альманах "Тайфун" №4/1997 (6)



Записан

ura-k

  • Редактор
  • Участник
  • ******
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 138
Re: Проект 1164-АТЛАНТ-ракетный крейсер
« Ответ #2 : Ноября 14, 2009, 05:57:54 pm »

Ракетные крейсера типа «Атлант»: история создания (часть 3): "Адмирал Горшков — имейте в виду: "Иджис" — в море" *

________________________________________

* — Примечание автора. Когда в 1983 г. головной крейсер CG-47 «Ticonderoga» впервые вышел в море, над его вертолетным ангаром был вывешен вызывающий транспарант: "Stand by admiral Gorshkov: "Aeais" — al sea!"
________________________________________
всех видов ВС, осваивавших результаты т.н. научно-технической революции в военном деле, ВМФ СССР первоначально оказался Из самым радикальным.
"Сухопутчики" и "авиаторы", несмотря на давление сверху, упорно не желали расставаться с традиционным пли "классическим" оружием и техникой, проверенной боем: танками, орудиями, самолетами (в т.ч, винтомоторными), броней и даже со "штыком и прикладом", справедливо, видимо, полагая, что войны бывают разными, в том числе и очень длинными, и в них может пригодиться абсолютно все — возможно, даже лошади, поскольку горючее в поле не растет, а безбрежные болота и грязевые автобаны (скромно именуемые у нае ''дорогами") могут остановить что угодно, только не Савраску. Поэтому переход в новое качество в сухопутных и воздушных видах ВС происходил более взвешенно, сбалансировано и продуманно, хотя не обходилось и без ошибок (например, истребители без пушек). Принципиально новое оружие, как правило, не заменяло, а дополняло существовавшее, которое тоже, естественно, совершенствовалось.
ВМФ же, традиционно в советские времена развивавшийся совершенно изолированно от армии (надо сказать, что последняя, в свою очередь, существование флота вообще игнорировала — достаточно вспомнить мемуары Н.Г.Кузнецова "Крутые повороты", в которых он прямо признается в отсутствии каких-либо планов применения флота в надвигавшейся войне), сразу смело и бесповоротно встал "на тропу" всеобщей ядерной войны. На помойку (как в переносном. так и в буквальном смысле) отправлялись и линкоры, и крейсеры, и пушки, и броня, истребительная и минно-торпедная авиация, а также правила и нормы проектирования, установившиеся (в т.ч. проверенные) взгляды, традиции и приоритеты; наконец, даже повседневные золотые офицерские погоны (вот в этой области флот наконец-то зашагал в ногу с армией!). Нельзя впадать в крайность и утверждать, что указанное носило тотальный характер: хватило же, например, ума не "похоронить дизель-электрические ПЛ, как только появились атомные, как это сделали американцы.*
________________________________________
* — Примечание автора. Правда, здесь и другое: как известно, в нашем (советском, постреволюционном) флоте ПЛ почему-то всегда считались главным родом ВМФ (их, конечно, легче строить, чем линкоры и авианосцы), и эиу привязанность не поколебали ни проигрыш первоклассным немецким подводным флотом "Битвы за Атлантику" уже в 1943г. (т.е. задолго до падения Рейха), ни даже то обстоятельство, что за всю свою историю ПЛ вообще не выиграли ни одного сражения, ни одной операции (они лишь ПОМОГАЛИ это делать, в основном НЕ НА ГЛАВНЫХ РОЛЯХ).
________________________________________
Объективности ради следует заметить, что подобные процессы, связанные с послевоенными изменениями обликов флотов, в той или мной степени происходили и за рубежом, В Соединенных Штатах, например, замахнулись было даже на "святую святых" — на авианосцы (АВ). Правда, до этого дело не дошло. Американские адмиралы, в отличие от наших, костьми бы легли, а скорее всего — своими руками придушили любого (невзирая на нанимаемый пост), кто предпринял бы практические шаги в этом направлении. Кстати, "их" адмиралы, в отличие от наших, уверенно самостоятельно "рулили" не только самолетами и ядерными ЭУ АВ, но и всеми "вооруженными силами республики" (известное высказывание из х/ф "Чапаев"), т.е., в отличие от наших флотоводцев, имели огромное влияние не только в ВС и ВПК, но и в государственной политике.
Но главное различие в послевоенном развитии нашего и ведущих зарубежных флотов заключается в другом. Имея "за спиной" мощные, проверенные и закаленные войной ВМС, богатейший боевой опыт и нетронутую могучую промышленную базу (не говоря уже о всей экономике), наши соперники могли позволить себе любые эксперименты и импровизации без разрушения и потрясения основ. И тем не менее они в конце 1940-х — начале 1950-х гг. позволяли себе только эксперпменты.
Возьмем, например, самую близкую тему — развитие и внедрение на корабли крылатых ракет (КР). Известно, что пионерами в области создания и боевого применения КР были немцы. Уже в 1944 г. они тысячами (!) ФАУ-1 обстреливали Лондон, а еще ранее, в 1943 г., Luftwaffe топили неприятельские корабли (в т.ч. современный линкор «Roma») управляемыми авиабомбами — по сути, теми же КР, только без двигателя. И американцы. И мы без особой застенчивости (и это правильно) широко использовали и трофейную технику и самих немецких конструкторов для создания своего оружия, первоначально не стесняясь (и это тоже правильно) его копировать. Американцы раньше нас создали и приняли на вооружение корабельную КР "Regulus I", а затем и сверхзвуковую c дальностью cвыше тысячи км — "Regulus II ", раньше нас вооружили ими отдельные надводные корабли и ПЛ, и даже АВ «Hancock» и «Randolph» (типа «Essex»), и убедились, что это оружие еще очень "сырое'', а поэтому главным па флоте быть никак не может.
Более существенные успехи были ими достигнуты в развитии и внедрении ЗРК, но и те, как уже упоминалось (см. ч.1). "влезали" только на крупные корабли и были весьма далеки от совершенства. К полномасштабной разработке корабельных КР американцы приступили только тогда, когда для этого создались соответствующие научно-технические и технологические условия, т.е. в 1970-х гг. Зато эффект выхода на авансцену американской КР "Harpoon", а затем п "Tomahawk" оказался впечатляющим, если не сказать больше. "Этим оружием без особых технических усилий вооружили ВСЕ боевые корабли (в т.ч. ПЛ) ВМС США. а затем их союзников, поскольку, образно выражаясь, засунуть "Harpoon" можно было чуть ли не в "портсигар командира корабля". Этим самым американцы "щелкнули по носу" высунувшихся раньше них со своими "Exocet" французов и поставили в неудобное положение своих союзников - англичан и немцев, поторопившихся принять ''Ехосеt" на вооружение и вынужденных затем "разбавлять"' их "Гарпунами".
У нас первоначально не оценили должным образом, что происходит. Нашлись специалисты в довольно высоких рангах, которые комментировали "гарпунизацию супостата" весьма оригинально: "Американцы сильно отстали (? — авт.) от нас в развитии КР. Созданием этой "хилой — (ни рожи, ни кожи) — ''ракетки" они тешат свое уязвленное самолюбие". На самом деле произошло следующее.
Совершенствуя и развивая свои главный ударный инструмент — авиацию флота (кстати, в количественном и качественном отношении чуть ли не превосходившую ВВС), наш вероятный противник бeз кардинальной ломки и перестройки, бет истерики и штурмовщины ПРИБАВИЛ к ударным возможностям своих ВМС еще один весомый аргумент.
ВМФ СССР же, провозгласив "ракетизацию" альфой и омегой своего генерального послевоенного развития, под нескромные и некорректные (если не сказан грубее) заявления о "национальном" приоритете, лидерстве, превосходстве н т.д. и т.п. реально в указанной области добился относительно немногого. Причем именно в той области, которая называлась приоритетной, являлись "козырной" и, фактически, БЕЗАЛЬТЕРНАТИВНОЙ.
Несогласным с такой непривычной точкам зрения автора рекомендую взять справочник Jane's fighting ships" за 1991 г. (наивысший пик могущества ВМФ СССР) и немного потрудиться над подсчетом условного ракетного залпа ВМФ СССР и ВМС США (теоретическое количество ПКР, которые одновременно могут быть запущены с различных носителей, без учета возможной последующей перезарядки ПУ). При этом не следует забывать, что наш залп необходимо делить ни четыре (по количеству изолированных ТВД). а американский — на два (наличие Панамского капала можно проигнорировать). Если результат произведет удручающее впечатление, можно в нашем залпе засчитать и участие ракетных катеров, хотя под них американцам ''подставляться" никакой необходимости не было и нет. Вес равно получится невесело. Для корректности к американцам надо было бы добавить и их союзников по NATO, без которых (не считая Гренады и Панамы) они никогда ис воевали — они вообще еще с Первой мировой войны в одиночку в "приличных'' войнах участвовать не любят, причем участие желательно как можно ближе к финалу (1-я и 2-я MB — в Европе), но вовремя. Чтобы совсем не портить настроение, этого подсчета можно и не делать, но надо помнить, что вклад союзников по NATO по ВМС па Европейском ТВД. например, тогда составлял до 80%, т.е. ВМС США — это только 20%, и до "них еще надо было "доехать".
Другим неприятным сюрпризом, серьезно ослаблявшим наши "ракетные инициативы", явилось качественное совершенствование системы противовоздушной-противоракетной обороны (ПВО-ПРО) американского флота, базировавшейся ''на трех китах": истребители F-14 "Tomcat" с многоканальной системой управления AWG-9 и ракетами "воздух-вспдух" "Phoenix" (на АВ), корабельная многоканальная система оружия "Aegis" с ЗУР "Standard MR" (на кораблях боевого охранения АВ) и 20-мм высокоскорострельный зенитный автомат "Vulcan/ Phalanx" Mk.15 (на всех боевых и вспомогательных кораблях).
Пробить три таких "набора" даже "табунами" здоровенных ракет (фактически — неманеврирующих беспилотных самолетов) было очень непростым делом: большая маршевая высота полета КР и их радиолокационная заметность (как следствие траектории и размеров) облегчали задачи перехвата американским "Aegis" и "Vulcan", а "пяти-Маховый" (т.е. имевший скорость 5М) ''Phoenix" потенциально игнорировал сверхзвук наших КР.
Автор не напрасно опустил из повествования упоминание о наличии в ВМФ СССР морской ракетоносной авиации (МРА) — важном компоненте противоавианосной триады: ракетные ПЛ — ракетные НК — МРА. Здесь уместно лишь упомянуть о том. что проблемы, стоявшие перед МРА .при решении своей главной задачи, не только были схожи с таковыми других носителей КР (ПЛ и НК), но и усугублялись еще одной — пожалуй, самой главной и безответной: как долететь до противника, не повстречавшись с истребителями сначала наземной тактической, а затем и авианосной авиации?
Надо сказать, что все изложенное уже в те 1970-е гг. сильно беспокоило, если не тревожило специалистов-аналитиков. Однако не берусь утверждать, что вывод о том, что послевоенный вектор направленности развития нашего флота есть грандиозный, ведущий в тупик стратегический просчет, уже тогда был вполне очевидным.
Тому имелись свои причины. Пресловутая суперсекретность и изолированность объективно не давали возможности синтеза и анализа разнородной информации. Последнее сильно тормозила развитие военной мысли вообще и военной науки в частности. Этому способствовало практическое отсутствие объективного анализа содеянного, обсуждения, обмена мыслями, т.е. коллективной работы. Ретроспективный анализ, выявление недостатков, критика, выработка на их базе корректирующих предложений фактически отсутствовали. Фактически — потому, что формально такие мероприятия все же происходили: в форме совещаний у ГК ВМФ, военных или военно-технических советов-ВМФ, командно-штабных учений флотов в ВМА, научно-технических советов (НТС) военных НИУ с привлеченном специалистов промышленности (но всегда БЕЗ приилечения представителей действующих флотов, например, командиров кораблей или хотя бы соединей). Однако такие "обсуждения" носили характер хорошо отрежиссированных шоу, поскольку ничье другое мнение, кроме мнения Главкома, по-существу, никого не интересовало или на выработку "коллективного решения" не влияло.*
________________________________________
* — Примечание автора. Вот характерный пример: Пока в 1-ом ЦНИИ МО на НТС по выбору типа ЭУ для перспективного корабля пр. 956 ("Сарыч"), "ломали копья»" по поводу преимуществ или недостатков дизельной, газотурбинной или дизель-газотурбинной ЭУ. Главком с Б.Е. Бутомой (МСП) уже решили, нто установка будет... паросиловая, т.e. котлотурбинной. Таким образос, изумленная и потрясенная "наука"' здесь оказалась совершенно непричём. Позже С.Г.Горшков объяснил свое решение тем, что: 1) он не хочет, как заказчик, терять паротурбинное производство на Кировском заводе — если потеряет, потом, не вернет; 2) он не хочет зависеть в поставках ГЭУ только от НПО "Заря." — монополиста в производстве корабельных ГТД; 3) время от времени случались перебои в снабжении флота дизтопливом, тогда как КТУ можно было топить, по образному выражению самого Главкома. "хоть дровами". Все это было дальновидно и возможно мудро, особенно когда оказалось что всю гизотурбинную энергетику для надводных кораблей с распадом СССР пришлось оставить на Украине, но решение-то было волевое.
Наверное если бы учёные хоть сном или духом угадали намерение руководства, то, будьте уверены, они бы научно доказали что для "956-го" ничего лучше КТУ и быть не может. Кстати таким же образом, т.е. волевым решением, Главком"воткнул" и резервные паровые котлы на атомный крейсер пр. 1144. Указанное решение в данном случае было далеко не безосновательным - С.Г.Горшков своё дело знал, но когда в своей книге "Морская мощь государства" он утверждал что свои решения базирует на результатах "глубоких научных обоснований", он всё же явно лукавил.
