Russian Arms Forum

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Новости:

Страницы: [1]   Вниз

Автор Тема: Л.С.Егоренков - конструктор взрывательных устройств  (Прочитано 5152 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

VLAS

  • Общий Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1940

Конструктор взрывательных устройств Л.С. Егоренков. 50 лет в профессии

Создание взрывателей для боевых элементов кассетных боеприпасов в НИИ "Поиск"

Значительную роль в повышении эффективности обычных средств поражения сыграло кассетное оружие. Эффективность поражения им живой силы и техники в несколько раз выше по сравнению с моноблочными боевыми частями.
Кассетные боеприпасы, состоящие из упорядоченно уложенных малогабаритных боевых элементов или мин, доставляются в район расположения цели, раскрываются на определенной высоте, после чего боевые элементы или мины рассеиваются в пространстве и накрывают значительные по площади поверхности. Кассетными боевыми элементами могут снаряжаться боевые части ракет, снаряды, авиабомбы, контейнеры.
Началом разработки кассетных боеприпасов, боевых элементов и взрывателей к ним в СССР можно считать создание Иваном Александровичем Ларионовым в ЦКБ-22 (такое название носил НИИ "Поиск" до 1945 г.) малогабаритной противотанковой авиабомбы ПТАБ-2,5-1,5 с донным взрывателем АДА, способной пробивать броню толщиной 55 мм (принята на вооружение в апреле 1943 г.). По решению Государственного комитета обороны за три месяца было изготовлено 1,6 миллиона таких авиабомб. ПТАБы были впервые применены внезапно для противника в битве на Курской дуге в июле 1943 г.
Высокая эффективность нового вида боеприпасов была подтверждена уничтожением сотен фашистских танков. И.А. Ларионов за свою разработку был удостоен Государственной премии СССР. В дальнейшем, в 1943 г. и в 1951 г., для ПТАБ принимаются на вооружение взрыватели АДЦ и ПДЦ, также разработанные И.А. Ларионовым.
В середине 60-х гг. в СССР началась активная разработка взрывателей для кассетных боеприпасов разных типов и их боевых элементов (БЭ). Причем наибольшая часть этих работ, пришедшихся на последнюю треть XX столетия, была выполнена в НИИ "Поиск". Здесь были созданы взрыватели для кассетных БЭ авиабомбовых средств поражения, крылатых ракет Х20 и Х22 класса "воздух-земля", тактических ракет "Луна", "Точка-У" и "Ока", крупнокалиберных 152-мм и 203-мм снарядов ствольной артиллерии, 220-мм и 300-мм снарядов реактивных систем залпового огня "Ураган" и "Смерч" соответственно.
Одним из наиболее продуктивных периодов в работе НИИ "Поиск" считается период с середины 70-х гг. до начала 80-х гг., когда было принято на вооружение 95 взрывателей, из них 11 - для кассетных БЭ. В этот период, по предварительной оценке, около 70% от числа сотрудников института составляли выпускники Военмеха.
С 1972 г. главным конструктором направления работ по созданию взрывателей для кассетных БЭ был назначен выпускник Военмеха Леонид Семенович Егоренков.
Особенности взрывателей кассетных БЭ во многом определялись не только их назначением (кумулятивные, осколочные, бетонобойные и др.), но и их формой и стабилизацией в полете или ее отсутствием. Специфика требований к взрывателям для вращающихся и не вращающихся в полете БЭ определила характер работ при их создании.

Взрыватели для вращающихся кассетных боевых элементов

В НИИ "Поиск" были созданы взрыватели для вращающихся кассетных БЭ, имеющих форму тел вращения нестабилизированных в полете и предназначенных для оснащения кассетных боевых частей крылатых ракет Х20 и Х22 класса "воздух-земля" и кассетных авиабомбовых средств поражения (разовых бомбовых кассет и сбрасываемых блоков одноразового действия, устанавливаемых в универсальных контейнерах малогабаритных грузов).
В середине 60-х гг. в НИИ "Поиск" были развернуты масштабные научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по созданию взрывателей для мелких кассетных боеприпасов, в частности, для кассетных БЭ, представляющих собой тела вращения сферической формы, на поверхности которых расположены лопасти. В период 1968-1972 гг. это направление работ стало одним из основных для института.
В 1965 г. принимается на вооружение контактный взрыватель И-142 для нестабилизированных кассетных БЭ, созданный И.А. Ларионовым под руководством главного конструктора Г.Г. Эверта.
В 1970 г. были приняты на вооружение для комплектации вращающихся БЭ контактный механический взрыватель И-221Л (ведущие разработчики В.Ф. Дорохина, Н.Ф. Мытарев и В.А. Ноздрина), дистанционный взрыватель И-264К (ведущие разработчики Л.С. Егоренков и Ю.С. Потемин) и контактный механический взрыватель центрального расположения И-281 (ведущие разработчики Б.М. Маневич и Н.М. Орлов), созданные под руководством главного конструктора П.К. Кирсанова.
В 1973 г. был принят на вооружение контактный механический взрыватель И-352 (гл. конструктор Л.С. Егоренков, ведущие разработчики Л.С. Егоренков и С.С. Королев) для вращающихся БЭ. В нем была реализована идея разделения боеприпаса на две части - полусферы, отстрела их от преграды и последующего надземного подрыва (подрыва в воздухе). Это приводило к существенному повышению эффективности действия боеприпаса.
За такую компоновку взрывателя (его корпус является несущим) в боеприпасе и схему действия группа разработчиков НИИ "Поиск" и разработчики боеприпаса получили авторское свидетельство на изобретение, которое уже принято считать пионерским.
В последующие годы были приняты на вооружение модификации этого взрывателя — И-352А, И-352Б  и И-352В, созданные под руководством и непосредственном участии главного конструктора Л.С. Егоренкова.