________________________________________
Понимал ли сам Главнокомандующий — "отец океанского ракетно-ядерного" флота (обратите внимание, что помпезно-официальное часто используемое название уже само по себе говорит о том, что к альтернативным сценариям войны флот не готовился), что мы ''маленько заблудились и идем куда-то не туда"?' Сейчас на этот вопрос ответить трудно. Во всяком случае, если и понимал — а он был человеком все же незаурядным, — то решительно ничего изменить уже не смог, да, наверное, и не захотел бы (возраст). А ведь даже тот факт, что с развалом СССР его ВМФ стал быстро (по разным причинам, но в том числе и объективным) превращаться ''в труху", красноречиво говорит о том. что это был флот "разового использования", не пригодный ни для долгой жизни, ни, тем более, для сравнительно продолжительной "обычной" войны. Как тут не вспомнить Российский Императорский флот, "раритеты" которого — и линкоры, и крейсеры, и эсминцы, и ПЛ, и вспомогательные суда — пережив разруху, запустение и Вторую мировую войну, дожили аж до середины 1950-х, гг. (причем в каждом классе старых кораблей были свои герои — гвардейские и краснознаменные — пригодились и хорошо воевали).
Вернемся к началу 1970-х гг. Тогда всё шло установившимся чередрм. ОКБ-52 под руководством В.Н.Челомея готовило новый подарок флоту, развернув с начала 1960-х гг. работы по создан-ию КР т.н. 2-го поколения. Надо сказать, что"новое" поколение выращивалось экстенсивным способом: за основу бралась ракета П-6 в которую вносились некоторые улучшения: устанавлъшался более экономичный ТРД, увеличилась дальность стрельбы и скорость.полета, появилась бортовая ЦВМ для выбора оптимального варианта атаки при помеховой обстановке и бортовая станция активных помех. Конечно, не забыли, веса и габариты: они тоже были увеличены. По этим характеристикам, во всяком случае случае, в морском оружии, мы всегда ("в эпохуНТР") уверенно превосходили вероятного противника. Некоторое представление о техническом совершенстве новой ракеты 4К80 комплекса П-500, получившего несколько позже, уже после принятие на вооружение, название "Базальт", дает Табл.1, в которой приведены сравнительные ТТХ ракет комплексов П-6, П-500 и опередивших их лет этак на 20-25 американских "Regulus I" и "Regulus II".
В одно из посещений Северного ПКБ где-то в конце 1971 г. С.Г.Горшков предложил его конструкторам пока без особого шума "проработать вариант замены восьми противолодочных ракет 85Р РПК-3 "Метель" на восемь ракет 4К80 ПKPK П-500 на БПК пр.1134Б. Главкому, видимо, каралось, что подобную замену можно будет произвестн "малой кровью" и не нарушая линии серийного строительства БПК пр. 1134Б, начиная с 7-го корабля продолжить серию в ''ударном", трансформированном варианте. Такая "косметическая операция", как предполагалось, не должна была насторожить вечно сующий палки в колеса строительства флота Генштаб и не давала повод правительству в очередной раз упрекнуть флот в раздувании номенклатуры, борьба с которой (правда, на словах) уже начиналась.
Коллектив проектантов, который возглавил В.Д.Рубцов, разработал первые проектные предложения довольно быстро, причем разместил на корабле не восемь, а двенадцать ПКР: на место счетверенных ПУ комплекса "Метель" условно таким же образом счетверенные ПУ комплекса П-500 не становились. Пришлось "растащить" их в одиночку (внакладку) по бортам, что потребовало увеличения длины корпуса, а следовательно - и водоизмещения. "Зато появилась возможность разместить больше ПУ. чем задал "ЭсГэ" (так и обиходе называли С.Г. Горшкова и подчиненные и ''промышленники").
Таким образом, габариты ракет опять напрямую "вылезали" через корйбль. Этого никак не понимали ''вооруженцы": "Подумаешь, добавили "всего-то" (!) меньше метра длины и меньше тонны (!) веса" (имелась ввиду новая ракета). Забегая вперед, заметим, что эти "всего-то" стоили кораблю дополнительно 13 м длины, 23 м ширины и 2700 т .водоизмещения. "Азы" проектирования "некорабелам", очевидно, были абсолютно неизвестны.
Здесь чуть-чуть отвлечемся. Ну, упрись С.Г.Горшков и заяви В.Н.Челомею: "Все, как хочешь, Владимир Николаевич, а ракету длиннее и тяжелее, чем П-6. у тебя больше не приму, хоть и с супер-ТТХ!" - что бы, интересно, тогда случилось? А вот что. Тут же Челомей побежал бы "куда надо" и "открыл бы туда дверь ногою''. После этого Главком, как миленьким, принял бы, несмотря на титулы и звёзды, все, что угодно, хотя бы себе на спину. Возможно, и не так: тут же в одночасье нашли бы другого, который принимал бы без звука и благодарил. Таких система наплодила —только свистни. Впрочем, это ностальгические грезы в защиту "ЭсГэ", который сам "азы" проектирования (и не только "азы") знал хорошо. Наверное, не надо было уж очень сильно маневрировать и гнуться в начале главкомовской карьеры... хотя, повторимся, тогда бы она не была бы такой долгой и яркой.
В этой связи позволю себе утверждение, с которым согласны многие, знавшие все механизмы существовавшей системы:
BOЕHHO-промышленный комплекс существует в США, у нас же (т.е. в СССР) существовал ПРОМЫШЛЕННО-военный комплекс (имеется в виду "пост-сталинский" период).
Удачные в целом проработки СПКБ вызвали выход в свет решение Комиссии при СМ СССР по военно-промышленным вопросам №-87. от 20 апреля 1972 г. которое обязывало начать разработку ТТЗ на новый корабль — ракетный крейсер пр.1164 (шифром "Атлант"). Как видим, через решение ВПК флоту (т.е. С.Г.Горшкову) удалось узаконить рождение нового корабля, а не модификации предыдущего проекта. Забегая вперёд — пр.1164 почти ничего общего с пр.1134Б не имел, хотя распространенное мнение об их преемственности осталось. С этим можно согдаситься. лишь имея ввиду историю рождения пр.1164, но не принятые на нём технические решения.
Основными зaдачами корабля, сформулированными в ТП. являлись:
— придание боевой устойчивости силам флота в отдалённых районах морей и океанов;
— уничтожение надводных кораблей противника, в том числе АВ (вот так, как бы между просим, среди "толпы" всяких разных, "в том числе" и каких-то там авианосцев — автор не смог удержаться от комментария).
Главным конструктором проекта был назначен тогдашний директор СПКБ А.К.Перьков. Однако исполнение этой должности являлось чисто номинальной его обязанностью. Александр Куэыиич ни одного "живого" корабля в качестве главною конструктора до этого не спроектировал, был обременен директорскими заботами и вообще, по воспоминаниям сослуживцев, новый крейсер почему-то не полюбил, Впрочем, вскоре его отправили на пенсию. Таким образом, основные заботы по проектированию "Атланта" легли на плечи заместителя главного конструктора В.И.Мутихина, ставшего таким образом главным конструктором РКР пр. 1164.
ВМФ назначил своим Главным наблюдающим за.проектом старшего научного сотрудника ЦНИИ ВК капитана 2 ранга. А.Н.Блинова. Автор очень хорошо знал по совместной службе, к сожалению, рано ушедшего из жизни (чуть больше 50 лет) Анатолия Николаевича. Это был замечательный человек и довольно редкий даже в НИУ тип офицера "равнопрочно" грамотного как в научно-теоретических, так и в практических прикладных вопросах.
С Валентином Ивановичем Мутихиным А.Н.Блинов работал слаженно и дружно. Опять забегая вперед, надо упомянуть, что такое же взаимопонимание с главным конструктором сложились и у сменившего (после ухода в запас) А.Н.Блинова капитана 2 ранга В.Г.Басова (на пр. 11641)
Не умаляя самостоятельной роли Главных наблюдающих ВМФ, было бы несправедливо не упомянуть и о действительно (отнюдь не номинально) руководящей роли их начальников: Управления надводных кораблей ЦНИИ ВК контр-адмирала Б.А.Колызаева и отдела крупных БНК капитана 1 ранга А.А.Борисова. Это совсем не ритуально-дежурное упоминание с целью "сделать приятное" действительно заслуженным людям, о совместной службе с которыми осталось исключительно благодарные и добрые воспоминания. В нашей литературе, посвященной созданию послевоенного ВМФ, теперь часто встречаются и фамилии, и звания, и титулы, и фото. Однако понять, что конкретно вложили (неважно = хорошего или плохого) во флот те или иные люди, чаще всего (если сам не знаешь) невозможно. А упомянутые автором лица в контексте истории создания крейсера пр. 1164 приложили свои руки ко многим конкретным решениям и делам. Конечно же, за ними стояли, точнее, не покладая рук работали очень представительные коллективы других сотрудников и других военных НИУ, ЦНИИ им. акад. А.Н.Крылова, самого Северного ПКБ, центральною аппарата ВМФ и МСЛ, но, к сожалению, обо всех персонально упомянуть невозможно.
Разработка эскизного проекта заняла всего несколько месяцев — он был утвержден 13 апреля 1973 г. За основу чертежа приняли таковой пр.1134Б — удачного "ходока и морехода". Пересчет увеличившихся рачмерении корпуса признали достаточным, потому модельных испытании в бассейнах ЦНИИ им. акад. А.Н.Крылова не производилось. ЭУ приняли газотурбинной, но только по типу - в остальном, как увидим, она оказалось другой и даже не совсем газотурбииной. Этим, пожалуй, и заканчивается (если не считать нескольких второстепенных систем вооружения) сходство пр. 1134Б и 1164. Bсё остальное на последнем было новым или, во всяком случае, другим.
Новое оружие: ПКРK, главный ЗРК, артиллерия, РЭВ и др. потребовали кардинального новой схемы общего paсположения, причем не только в "надстроечной" части, но ив корпусной. Эта задача оказалась очень сложной. Окончательно зафиксировать облик корабля удалось только в техническом проекте, разработки которого заняла больше года и завершилась 21 августа 1974г. Однако постройка головного корабля отодвинулась больше чем на два года. В принципе, начав выпуск рабочих чертежей, можно было заложить корабль уже в декабре того же 1974г., поскольку стапель на Николаевском заводе им. 61 Коммунара, где решено было строить, освобождался после спуска «Петропавловска» (5-й корабльпр.1134Б). Однако проект корабля, как стало уже законом, значительно опередил его оружие. Поставки "Базальта", ЗРК С-ЗООФ и АУ АК-130 — главных комплексов — даже не "просматривались".
К слову скачать, пушка, т.e. AK-130 реально появились на свет только в следующем десятилетни, Вообще-то, по эскизному проекту на крейсере должны были линейно-возвышенные (в носу) 100-мм АУ А-214. позже получившие ceийное обозначение АК-100. В техническим же проекте их заменили на одну 130-мм двух орудийную АК-130 (тогда она обозначалась А-218),Эта "легендарная" установка подвела не только пр.1164. Атомный современник — ракетньй крейсер пр.1144 по проекту должен был быть вооружен двумя однооруднйными 130-мм АУ А-217. Однако интриги вокруг "одностволки" (это отдельная тема) ее "зарубили". Переориентировались ни "двустволку", но её вовремя не сделали. Пришлось ''воткнуть" на головной крейcep «Кирова» две "сотки" — АК-100; а "стотридцатку" ставить на второй и последующие корабли.
Надо сказать, что на ставшие почт постоянными срывы поставок влияли не только различные объективные и субъективные причины. Были и случайности. Например, в один отнюдь, не прекрасный день пожар па Ленинградском Металлическом чаводе уничтожил готовые пусковые установки СМ-248 комплекса "Базальт", которые мотались тогда из стекловолокна чуть ли не вручную самоотверженными русскими женщинами.
Закладка головного ракетного крейсера, получившего очень удачное и ко многому обязывающее имя «Слава» (заводской №2008), состоялась 4 октября 1976 г. За прошедшие до закладки два года на воду удалось, спустить еще два БПК np. 1134Б «Ташкент» и «Таллин».
Название «Слава», "освободившееся" после сдачи на слом крейсера проекта 26бис (ранее именовавшегося «Молотов») в Русском флоте носили еще четыре боевых корабля, самым знаменитым из которых был, конечно, линкор постройки 1905 г. — гepoй Первой мировой воины.
Новую «Славу» строили больше шести лет: спустили на воду 27 июля 1979 г., а сдали, во всяком случае подписали приемный акт, 28 декабря (конечно же. чуть ли не аа минуту до Нового года) 1982 г.
В названиях последующих крейсеров пр.1164 отразилась уже упомянутая бессистемность и полное пренебрежение традициями и здравым смыслом. Второй корабль при закладке в 1978 г. получил название «Адмирал флота Лобов», третьему, заложенному в 1979 г., прочили имя «Комсомолец» — взамен выведенного из состава флота крейсера пр.68К (бывший «Чкалов»). Однако смерть министра обороны маршала Советского Союза Д.Ф.Устинова в декабре 1984 г. вызвала изменение названий всех строившихся крейсеров этой серии: «Лобов» стул «Маршалом Устиновым». «Комсомолец» — почему-то «Червоной Украиной», хотя это имя носил крейсер, бесславно погибший в 1941 г.. а название «Адмирал флота Лобов» "переставили" на четвертый корабль, заложенный только в 1986 г. Печально известная ПЛ «Комсомолец», таким образом, своим именем обязана кончине маршала. Но на том чехарда переименований не закончилась: в мае 1995г. головной крейсер «Слава» переименовали в «Москву».*
________________________________________
* — Примечание автора. Корабли с таким громким именем в отечественном флоте, к сожалению, ничем героическим себя не проявили, если не считать этапного в техническом отношении появления в строю флота противолодочного крепсера-вертолетоносца пр.1123, унесенного черен 30 лет после постройки политическими ветрами в далекую Мидию ни разделку. Зато корабль обрел в лице столицы и её мэра могущественного спонсора, а Ю.М.Лужков — свои надводный крейсер, который, некоторое время спустя дополнил крейсер подводный — тезка мэра «Юрии Долгоруким».
________________________________________

Украина — видимо, в расчете на то, что в случае отказа в ее приеме в состав NATO она сможет угробить пару американских авианосцев — попыталась '"приватизировать" недостроенный всего на 10% «Адмирал флота Лобов» и даже присвоила ему свое название — «Вiльна Україна». «Червоной» ей показалось мало, а может, и от того, что из "червоной" сама Украина стала "жовто-блакитной". Однако и кухонной мыши ясно, что достроить, а тем более эксплуатировать даже один ракетный крейсер Украина не в состоянии. Нашим же флотоводцам он оказался ненужным, a B.C.Черномырдину, в таком случае, и подавно — он от «Адмирала флота Лобова» отказался.
Не хотелось бы в этой статье касаться нынешнего смутного времени, но пришлось. Кстати, с «Лобовым» связано еще одно переименование. Когда было принято решение об увековечении памяти Н.Г.Кузнецова, имя опальною флотоводца, как известно, присвоили трижды до этого переименовывавшемуся АВ, который наконец-то обрел достойное название — «Адмирал Кузнецов». Тогдашний ГК ВМФ адмирал В.Н.Чернавин вдруг заметил то, на что до этого никто не обращал внимания: в одном и том же городе на судостроительных чанодах стоят два «Адмирала», но один из них «Адмирал флота», а другой — просто «Адмирал», хотя Н.Г.Кузнецову, хоть и посмертно, вернули звание Адмирала флота Советского Союза (вскоре, впрочем, канувших в историю — и звания, и Советского, и Союза). Так и появилось на «Тбилиси», а одновременно и на «Баку» невиданная доселе двухэтажная многословная надпись. Полдюжине же сухопутных маршалов Советского Союза не повезло. О них забыли и поэтому плавают (если плавают) в составе наших флотов пониженные на две ступени в звании «Устинов», «Шапошников», «Василевский», а до этого — «Тимошенко» и «Ворошилов». Хорошо, хоть просто «Маршалы», а то «Суворов» и «Кутузов» в Советском флоте лишились вообще всех званий и назывались словно хоккеисты или тележурналисты панибратски просто: по имени, без отчества.
Эти комментарии понадобились для того, чтобы напомнить: что в любом, даже простом деле, все нужно делать с умом (наличие которого, естественно, обязательно) или хотя бы в соответствии с суровой воинской формулой: "Пускай безобразно, зато однообразно": если ума не хватает.
Конечно, «Червону Украину» в составе Российского флота терпеть после «Вильной» жовто-блакитной даже политически уже было нельзя, но и с ее новым переименованием поступили, мягко выражаясь, легкомысленно. При пока еще "живом" гвардейском крейсере-авианосце «Варяг» его название в феврале 1996 г. продублировали на тихоокеанском ракетном крейсере. При этом святыня корабля — Андреевский флаг — была вручена его командиру адмиралом И.Хмельновым — будущим (кто бы тогда мог подумать!) первым в истории нашего флота начальником Главного штаба ВМФ—уголовником, осужденным (к сожалению, условно) не за политику и не за военные неудачи, а за вульгарное лихоимство.
Завершая повествование об очень красочной истории наименования всего четырех крейсеров np.1164, не уверен, что сама история закончилась. В, советское время кораблей строилось много, достойных названий для них даже, не хватало: на свет божий извлекались и совершенно ничем не проявившие себя ни в боях, ни в строительстве флота, ни в географических открытиях адмиралы, политработники, партийные съезды, случайные города и т.д. и т.п. Теперь же наоборот: кораблей становится все меньше, а хороших вакантных имен для них, соответственно, все больше. Поэтому тенденция ротации имен видимо, сохранится, если когда-нибудь не напоремся на международный скандал. Например, Таиланд, имеющий в составе ВМФ ровно столько же АВ, сколько теперь имеется в ВМФ России, сможет упрекнуть нас в нарушении баланса авианосных сил, поскольку, если считать не по "головам", а по именам, у нас АВ должно быть десять, а ракетных крейсеров, включая атомные— не меньше семнадцати. Ведь был же прецедент, когда России пришлось объяснять, что «Двенадцать апостолов» — это всего лишь один броненосец, а не двенадцать. Правда, тогда "бодались'' с Англией, а теперь жe нашим военно-морским оппонентом по плечу вполне сможет стать и Таиланд.
Вернемся к головному крейсеру в 1980-е гг. и будем называть его как тогда — «Слава», Как уже упоминалось, главные оружием, ради которого он создавался, является противокорабельный ракетный комплекс П-500 "Базальт" (обозначение NATO - SS-N-12). В техническом проекте удалось увеличить количество ПУ с 12 до 16 путем размещения спаренных ПУ с фиксированным утлом возвышения, а заодно — и решить очень важную проблему газоотвода факела стартовых двигателей ракет, поскольку первые стартующие ПКР могли "задушить" двигатели последующих, а залповой стрельбы тогда бы не получилось. Для загоризонтного целеуказания от системы мирской космической рачведки целей (МКРЦ) и от авиационных средств была установлепа система "Корвет" с двумя антенными постами в радиопрозрачных колпаках. Телеуправление ракетами в полете (на марше) и получение от них обратной информации о цели (''картинки") через бортовые визиры ракет осуществлялась системой "Аргон" с антенным постом на фок-мачте. Необходимо заметить, что размещение ПУ СМ-248 комплекса П-500 на верхней палубе, конечно, даром не далось: пришлось сильно поднять верхний ярус надстройки с ходовой рубкой для улучшения обзора. Надстройка с фок-мачтой, таким образом, стада более громоздкой, чем на всех предыдущих ракетных кораблях, и доминирующей в силуэте крейсера.
Принципиально новым и не менее важным, чем ударное, оружием крейсера пр. 1164 явился ЗРК зональной (коллективной) ПВО С-З00Ф. Указанный комплекс, начатый разработкой в 1969 г. на базе ЗРК С-З00П для войск ПВО-страны НПО "Альтаир" и КБ "Факел" (ЗУР), предназначался для отражения атак групповых, в т.ч. сверхзвуковых воздушных целен в большом диапазоне высот, включая малые - 25-30 м. Однако разработчики надо отдать им должное — уже тогда понимали, что перспективное авиационное оружие позволит самолетам не входить в зону ПВО, а применять его до встречи с ЗУР. Поэтому в качестве основных задач нового ЗРК приоритетными назначались поражение самолетов РТР и РЭБ или хотя бы удаление рубежей работы их разведывательно-помехоных систем от обороняемого соединения, а также перехват ПКР и управляемых авиабомб. Кроме указанных осталась и задача поражения морских целей, решать которую позволяло наличие на ракете довольно мощной осколочно-фугасной БЧ весом 130 кг.
В ЗРК С-ЗООФ впервые реализовывался вертикальный старт ЗУР из транспортно-пусковых контейнеров (ТПК), размещаемых, в свою очередь, в барабанах ПУ Б-204 револьверного типа. Принципиально новой явилась и помехозащищённая многоканальная система управления "Форт", название которой уже после принятия комплекса на вооружение распространили на весь ЗРК (в прессе его иногда преподносят под названием "Риф").
Система управления (СУ) "Форт" позволяла одновременно сопровождать 12 и обстреливать 6 целей. Основу СУ составляла многофункциональная РЛС подсвета целей и наведения 3УP, кроме этого (правда, в пространственном секторе 90х90 град.) опа могла работать и в поисковом режиме общего обнаружения (т.е. самой искать и находить цели). Такие качества СУ достигались применением в РЛС фазированной антенной решетки (ФАР) и двух ЦВМ нового поколения.
Твердотопливная одноступенчатая ЗУР 5В55РМ обладала высокой скоростью полета (до 2100 м/с), выдерживала большие перегрузки и имела систему телеуправления 2-го рода. При этом вес (1664 кг) был меньше, чем у тоже твердотопливной ЗУР 4К60 (1800 кг) предыдущею комплекса M-11"Шторм" (с командным ТУ), а дальность стрельбы (75-90 км) — в 2,5-3 раза больше.
Все это было очень хорошо, однако и здесь мы пошли пресловутым "национальным" путем. Правильно решившись на внедрение вертикального старта из ТПК, добавили к ним совершенно излишние револьверные ПУ, основу которых могли составить сами ТПК. Кстати, наземные комплексы С-300 так и стреляют - прямо из контейнеров, которые имеют лишь механизмы перевода последних из походного горизонтального положения в боевое вертикальное. Этого на кораблях делать и не нужно. И хотя на комплексе С-З00Ф был достигнут трехсекундный интервал между пусками 3УР без необходимости поворота барабана под пусковой люк (или стрельбовое "окно"), он (интервал) был бы еще меньшим, а сама ПУ — проще и надежнее и, естественно, легче paзa в 2-2,5 и занимала бы в полтора раза меньший объем.
Другим "смазанным" решением комплекса явилась установка ФАР во вращающемся антенном посту. Добавив еще три стационарных "полотнища" ФАР на оставшиеся без обзора 270 град., можно было отказаться и от поворотного пьедестала и от громоздкого радиолокационного комплекса общего обнаружения "Флаг", заменив последний одной резервной или дежурной РЛC. Но до этих решений тогда, видимо, "не дозрели". Кроме того, стрелъбовые и "общие" РЛС создавались разными министерствами и ведомствами.
Предвидя, что создание комплекса С-З00Ф и его отработка встретят на своём пути различные трудности, разработчики решили предварительно "научить его стрелять" на каком-либо уже плавающем корабле перед запуском в серийное производство и установкой на строившиеся крейсеры пр.1164 и 1144. Подходящим "носителем" признали ВПК пр.1134Б. Четвертый корабль (заводской №2004) этой серии -- «Aзов» — через, два года после сдачи в 1977 г. был переоборудован под комплекс С-З00Ф. который разместили на месте снятого кормового ЗРК "Шторм". В состав опытного oбразца ЗРК входила одна револьверная ПУ на 48 ЗУР и СУ "Форт". Таким образом, «Азов» .(пр.1134БФ) стал единственным в мире боевым кораблем с ЗРК трёx разных типов (С-З00Ф, М-11 и "Оса-М" ) и своего рода рекордсменом. Вообще-то, хотели снять и нocoвой ЗPK M-11, но тогда бы пришлось демонтировать и комплекс ПЛУРО "Метель", поскольку в состав СУ "Гром-M" снимаемого ЗРК входила и СУ РПК-3 (т.е. "Метель").
Первые стрельбы «Азова» новым ЗРК показали, что личный состав не готов к эксплуатации этотго оружия — возможно, и по причине его сложности. Особенно не ладилась работа с высокопроизводительпыми ЭВМ, а математическое обеспечение оказалось неотработанньм. Ракеты "мазали", по воспоминаниям главного конструктора А.Ежова, иногда на 800 м выше цели, многоканальность не реализовывалась ["Красная звезда". 28 октября 1995 г.]. В конце концов пришлось так и не отработанный до конца ЗРК ставить и на «Славу», на которой в отличие от «Азова» разместили одну ПУ с 64-мя ЗУР.
Забегая вперед, следует отметить, что и на «Славе» комплекс сдавался не гладко. Крейсер уже после передачи в состав ЧФ пришлось перегонять летом 1983 г. на Север, чтобы довести оба капризничавших 3РK С-З00Ф — и «Славы», и «Кирова» (пр.1144) одновременно. Официальное же принятие на вооружение ЗРК состоялось еще через год, в 1984 г. Во время обратного перехода с Севера удалось провести мореходные испытания корабля в Бискайском заливе в 6-бальный шторм. Крейсер подтвердил отличную мореходность, завоеванную корпусным аналогом — ВПК пр.1134Б.
От пр.1134Б пр.1164 достались в наследство еще два ЗРК самообороны "Оса-М". Этот комплекс, разработанный параллельно с самоходным ЗРК сухопутных войск (а не ПВО страны, как иногда путают) и принятый на вооружение еще в 1972 г.. зарекомендовал себя и был освоен на флотах в целом хорошо. Зарубежные специалисты по эффективности оценивали его выше "Шторма" и "Волны''. Однако по своим боевым возможностям. несмотря на модернизацию ("Оса-МА". "Оса-М2") к середине 1980-х гг. комплекс, естественно, устарел: одноканальный, с радиокомандной системой управления (без самонаведения), со сравнительно большим (21 с) временем перезаряжания двухбалочной ПУ, он не справлялся с отражением атак низколетящих (3-5 м) ПКР, однако годился для стрельбы на дистанции до 10 км по вертолетам и другим одиночным и относительно простым целям, имевшим скорость до 500 м/с. Интересной, но очень характерной особенностью ЗРК "Оса-M" являлось наличие в составе его системы управления 4РЗЗ собственной РЛС обнаружения и целеуказания (СОЦ). Это не случайно. Ракетчики почти всегда старались игнорировать "радиолокаторщиков'' и формировать на корабле боевые контуры по "хуторской" системе — в максимально автономной степени. С одной стороны, это было неплохо — повышалась боевая и эксплуатационная живучесть, уменьшалось работное время. Однако с позиций системного проектирования корабля как единой боевой системы это было еще одним анахронизмом. Корабль усложнялся, "распухал", становился более дорогим и менее серийным. Да и управлять в бою "рассыпными" автономными подсистемами, почти несвязанными между собой, конечно, гораздо сложнее.
Несмотря на солидное зенитно-ракетное вооружение крейсера пр.1164, этого, казалось, было мало. "Вес, что стреляет, должно стрелять и по воздушным целям". Эта философия легла в основу идеологии создания главного артиллерийского оружия крейсера — АУ AK-130.
Синдром Второй Мировой войны, когда основным недостатком среднекалиберной артиллерии (и даже крупнокалиберной) признали её неуинверсалыюсть, сопровождал разработку всех наших новых АУ. Весьма поверхностный отечественный анализ опыта войны назойливо диктовал: недостаточная ПВО — это слабая зенитная артиллерия, малая скорострельность, мало стволов, мало боезапаса. При этом совершенно игнорировалось то обстоятельство, что НИКАКАЯ скорострельность, никакое количество стволов и их калибров от самолетов не спасают. Можно лишь продлить агонию (на «Yamato» или «Musasi» стояло больше сотни малокалиберных зенитных АУ), но если авиация захочет утопить, будьте уверены — утопит. Вопрос только во времени и в наряде выделяемых сил.
Еще раз повторим: от бомбардировщиков (позже — от ракетоносцев) или торпедоносцев "лечат" не зенитки или ЗУРы, а истребители, а первые только добивают то. чему все же удалось прорваться.
Однако наши послевоенные пушки (здесь имеются ввиду только среднекалиберные) упорно заставляли стрелять в первую очередь "в воздух". Но и в решении этой задачи мы оставались верными себе: основным путем являлся самый простой — экстенсивный: больше выстрелов в минуту (снарядов за борт) — и все будет "O'key". Указанное было причиной того, что одноорудийную "стотридцадку" А-217 в серию не пустили ("мала" скорострельность). По этой же причине флотские артиллеристы УРАВ ВМФ (Управления ракетно-артиллерийского вооружения) и его специализированных НИИ "насмерть" стояли против попыток "протащить" на корабли ставшие уже давно чисто армейскими 152-мм ("Бомбарда") и 203-мм ("Пион-M") калибры, эти пушки "не хотели" бороться с воздушными целями. Как прямое следствие увеличения скорострельности появилось требование максимальной автоматизации, а следовательно — увеличения весов и габаритов.
Это влекло за собой, повторимся, увеличение водоизмещения "носителя", сокращение серийности и распространимости, а, в конечном итоге — падение общего артиллерийского потенциала флотов. Вот последнее обстоятельство чиновников УРАВ никак не беспокоило: за количество построенных кораблей с их чудо-оружием они не отвечали. Но при всем этом (поразительно) они не отвечали и за количество производимых собственных (т.е. подведомственных) "изделий". А реальность была такова, что заводы, работавшие на армию с ее более простыми, но многотысячными заказами, неохотно связывались с производством сложных штучных флотских систем. Традиционно же обеспечивавшие флот артвооружением предприятия ("Арсенал". "Большевик") революций в накатанной десятилетиями системе ценностей не любили. Здесь играл свою роль и пресловутый человеческий фактор. Офицеры УРАВ и НИМ работали с "оборонкой" в обнимку, лоббируя ее интересы, поскольку после увольнения в запае при покладистом и послушном поведении можно было рассчитывать на хорошее место на "гражданке".*
________________________________________
* — Примечание автора. Чтобы не быть голословным: один из руководителей артиллерийского подразделения УРАВ ВМФ (т.е. главный артиллерист) и ныне работает одним из заместителей ГК НПО "Аметист". Кстати, Министр обороны Д.Ф.Устинов нежную дружбу военных с промышленностью всячески культивировал и даже закрепил ее своей специальной директивой. Напомним, что другой Министр (тогда — Вооруженных сил) по фамилии Сталин действовал обратным образом: Главный Маршал авиации и дважды Герой Советского Союза А.А.Новиков (Главком ВВС) был арестован, подвергнут "обработке" на Лубянке и осужден зa многочисленные "преступления", главным из который было — "... ШЕЛ НА ПОВОДУ У ПРОМЫШЛЕННОСТИ...". На всякий случай для "справедливости" судьбу маршала разделил и его гражданский коллега — министр авиапрома А.И.Шахурин. Это было почти сразу после войны.
________________________________________