Крылатая ракета Х20 класса "воздух-поверхность"

Л.С. Егоренков: "В 1965 г. я в составе группы молодых специалистов занимался разработкой центрального фотозатвора. Министерством была поставлена задача создать отечественный фотозатвор для нового автоматического зеркального фотоаппарата, который как и лучшие образцы японских фотозатворов, обеспечивал выдержку в 1/1000 с. Занимался я прочностными и кинематическими расчетами. Неожиданно меня вызвал к себе главный конструктор-начальник отдела Г.Г. Эверт и говорит: "Фотозатвор сделают и без тебя, тем паче, что группу передаем из "Поиска" в ГОИ. (Там был отдел кинофотоаппаратуры). Тебя назначаем руководителем группы, добавляем к окладу 10 рублей (тогда оклад был 130 руб.) и будешь заниматься разработкой взрывателей для вращающихся боевых элементов (БЭ). Одновременно будешь замещать Н.Ф. Мытарева, начальника сектора, так как он избран секретарем партийной организации института". В то время отказываться от работы или просить время подумать было не принято. Так началась моя работа по взрывателям для кассетных боеприпасов, которой я занимался более 30 лет.
Наша группа разрабатывала взрыватели для вращающихся БЭ. Они представляют собой тела вращения сферической формы, на поверхности которых расположены лопасти. Масса БЭ 0,5-2,5 кг. Их рассеивание на местности происходит под действием аэродинамических моментов и сил, возникающих на траектории свободного падения. Для таких БЭ необходимо было создать конструкцию малогабаритного взрывателя, надежно действующую при встрече БЭ с различными преградами (болото, снежный покров, грунт средней плотности и т.д.), безопасную в служебном обращении, в том числе и при падении с высоты 5 метров на любое основание, и взводящуюся при вращении БЭ на траектории.
Инженером Н.Ф. Мытаревым совместно с В.А. Ноздриной и В.Ф. Дорохиной (все выпускники кафедры Е6) была предложена оригинальная конструкция взрывателя И-221 полярного расположения. Система предохранения включала в себя два центробежных стопора, удерживаемых массивным подпружиненным диском через штифты, входящие в его наклонные пазы. Инициирующая система состояла из двух плоских инерционных ударников, имеющих две степени свободы. В одном ударнике располагался капсюль-воспламенитель, а в другом жало. Взаимному сближению ударников в служебном обращении препятствовали центробежные стопоры.

Авиационные бомбы и разовые бомбовые кассеты, разработанные специалистами ФГУП "ГНПП "Базальт"