Вернемся к АК-130. Идеология, положенная в основу ее создания, понятна. Однако путь технического решения мог бы быть другим: повышение эффективности. в т.ч. точности стрельбы, главным образом за счет совершенствования СУО. В этом случае орудие можно было сделать более "ленивым", т.е. с меньшей скорострельностью, упростить систему подачи, не "накручивать сверхавтоматизации", и в конечном счёте получить более лёгкую, более надёжную и живучую (по стоволам) установку. По такому направлению развивались зарубежные среднекалиберные системы. Вот результат: американская 127-мм АУ Мк. 45 (20 выстр./мин.) весила почти в пять раз меньше нашей АК-130 (86 выстр./мин.) - 22 т. против 102т. Зато СУО Мк. 86 (американская) и "Лев-218" (МР-184) - небо и земля.
В угоду увеличения скорострельности, конструкторы КБ "Арсенал"(головной разработчик) под руководством Е.И.Малишевского приняли двухорудийную схему установки на общем станке, чего за рубежом уже дано (кроме китайцев) давно не делали. Дело в том что при парном размещении орудий даже в общей, т.е. жёсткой люльке, при поочерёдной стрельбе стволами на каджом из них при отдаче возникает поворотное усилие (момент сил относительно оси вращения АУ), что отрицательно сказывается несмотря на сверхнадёжные стопора, на точности стрельбы: установка как бы стремится "погулять" влево-вправо. Эта особенность в русском флоте была известна давно. Ещё в конце прошлого [ХХ-го - прим. ВМК] века заметили что, например, броненосец "Генерал-адмирал Апраксин" всегда лучше стрелял кормовой (одноорудийной) башней, чем носовой (двухорудийной), несмотря на замены расчётов башни и подачи. В советстком ВМФ это "открытие" сделали через 90 лет заново.
Ещё раз хочется подчеркнуть что изучение истории, т.е. беспристрастный анализ неудач и "утилизация" успехов - это не ностальгическое хобби "замшелых пенсионеров", а, если хотите, реальные деньги, сэкономленное сремя и трудозатраты (коль скоро сегодня мы других ценностей не признаём). Сюда же надо добавить и сбережённые жизни.
Погоня за высокой скорострельностью имела и ещё однё неблагоприятную сторону. Для обеспечения живучести стволов и надёжности автоматики пришлось уменьшить мощность унитаного патрона, т.е. уменьшить начальную скорость снаряда. Последнее в сочетании с более коротким стволом снизило баллистические качества орудий. В результате по этим показателям АК-130 выглядела хуже своей созданной за 30 лет до неё двухорудийной 130-мм предшественницы СМ-2-1: начальная скорость снаряда 850 и 950 м/с; дальность стрельбы 27,7 км и немногим более 20 км. соответственно. Тем не менее по огневой мощи АК-130 не имела себе равных в мире, и в целом её появление на вооружении нашего флота после 30-летнего перерыва было событием неординарным.
Если же оценивать артвооружение привычным критерием - весом выстреливаемого в минуту металла, то наш "двухпушечный" РКР даже превосходил "восьмипушечный" лёгкий крейсер типа "модернизированный Dido" (Великоьритания) времён 2-й Мировой войны, в том числе и по дальности стрельбы.
Второй артиллерийский калибр на корабле пр. 1164 был представлен ставшим стандартным 30-мм МЗАК АК-630/МР-123. На крейсере удалось разместить три батареи, по два автомата с одной СУ "Вымпел" (МР-123) в каждой. АУ АК-630, ранее именовавшаяся А-213 была принята на вооружение в 1976г., а разрабатывалась в Центральном исследовательском КБ спортивного и охотничьего (!) оружия в Туле под руководством главного конструктора М.С.Кнебельмана. Огромная огневая производительность этого автомата, основу которого составила шестиствольная пушка ГШ-6-30 (АО-18), обеспечивалась применением принципа Гатлинга, т.е. вращением блока стволов. В этом калибре погоня за высокой скорострельностью (5000 выстр./миню) была вполне оправданной, однако и здесь она потребовала определённых жертв. Установка работала как "паяльная лампа", поэтому длительной непрерывной стрельбы не выдерживала и между очередями (400 выстр. максимально) требовался довольно значительный перерыв для охлаждения. В эту паузу "не желавшие ожидания в приёмной" вражеские ПКР могли прорваться к цели. Поэтому АУ в батареях должны были стрелять поочерёдно.
Вторым, очень существенным недостатком данного арткомплекса являлось значительное удаление антенного поста (АП) стрельбовой РЛС "Вымпел" от оси стрельбы автоматов. Так и напрашивалось решение - совместить АП с боевым модулем, т.е. с самой АУ. Но РЛС "Вымпел" разрабатывало другое КБ (завода "Топаз"), поэтому совмещение состоялось значительно позже - уже на ЗКБР "Кортик". Кстати и "Вымпел" имел режим общего обнаружения, т.е. работал автономно от общекорабельных РЛС, имеющих режим общего обнаружения. Не вдаваясь в обсуждение относительно здравого смысла в необходимости такого технического решения, не перестаёшь восхищаться искусством и профессионализмом проектантов корабля, сумевших даже не "запихать", а красиво разместить такую номенклатуру.
Наконец, последнее. По результатам испытаний и боевой подготовки флотов, АК-630М довольно эффективно пражал планер или бортовую аппаратуру атакующей ПКР. Однако этого было мало. На конечном участке атаки в зоне, где наиболее эффективно работали МЗАК (до 2000м), было уже бесполезно "просто попадать" в атакующую ПКР - требовался подрыв её БЧ, поскольку после разрушения планера, поражения системы самонаведения и остановки двигателя ПКР все равно продолжала атаковать цель, но теперь уже как отвлечённое аэробаллистическое тело. Причём эффект рикошетирования о воду, вызванный поражением ПКР, мог усугубить последствия поражения цели. Надо было взрывать БЧ. По мнению зарубежных (американских) специалистов этого 30-мм снаряд по полубронебойной БЧ с донным детонатором сделать не мог. Требовалось или повышения могущества снаряда (увеличение калибра) или кардинально новое решение. Американцы его нашли: они снабдили 20-мм снаряды своих МЗАК "Vulcan/Phalanx" сердечниками из обеднённого урана, что обеспечивало при попадании в БЧ создание теплового импульса, соизмеримого с действием детонатора взрывателя. Так или иначе, здесь с "оппонентами" мы в очередной раз разошлись.
В этой связи весьма любопытно высказывание начальника УРАВ ВМФ капитана 1 ранга В.Апанасенко: "... надлежит оснастить силы флота (?-авт.) специализированным ЗАК для более надёжного пражения ПКР в "мёртвой" зоне ЗРК путём вызова детонации боевых частей ПКР под воздействием своих бронебойно-подкалиьерных снарядов" ["Морской сборник" 1997г., №11, с.6]. Хотелось бы заметить что Сухопутные войска и ВВС такие снаряды (патроны) 30-мм калибра давно уже заказывают, а ВМФ "прозрел" только сегодня ["Военный парад", "6(24), 1997г.] Причём никаких новых ЗАК, причём специализированных тут не нужно.
Выше при описании основных комплексов оружия РКР пр. 1164, мы неоднократно подчёркивали, что почти каждый из них имел собственную систему обнаружений в первую очередь воздушных - наиболее опасных целей. Тем не менее основу общекорабельных средств указанного назначения составлял радиолокационный комплекс "Флаг", включающий РЛС МР-600 "Восход" и МР-70 "Фрегат-М", связанные общей ситемой обработки информации (СОИ) "Пойма" . Начиная с третьего корабля, вместо "Фрегат-М" стала применяться РЛС "Фрегат-МА" (МР-750). Комплекс "Флаг" мог обгаруживать высотные цели (ВЦ) на дистанциях более 500 км. и выдавать целеуказания СУ комплексов оружия. В РЛК "Флаг" была усовершенствована селекция движущихся целей, осуществлен переход от аналоговых схем к многоканальным цифровым. Это обеспечило работу комплекса в трех участках дециметрового диапазона и снижение уровней боковых лепестков диаграммы направленности. Значительно повысили помехозащищенность комплекса.
Из-за необходимости подъема топа фок-мачты более легкий АП РЛС "Фрегат-M" разместился выше АП РЛС "Восход", что, вообще-то, было не совсем удачным решением, но другого не нашлось.
Кроме РЛК "Флаг" крейсер оснастили двумя навигационными РЛС "Вайгач". Радиотехническую разведку и радиоэлектронную борьбу (противодействие) должны были обеспечивать станции "Гурзуф". "Кольцо", "Старт" и "Ограда" (МРП-3, МП-150 и МП-152). Кроме них. конечно, устанавливался и комплекс выстреливаемых пассивных помех ПК-2 с двумя ПУ ЗиФ-121 турбореактивных НУРС.
Поскольку крейсер воплощал в себе квинт-эссенцию отечественного военного техническою прогресса начала 1980-х гг., его радиосвязное вооружение было представлено, наконец, комплексами радиосвязи "Тайфун-2" и "Цунами-БМ" (космическая радиосвязь), а не "россыпью" различных радиостанций, как прежде. Управление боевыми подсистемами корабля "возглавляла" боевая информационно-управляющая система (БИУС) третьего поколения "Лесоруб-1164", разработанная НПО "Марс". БИУС создавалась на новой элементной базе, с повышенной автоматизацией и быстродействием, а следовательно — с повышенной обоснованностью и оперативностью принимаемых решений. Однако в этом БИУС не достигли комплексности с автоматизации управления в составе тактической группы, т.е. оставалась необходимость наличия еще одной — флагманской — БИУС, но она появилась позже и на крейсер не попала.
Наиболее консервативным, и это естественно, осталось противолодочное оружие крейсера: две традиционные 12-ствольные РБУ-6000 и два пятнтрубиых аппарата ПТА-53-1134. Принятые по пр. 1134. в отличие от последнего они размещались под протяженной палубой полубака, т.е. в -закрытом помещении, и стреляли через открывающиеся лацпорты. Оружие ПЛО, действительно, являлось оборонительным, поэтому совершенно необъяснимым (в т.ч. и для главного конструктора) явилось указание о размещении на корабле ГАК "Платина" не только с подкильной (в новосом буль6е), но и с буксируемой антенной. Последнее было совершенно диким решением, объяснить которое можно лишь "синдромом пр.1134Б'", хотя традиционные (не инфразвуковые) буксируемые ГАС в 1980-е гг. можно было бы смело считать атавизмом, во всяком случае — для океанских кораблей.
В качестве авиационного вооружении на РКР пр.1164 принимался уже устаревший вертолет разведки и целеуказании Ка-25Ц с перспективой замены на Ка-252РЦ (будущее поколение Ка-27 и его модификаций). Однако ОКБ им. Н.И.Камова до развала СССР такой вариант машины так и не создало, как, впрочем, и некоторые другие обещанные, хотя по плану это должно было состояться еще в 1983 г.
ЭУ коpабля была не совсем обычной. Главная установка М-21, постpоенная по схеме COGAG, т.е. состоявшая из pаботавших на один вал (на каждом боpту) маpшевых и фоpсажных ГТД, в пpинципе, в этой части оставалась аналогичной таковой коpабля пp.1134Б. Однако в маpшевой части к маpшевым ГТД М70 добавили паpовые туpбины, получавшие паp от теплоутилизационных контуpов (пpоще - змеевиков), pазмещенных в газоходах как главных .ГТД, так и тpех (из шести) газотуpбогенеpатоpов. Таким обpазом, на каждый из двух валов,кpейсеpа pаботала одна маpшевая газовая туpбина
М70 мощностью 10000 л.с., на общий pедуктоp с нею - паpовая туpбина мощностью 6000 л.с., а на фоpсажном pежиме к ним подключались еще две газовые туpбины М8КФ по 27500 л.с. каждая. Таким обpазом, суммаpная мощность ГЭУ составила 132000 л.с., что обеспечило не такую уж высокую полную скоpость 32 узла. По-видимому, если бы все же пpовели модельные испытания, возможно, удалась бы, повысить ходовые.качества коpабля. Однако благодаpя наличию теплоутилизационпого контуpа
КПД маpшевой части ГЭУ удалось повысить на 12%, что увеличило дальность плавания
по сpавнению с пp.,1134Б на 400 миль. Hа опеpативно-экономичеcком ходу (18уз.) дальность, таким обpазом, составила, 7500 миль. Эффект, как видим, сpавнительно cкpомный, если еще соотнести его с усложнением и без того довольно "мудpеной" схемы ГЭУ. Пpавда, амеpиканцы на своих новых эсминцах типа "Arleigh Burke" тоже собиpались пpименять теплоутилизационный контуp (система RACER), однако у них установка значительно пpоще: всеpежимная ГТУ, а ТУК установлен (если установлен)
в газовыхлопных тpактах двух ГТГ. Так или иначе, на последующих pакетных кpейсеpах.пp. 11641 ТУК пpименять уже не собиpались.
Электpоэнеpгетическая установка коpабля на тpехфазным пеpеменном токе 380В (50Гц) пpинималась только с газотуpбинным пpиводом шести главных тенеpатоpов: тpех по 1500 кВт и тpех по 1250 кВт. Таким обpазом, электpоэнеpговооpуженность кpейсеpа вплотную подобpалась к единице и составила больше 0,9 кВт/т. Этим показателем особенно востоpгаться не стоит, хотя, его иногда пpеподносят как
знамение технического пpогpесса.
В завеpшении описания вооpужения и основных технических сpедств РКР пp. 1164 следует указать, что по пpоекту его экипаж должен был .состоять из 66 офицеpов, 64 мичманов и 355 мтpосов и стаpшин. Автономность достигала 30 суток.
Втоpой кpейсеp - "Маpшал Устинов" - спустили на воду в 1982 г., а сдали флоту 29 сентябpя 1986 г. Сам же Дмитpий Федоpович незадолго до своей смеpти успел побывать на "Славе", котоpая пpоизвела на него хоpошее впечатление, однако в ходовой pубке он высказался в том смысле, котоpый был воспpинят как "тесновато".
Это сpазу же было pазвито кик указание Министpа сделать кpейсеp больше, что соответствовало желанию pакетчиков "пpистpоить" увеличенный по дальности стpельбы и, конечно, по весам, и габаpитам (но в остальном почти аналогичный П-500) комплекс П-1000 "Вулкан".
В новом пp.11641 потpебовалось на 6 м удлинить коpпус, однако остальные изменения были незначительными: отказались от ТУК, пpедполагали установить некотоpые модеpнизиpованные системы оpужия и вооpужения: "Оса-МА'',"Флаг-М", МКРЦ "Коpалл-БH-2" (вместо системы "Коpвет").
Тpетий кpейсеp - "Чеpвона Укpаина" - стpоили еще медленнее, чем пpедыдущие два, и сдали чеpез 10-лет (!) после закладки. А четвеpтый, как уже указывалось, спустив на поду 11 августа 1990 г., не сдали до сих поp, и, видимо, уже не сдадут никогда. Пятый коpабль (заводской №2012) был заложен (изготовлены пеpвые секции) по пp.11641. Словно в пpедчувствии pазвала СССР, ему пpедназначили
название "Россия". Однако стpоительство этого коpабля пpекpатили еще пpи Гоpбачеве. Hапомним (см. часть I), что тогда началась очеpедная компания боpьбы с кpейсеpами, тепеpь уже с pакетными.
Тpи постpоенных кpейсеpа в соответствии с пpимитивным пpинципом "всем сестpам по сеpьге" "pаздали" тpем флотам по штуке - глупость несусветная и, главное, очевидная для любого, даже дилетанта. Как только кpейсеpы становились не на один год в pемонт ("Слана", "Маpшал Устинов"), флоты лишались коpаблей "этого типа, как будто их и не существовало вовсе - замены-то не имелось. "И к бабке, как говоpиться, ходить, не надо", чтобы понимать, что штучные единицы надо "деpжать
в кулаке", а не "pазмазывать" но театpам. пpевpащая их боевую ценность в ноль.
Hа военном совете ВМФ в янваpе 1992 г. состоявшемся накануне втоpого и последнего Bcepoссийcкого о офицеpскою собpания ВС СССР (хотя уже СССР был "pаспущен"), автоp этих стpок пpедлагал командованию ВМФ в пpеддвеpии Чеpномоpских катаклизмов (а тогда уже было ясно, к чему идет дело) немедленно убpать из Hиколаева ТАКР "Рига". отбуксиpовав его на достpойку в Ленингpад или
в Севеpодвинск, а в эскоpт буксиpовке выделить все наиболее боеспособные тогда коpабли КЧФ: "Славу" (пp.1164) и все БПК пp.1134Б и 1134БФ. Hа это тогдашний начальник ГШ ВМФ адмиpал флота К.В.Макаpов (ГК ВМФ адмиpал В.H Чеpнавин в этот момент уехал к пpезиденту) сказал что-то вpоде тогоо: "А Вы подумали о том, как мы будем обустpаивать семьи офицеpов на новом месте?". Вот и все. Вопpос но "госудаpственному" был закpыт. Можно подумать, что человеческий фактоp в таком
контексте у нас всегда был основным.
Пpи планиpовании пpогpаммы военного коpаблестpоения в обоснование необходимости
стpоительства РКР двух типов - пp.1144 и пp.1164 мы полагали, что пеpвые, как более сложные и доpогие, будут стpоится небольшой сеpией и довольно медленно. Втоpые же, как более "пpостые и дешевые" будут стpоиться быстpее и количественно дополнять атомные кpейсеpы в соотношении 2:1. Hа пpактике, как видим, этого не получилось. Контpагенты не спpавлялись со сpоками, огpомная машина ВПК начинала пpобуксовывать. Видимо, и это было одним из сигналов пpиближения финала.
Как бы там ни было - политически и экономически, каким бы споpными не являлись вопpосы военно-идеологического обоснования необходимости pазвития надводных РКР, надо пpизнать, что в инженеpном отношении коpабли пp.1164 явились заметным, этапным явлением в истоpии отечественного коpаблестpоения. Советская, pусская констpуктоpская мысль, констpуктоpская школа в очеpедной pаз доказала всему миpу, что по уpовню пpоектиpования, по многим хаpактеpистикам и техническим pешениям наши коpабли пpевосходят или, во всяком случае, не уступают таковым
заpубежных "коллег". Только один, но очень важный и хаpактеpный показатель: относительный вес вооpужения, т.е. "полезной нагpузки", РКР пp. 1164 составляет около 18% (!). Hикто в миpе подобного, насколько известно автоpу, не добивался никогда. И еще. Как-то пpи очеpедном pассмотpении пp. 1144 и 1164 (пpи этом демонстpиpовались их модели) С.Г.Гоpшков сказал: "Я понимаю, что этот (показав
на "Оpлан") мощнее и монументальнее. Hо выглядит он как-то безобидно. Все внутpи. Этот же (показав на "Атлант") свиpепее, воинственнее, агpессивнее. Будет давить на психику, а это фактоp, особенно в политике, далеко не последний и небесполезный" (автоp, понятно, воспpоизводит не дословное, а смысловое содеpжание, как он его запомнил).
Hаблюдая по телевизоpу, как амеpиканская авианосная авиация вовсю нагличала в Сеpбии, невольно думалось о том, что вpяд ли бы такое могло пpоизойти под пpицелом pакет "64-го" в Адpиатике. От стpельбы в упоp ни "Томкэты", ни "Иджисы", ни "Фаланксы" уже не спасут. Амеpиканцы это всегда понимали (сами говоpили) и дистанцию тогда соблюдали...
Все же, несмотpя ни на что, хочется веpить, что даpом ничего не пpоходит, и у pуля Российской госудаpственности вновь появятся люди, способные с полной ответственностью и основанием заявить, что "там, где поднят Российский флаг, он не будет спущен никогда!" - в пpямом и в пеpеносном смысле.

Капитан 1 ранга, кандидат военных наук, профессор В.П.Кузин
Военно-технический альманах "Тайфун" №4/1997 (6)

« Последнее редактирование: Ноября 14, 2009, 06:14:50 pm от ura-k »
Записан

ura-k

  • Редактор
  • Участник
  • ******
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 138
Re: Проект 1164-АТЛАНТ-ракетный крейсер
« Ответ #3 : Ноября 14, 2009, 06:16:45 pm »

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ СЛУЖБЫ ( • – корабли, находящиеся в строю)

• «СЛАВА»: [з/н 2008]; с 16.05.1995 г. «МОСКВА». Зачислен в списки ВМФ 20.05.1973 г.; заложен 5.11.1976 г. на ССЗ №200; спущен на воду 27.07.1979 г.; введён в строй 30.12.1982 г.; вошел в состав КЧФ 7.02.1983 г.; в 1983 г. совершил поход через Средиземное море вокруг европы на СФ, а затем обратно; в 1986 г. вышел на боевую службу в Средиземное море в связи с обострением обстановки вокруг Ливии, при этом 18-22.11.1986 г. нанёс визит в Пирей (Греция); в августе 1990 г. принял участие в Ялтинской международной конференции по контролю ядерного оружия на борту кораблей; 21.03.1991 г. поставлен на капремонт в Николаеве, длительный ремонт из-за нехватки средств продолжался до 1998 г.

• «АДМИРАЛ ФЛОТА ЛОБОВ»: [з/н 2009]; с 5.11.1986 г. «МАРШАЛ УСТИНОВ». Зачислен в списки ВМФ 17.09.1977 г.; заложен 5.10.1978 г. на ССЗ №200; спущен на воду 25.02.1982 г.; введён в строй 15.09.1986 г.; с 27.02 по 17.03.1986 г. совершил переход в Североморск и 5.11.1986 г. вошёл в состав КСФ; с 7.12.1987 г. по 23.06.1988 г. выполнил первую БС в Средиземном море в составе КУГ, пройдя около 17000 миль; с 30.06 по 14.12.1989 г. вышел в поход, 21-27.07.1989 г. нанеся визит в Норфолк (США), после чего выполнил БС в Средиземном море с заходами в Тартус (Сирия) и Алжир; 16-20.07.1991 г. нанёс визит в Мейпорт (США), 30.06-5.07.1993 г. – в Галифакс (Канада) и 7-11.07.1993 г. – в Бостон (США); с 1.09.1994 г. по 14.12.1997 г. проходил ремонт на «Северной верфи» в Санкт-Петербурге, после чего 21.01.1998 г. вновь прибыл в Североморск.

• «ЧЕРВОНА УКРАИНА»: [з/н 2010]; с 9.02.1996 г. «ВАРЯГ». Заложен 31.07.1979 г. на ССЗ №200; зачислен в списки ВМФ 5.11.1982 г.; спущен на воду 28.08.1983 г.; введён в строй 25.12.1989 г.; вошёл в состав КТОФ 28.02.1990 г. и совершил межтеатровый переход на Дальний Восток, закончившийся 5.11.1990 г., при этом корабль совершил заход в Камрань (Вьетнам); 25.09.1991 г. выполнил стрельбу ударным комплексом на «отлично»; 30.08.1995 г. прибыл во Владивосток для участия в международном параде по случаю 60-летия ТОФ; с 3 по 9.02.1996 г. нанёс визит в Южную Корею и прошёл по местам боевой славы в Цусимском проливе и Чемульпо; в августе 1997 г., участвуя в учениях, поразил учебную цель прямым попаданием ПКР с предельной дистанции, по итогам учений получил приз ГК ВМФ; после 2000 г. поставлен на ремонт.

• «КОМСОМОЛЕЦ»: [з/н 2011]; с 23.3.1985 г. «АДМИРАЛ ФЛОТА ЛОБОВ». Зачислен в списки ВМФ 9.6.1980 г.; заложен 29.8.1984 г. на ССЗ №200; спущен на воду 11.8.1990 г.; снят со строительства 18.3.1993 г.; расформирован 1.10.1993 г.

• «РОССИЯ»: [з/н 2012]; с 30.12.1987 г. «ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ». Зачислен в списки ВМФ 11.8.1987 г.; снят со строительства 4.10.1990 г.

• «АДМИРАЛ ФЛОТА СОВЕТСКОГО СОЮЗА ГОРШКОВ»: [з/н 2013]. Зачислен в списки ВМФ 1.11.1988 г.; снят со строительства 4.10.1990 г. .

Записан

ura-k

  • Редактор
  • Участник
  • ******
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 138
Re: Проект 1164-АТЛАНТ-ракетный крейсер
« Ответ #4 : Ноября 14, 2009, 06:24:54 pm »

Тактико-технические характеристики
Проект:                                            1164                    1164.1
1. Размеры:
Водоизмещение, т   стандартное -        9300                    9500
                           наибольшее -       11300                   11530
Длина, м                                        186                    192
Ширина, м                                       20,8                    20,8
Осадка, м                                         8,4                    8,4
2. Энергетическая установка:
Тип   COGAG (на пр. 1164 - в комбинации с паровыми турбинами, работающими от теплоутилизационных контуров)
Мощность, л.с.                    2 - ПТ х 6000            2 - М70 х 10000
                                            2 - М70 х 10000
                                            4 - М8КФ х 27500    4 - М8КФ х 27500
3. Скорость, дальность плавания, автономность:
Скорость, узл.   полная - 32
оперативно-экономическая - 18
Дальность плавания, миль.   оперативно-экономическим ходом - 7500
Автономность, сут.   по провизии - 30
4. Вооружение:
4.1. Артиллерийское:
{Калибр, мм / К-во башен х К-во стволов / Модель / Боезапас }
130-мм   1 х 2 / АК-130 / 600
  30-мм   6 х 6 / АК-630М / 48000
4.2. Ракетное:
{Модель / К-во ПУ х К-во направляющих / Боезапас }
ПКР   П-500 "Базальт" / 8 х 2 / 16   П-1000 "Вулкан" / 8 х 2 / 16
ЗРК                    С-300Ф / ВПУ / 64
                 "Оса-МА" / 2 х 2 / 40
4.3. Торпедное, противолодочное, минное:
{Тип / Тип ПУ / К-во ПУ х К-во направляющих / Модель / Боезапас }
РБУ                     2 х 12 / РБУ-6000 / 144
ТА                       2 х 5 - 533 мм
4.4. Авиационное:
  Вертолёт                         1 - Ка-25Ц       1 - Ка-252РЦ
4.5. Радиоэлектронное:
БИУС                       "Лесоруб-1164"   "Лесоруб-1164"
РЛС общего обнаружения   "Флаг"   "Флаг-М"
РЛС обнаружения надводных целей   2 х "Вайгач"   2 х "Вайгач-У"
ГАС / ГАК                 "Платина" (с БУ)   "Платина" (без БУ)
Средства РТР и РЭБ   "Гурзуф", "Ограда", "Старт", "Кольцо", ПК-2                                  "Кантата", ПК-2, ПК-10
6. Прочие сведения:
Экипаж, чел.   офицеры - 66
                            мичманы - 54
                            матросы - 355
Записан

Varyag73

  • Новичок
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2
Re: Проект 1164 "Атлант" - ракетный крейсер
« Ответ #5 : Марта 28, 2012, 08:44:30 am »

В книге Павлова А.С. - Убийцы авианосцев. проект 1164. По вооружению РКР проекта 11641 дана другая информация. Вооружение: 8х2 ПУ СМ-248 ПКРК П-1000 «Вулкан» (16 ПКР 3М-70), 8х8 УВП Б-204 ЗРК С-300Ф «Форт» (64 ЗУР 5В55РМ или 48Н6), 5 ЗРПК 3М97 Кортик (5х2х6 ЗА 30-мм, 5х8 ПУ ЗУР 9М-311 всего 180 ЗУР), 10х1  ПУ ПЛРК РПК-6 Водопад-НК (10 ракето-торпед 86-Р и торпед СЭТ-65), 2х12  РБУ-6000 «Смерч-2» (144 РГБ-60), 1х2 130-мм АУ АК-130, 2 вертолёта Ка-27. Фото из данной книге.
Записан

Lans

  • Гость
Re: Проект 1164 "Атлант" - ракетный крейсер
« Ответ #6 : Мая 31, 2013, 10:06:00 am »

Ракетный крейсер пр. 1164 (шифр «Атлант») был разработан Северным ПКБ под руководством А.К. Перькова, а затем В.И. Мутихина. Корабль предназначен для нанесения ударов по корабельным группировкам противника (в первую очередь по его авианосным соединениям). Кроме того, он может осуществлять зональную противовоздушную обороны своих сил. Его 130-мм артиллерийский комплекс имеет режим стрельбы по береговой цели.

Основным вооружением крейсера пр. 1164 является ПКРК «Базальт» (для РКР Слава и Маршал Устинов до модернизации) или «Вулкан» (для РКР Червона Украина и Адмирал флота Лобов). 16 ПКР размещаются в восьми спаренных ненаводящихся ПУ контейнерного типа, смонтированных попарно с обоих бортов на верхней палубе. СУО «Аргон» (или «Аргон-В») обеспечивает залповую стрельбу всеми ракетами боезапаса. Целеуказание может обеспечиваться как корабельными РЛС, так и комплексом «Корвет» системы МКРЦ, а также аппаратурой приема информации от самолетов Ту-95РЦ и бортовых вертолетов Ка-27Ц. Для обеспечения коллективной (зональной) ПВО ордера корабль вооружен ЗРК «Форт», который является первым отечественным многоканальным комплексом ПВО (способен одновременно сопровождать 12 и обстреливать до шести целей). ВПУ этого ЗРК утоплены в палубу и выполнены в виде вращающихся барабанов с одним стартовым столом (катапультирующим устройством) на каждый барабан. В каждом из них имеется по восемь герметичных ТПК. Барабан, вращаясь вокруг вертикальной оси, подводит очередной ТПК с запускаемой ЗУР под стартовый стол.

Корпус корабля гладкопалубный, стальной, с усиленными обшивкой и конструкциями набора (для увеличения долговечности), сильным развалом шпангоутов в носовой оконечности и двойным дном на всем протяжении. Крейсер оснащен активными успокоителями качки в виде управляемых бортовых рулей, а также скуловыми килями. Три развитые надстройки (за исключением газоходов и дымовых труб), а также пирамидальные башенноподобные фок и грот-мачты выполнены с широким использованием алюминиево-магниевых сплавов. Две дымовые трубы расположены поперек корпуса корабля, что позволяет осуществлять агрегатную замену ГТД, воздухозаборники которых находятся на боковых стенках средней надстройки и дымовых труб.

Газотурбинная установка (ГТУ) состоит из двух агрегатов М-21. Каждый из них включает в себя два форсажных (или основных) реверсивных газотурбинных двигателя, работающих на спаривающий односторонний редуктор, и один маршевый реверсивный газотурбинный двигатель, работающий на двухскоростной редуктор. Маршевые двигатели размещены в носовом машинном отделении на двухкаскадной амортизации, а форсажные - в кормовом машинном отделении на однокаскадной амортизации. Редукторы маршевого и двух форсажных ГТД присоединены к одной линии вала через неотключаемые звукоизолирующие муфты. Управление газотурбинными двигателями осуществляется из центрального поста при помощи механической (тросовой) системы. Тепло (около 400°С) отработавших газов отбирается теплоутилизационным контуром (ТУК) и подается на специальные паровые котлы, пар которых приводит в движение дополнительно установленные паровые турбины. Они, в свою очередь, работают через редуктор на гребные валы совместно с маршевыми газотурбинными двигателями, что увеличивает подаваемую на гребной вал мощность с 6400 л. с. до 8000 л. с. и повышает КПД главных механизмов на 12%. Это самая сложная комбинированная газотурбинная установка на современных боевых кораблях. Крейсер имеет комплекс защиты по физическим полям и локальную конструктивную защиту в районе погребов боезапаса, ГКП и ряд боевых постов. Корабль пр. 1164 обладает хорошими мореходными и маневренными качествами.

Всего советский флот планировал заказать 10 крейсеров данного проекта (по четыре единицы для Северного и Тихоокеанского, а также по одной - для Балтийского и Черноморского флотов). Начиная с пятого крейсера в серии (Октябрьская революция) корабли должны были строиться по пр. 11641. Имея удлиненный на 6 м корпус, в отличие от базового проекта они вооружались бы крылатыми ракетами «Вулкан» (вместо «Базальт»), пятью боевыми модулями ЗРАК «Кортик» (вместо шести 30-мм АУ АК-630М), новейшим радиотехническим вооружением и двумя вертолетами. При этом отсутствовала бы буксируемая антенна ГАК «Платина». Кроме того, на крейсерах пр. 11641 должны были заменить громоздкий и тяжелый подъемный кран новым, меньших размеров и более легким. Благодаря этому стало возможным объединить дымоходы в один. Частично все эти модернизации реализовали на крейсерах Червона Украина и Адмирал флота Лобов, уже имеющих на вооружении ракеты «Вулкан». Кроме того, последний корабль имеет объединенный дымоход, гидравлический подъемный кран и комплекс средств РЭБ «Кантата-М». 4.10.1990 г. из-за финансовых ограничений, от дальнейшей постройки крейсеров пр. 11641 Министерство обороны СССР отказалось.

На РКР Москва и Маршал Устинов во время проведения среднего ремонта ПКРК «Базальт» был модернизирован под ПКР П-700 комплекса «Вулкан». Однако, эти ПКР не могут использовать штатные стартовые ступени, так как их работа может привести к разрушению ПУ. В итоге, они оснащены стартовыми агрегатами ПКР П-500, что несколько снижает дальность полета. В период с 2002-2004 гг. Варяг прошел модернизацию, связанную с установкой комплекса связи ГЛОНАСС и средств специальной связи. В настоящее время (ноябрь 2007 г.) он проходит модернизацию, в ходе которой планируется заменить ЗРК «Форт» комплексом «Форт-М» с ЗУР 48Н6, его штатную СУО - на РЛК «Форум». Вместо ЗРК «Оса-МА» на корабле должны установить ЗРК «Гюрза» (??), а вместо 30-мм АУ АК-630М - три боевых модуля ЗРАК «Кортик».

Основные тактико-технические элементы
Водоизмещение:
- стандартное - 9 300 или 9 7501 т
- полное - 11 300 или 11 6701 т
Главные размерения:
- длина наибольшая (по КВЛ) - 186,0 (170,0) или 192,0 (176,0) м
- ширина корпуса наибольшая (по КВЛ) - 20,8 (19,2) м
- осадка - 8,4 или 8,5 м
Экипаж (в т. ч. офицеров) - 485 (66) чел
Автономность по запасам провизии - 30 сут
Энергетическая установка - газотурбинная с раздельной работой ГТА
- форсажные ГТД - 2 х М-8КФ 110 000 л.с.
- маршевые ГТД - 2 х М-70 - 20 000 л.с. + 2 х ПТ - 12 000 л.с. или 2 х М-70 - 20 0001 л.с.
- тип движителей - 2 х ВФШ
- источники ЭЭС - 3 х ГТГ — по 1500 кВт + 3 х ГТГ - по 1250 кВт
Скорость хода:
- полная - 32 уз
- экономическая - 18 уз
Дальность плавания - 7500 мили при скорости 18 уз.
Вооружение:
ПКРК   «Базальт» или «Вулкан»2 - 8x2 ПУ СМ-248
- боезапас - 16 ПКР П-500 (4К80) или 16 ПКР П-1000 (3М70)2
- СУО - «Аргон» или «Аргон-В»2
- комплекс системы МКРЦ - «Корвет» или «Коралл-Б2»1
ЗРК С-300Ф «Форт» - 8x8 ВПУ Б-204
- боезапас - 64 ЗУР 5В55РМ
- СУО - 3Р41 в обеспечении специальной РЛС с ФАР
ЗРК «Оса-МА» - 2x2 ПУ ЗИФ-1223
- боезапас - 40 ЗУР 9М33
- СУО - 2 х 4Р-33
130-мм АУ - 1x2 АК-130
- боезапас    - 600 выстрелов
- СУАО - МР-18«Лев»
30-мм АУ - 6х6 АК-630М3
- боезапас - 48 000 выстрелов
- СУАО - 3  МР-123 «Вымпел»
ЗРАК «Кортик» - 5 боевых модулей + 2 командных модуля1
- боезапас - 180 ЗУР 9М311 + 30-мм 60 000 выстрелов
ТА - 2x5 533-мм ДТА-53-11643
- боезапас - 10 торпед СЭТ-65 или 53-65К
РБУ-6000 «Смерч-2» - 2 х 12 212-мм3
- боезапас - 144 РГБ-60
- КСУС - «Пурга-1164»
ПЛРК   «Водопад-НК» - 2x3 533-мм1
- боезапас - 6 ПЛУР 83РН и 84РН или торпед СЭТ-65
- КСУС - «Онега-1164»
Авиационное - 1 х Ка-27Ц или 2 х Ка-27ПЛО (или 2 х Ка-25Ц)1
Радиоэлектронное:
- БИУС - «Лесоруб-1164»
- аппаратура обработки информации - «Пойма»
- система обмена информацией - «Море-1164»
- система освещения надводной обстановки - 12КР
- РЛК - «Флаг» в обеспечении РЛС «Восход» и «Фрегат» или «Форум» в обеспечении двух РЛС «Позитив»1
- РЛС обнаружения ВЦ - МР-600 «Восход»3
- РЛС общего обнаружения и целеуказания - 1 х МР-710М «Фрегат-М»4 или 1 х МР-750 «Фрегат-М2»5 или 2 х «Позитив»1
- КСС - «Тайфун-2»
- КСКС - «Цунами-БМ»
- навигационные системы - КПФ-3К + КПИ-7Ф
- системы космической навигации - АДК-3М «Шлюз» + «Парус» + «Цикада»
- радиопеленгатор - «Румб»
- навигационные РЛС - 3 х МР-212 «Вайгач»
- комплекс средств РЭБ - «Кольцо» или «Кантата-М»6
- станции постановки активных помех - 2 х «Гурзуф-А» + 2 х «Гурзуф-Б»5
- станции РТР - «Старт»1
- СППП - 2x2 140-мм ПК-2М + 4х10 122-мм ПК-10 «Смелый-П»
- ГАК - «Платина»7

1 - Для РКР проекта 1164.1
2 - На РКР Варяг, Адмирал флота Лобов и на РКР пр.1164.1 установка ПКРК «Вулкан» с СУО «Аргон-В» предусматривалась проектом. На РКР Москва и Маршал Устинов во время проведения среднего ремонта ПКРК «Базальт» был модернизирован под ПКР П-700 комплекса «Вулкан», а СУО «Аргон» - в СУО «Аргон-В». Однако, ракеты П-700 используются на них со стартовыми агрегатами ПКР П-500, так как штатные стартовые ступени могут привести к разрушению ПУ.
3 - Для РКР проекта 1164
4 - На РКР Слава и Маршал Устинов
5 - На РКР Слава, Маршал Устинов и Червона Украина
6 - На РКР проекта 1164.1 и Адмирал флота Лобов
7 - С антеннами в носовом бульбовом и буксируемых обтекателях. На РКР проекта 1164.1 буксируемая антенна ГАС не предусматривалась

Источник: Ю.В. Апальков "Ударные корабли". 2010 г.
Записан

Sarychev

  • Не говорите мне как надо делать и я не скажу куда Вам надо идти!
  • Редактор
  • Ветеран
  • ******
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1062
  • Это не я! Это мой дух!
Re: Проект 1164 "Атлант" - ракетный крейсер
« Ответ #7 : Ноября 06, 2016, 10:25:34 am »

Тут "Звёздочка" отчиталась о проделанной работе "Маршал Устинов" вышел в море на испытания.
http://dai.ly/x50q99p
« Последнее редактирование: Ноября 06, 2016, 10:49:42 am от Sarychev »
Записан
Ненавижу подлецов.
Подлость удел слабых.
Не люблю пресмыкающихся.
От них трупятиной пахнет.

Rotor15

  • Общий Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 4811
Re: Проект 1164 «Атлант» - ракетный крейсер
« Ответ #8 : Ноября 06, 2016, 11:18:00 am »

В воскресенье 30 октября 2016 г. ракетный крейсер «Маршал Устинов» проекта 1164 «Атлант» вышел в Белое море для выполнения программы заводских ходовых испытаний.

К выполнению работ по восстановлению технической готовности и отдельных работ по модернизации ракетного крейсера  «Маршал Устинов» АО «ЦС «Звёздочка» (г. Северодвинск Архангельской обл.) приступила в 2011 г.

За истекший период выполнена программа доковых работ, ремонт газотурбинных генераторов и главных двигателей с сопутствующими системами, общекорабельных систем, освидетельствование и ремонт магистрального кабеля с заменой задефектованных участков.

Модернизационные работы коснулись основных комплексов радиоэлектронного вооружения крейсера.

Переход к месту постоянного базирования ракетного крейсера «Маршал Устинов» запланирован на декабрь 2016 г.

Выход в море ракетного крейсера «Маршал Устинов» с АО «ЦС «Звёздочка, г. Северодвинск, 30 октября 2016 г.:


http://kuleshovoleg.livejournal.com/509191.html
Записан

step

  • Редактор
  • Ветеран
  • ******
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1431
Re: Проект 1164 «Атлант» - ракетный крейсер
« Ответ #9 : Сентября 07, 2018, 10:33:47 am »

Пуски ПКР "Вулкан" с РКр "Варяг" на учениях ТОФ в августе 2018 г.

Записан

Ракетчик

  • Общий Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2813
Re: Проект 1164 «Атлант» - ракетный крейсер
« Ответ #10 : Декабря 31, 2019, 11:56:40 am »

В рамках решения задач боевой службы утром 29.12.2019 ракетный крейсер 1 ранга "Маршал Устинов" проекта 1164 из состава 43 дивизии ракетных кораблей Северного флота ВМФ России осуществил заход в Севастополь.
Экипажу корабля предстоит краткосрочный отдых в главной базе Черноморского флота, после чего крейсер в начале января возглавит группировку кораблей в рамках планируемых учений Южного военного округа в акватории Черного моря.
В новой истории Черноморского флота это первый случай когда у одного причала в бухте Голландия оказались два мощных крейсера типа "Атлант".

На фото:
Ракетные крейсера проекта 1164 "Москва" и "Маршал Устинов" у причала в бухте Голландия.30.12.2019. Фото - А.Балабин.
« Последнее редактирование: Января 03, 2020, 06:43:14 pm от Ракетчик »
Записан
Страницы: [1]   Вверх