Первые натурные испытания взрывателя путем выбрасывания БЭ из разовых бомбовых кассет и боевой части (БЧ) крылатой ракеты на разных режимах показали, что взрыватели либо не взводятся на траектории, либо преждевременно срабатывают, а ударный механизм не работает при встрече БЭ с мягким грунтом.
Стало очевидно, что без глубокой научной проработки задача решена не будет.
Вспоминается эпизод, когда вместе с Л.С. Симоняном (в то время - зам. директора по ОКР), взяв все имеющиеся материалы и образцы, мы поехали к Исааку Павловичу Гинзбургу, возглавлявшему в то время  кафедру №5 ЛМИ и одновременно руководившему газодинамической лабораторией на кафедре гидроаэромеханики ЛГУ. Мы предложили заключить хоздоговор на НИР по определению сил, действующих при движении БЭ на траектории. И.П. Гинзбург очень внимательно нас слушал, но когда мы ему сказали, что ось вращения БП, как правило, располагается перпендикулярно к траектории падения, он сказал нам, что такого движения он не представляет и поэтому не может дать нам какие-либо рекомендации и, следовательно, взяться за НИОКР. Пришлось идти по пути проведения широких экспериментальных работ и изучения работоспособности механизмов в приведенных условиях.
Для отработки механизмов взрывателей к вращающимся БЭ в институте было создано специальное лабораторное оборудование, моделирующее сложное движение БЭ на траектории свободного падения и его взаимодействие с преградами различной прочности (специальная ротационная машина, установка для испытаний БЭ в воздушном потоке, катапультирующая установка и т.д.).
Все это способствовало качественной отработке взрывателей. Мы создали приборы, которые экспериментально в летных условиях позволили оценить границы изменения инерционных сил на траектории. Путем введения в конструкцию взрывателя И-221Л механизма дальнего взведения, загрубления настройки ударного механизма и применения специально разработанных высокочувствительных капсюлей-воспламенителей КВ-Н-1 и КВ-Н-2 траекторные срабатывания взрывателя были исключены без ухудшения его действия при встрече с различными преградами.
Одновременно со взрывателем И-221Л был отработан и в 1970 г. принят на вооружение дистанционный взрыватель И-264К. Взрывателями И-221Л и И-264К комплектовались БЭ кассетной БЧ крылатой ракеты Х-20.
В конце 1966 г. было принято решение о создании по типу широко применявшейся США на Ближнем Востоке разовой бомбовой кассеты (РБК) с малогабаритными (однофунтовыми) вращающимися осколочными авиабомбами. Несмотря на то, что к моменту выдачи ТЗ технические возможности зарубежного образца (взрыватель М219Е1) были хорошо известны, заказчик поставил задачу по созданию взрывателя, отвечающего принятым в нашей стране более высоким требованиям по надежности, сохраняемости, недефицитности используемых материалов. Кроме того, взрыватель должен был сохранять работоспособность после воздействия значительных вибрационных и ударных нагрузок. Разработанный контактный механический взрыватель центрального расположения получил индекс АВ-281 (марка И-281).

Разовая бомбовая кассета калибра 500 кг в снаряжении осколочными боевыми элементами РБК-500 АО-2,5РТМ

Для взведения взрывателя используется вращение БЭ на траектории после выброса из РБК. Взрыватель срабатывает при встрече БЭ с преградой от бокобойного ударного механизма. Он имеет огневую цепь предохранительного типа, состоящую из передаточного заряда (ПЗ) и капсюля-детонатора (КД). Инициирующая система представляет собой УМ, состоящий из трех инерционных ударников, вращающихся вокруг осей, бойка и жала. В систему предохранения входят четыре центробежных стопора, удерживающих подпружиненную поворотную втулку с КД.
Взрыватель АВ-281 имеет очень малые габариты (объем 9 см3) и отличается высокой технологичностью. Основные трудности в отработке и его серийном освоении были связаны с обеспечением взводимости при отрицательных температурах и полноты детонации. Как главному конструктору направления мне много времени пришлось провести на заводах, где изготавливались взрыватели, в городах Нерехта и Йошкар-Ола.
В конце концов удалось совместно с заводами отрасли, в том числе и изготавливающими капсюль-детонатор КД-Н-1, освоить в массовом производстве уникальный взрыватель. За годы его серийного производства было выпущено более 30 миллионов штук.
Однако заказчик для обеспечения максимальной эффективности требовал обеспечить воздушный разрыв БЭ. Как известно, при стрельбе по живой силе вне укрытия и легкоуязвимой технике (самолеты, радиолокационные станции и т.д.) воздушный разрыв боеприпаса повышает эффективность осколочного действия в 1,5-2 раза по сравнению с контактным подрывом. При стрельбе по живой силе, находящейся в окопах, эффективность действия при воздушном подрыве возрастает в несколько раз.
Министерством были заданы НИОКР по созданию неконтактных взрывателей для вращающихся БЭ. Но вскоре работы по этому направлению зашли в тупик. Емкостной принцип не обеспечивал заданный диапазон действия, радиотехнический - в силу неопределенности баллистики БЭ давал значительный процент отказов. Кроме того, стоимость неконтактного взрывателя была баснословной - около 5 тысяч рублей.

Схема на местности, поясняющая принцип действия разовых бомбовых кассет и осколочных боевых элементов с надповерхностным подрывом

В начале 1969 г. у разработчиков боевых элементов и взрывателей родилась идея осуществить надземный (воздушный) подрыв вращающегося БЭ путем отстрела его от поверхности преграды и подрыва по истечении некоторого времени, пока он находится в воздухе. Провели первые эксперименты. Получили обнадеживающие результаты. Повторили опыты в различных условиях. Результаты хорошие. Доложили руководству. Но Н.А. Еньков, в то время директор института, категорически выступил против того, чтобы функцию разделения и отстрела БЭ взял на себя взрыватель. Зам. директора по НИОКР Л.С. Симонян идею поддерживал и группа продолжала работать в этом направлении.
Я уже был зам. главного конструктора направления, когда неожиданно мне позвонил главный конструктор специальных кассетных боеприпасов Ф.В. Козлов из НПО "Базальт" и попросил срочно приехать в Москву. Встретив меня, Федор Васильевич сказал, что в субботу идем к министру Вячеславу Васильевичу Бахиреву с предложением все работы по неконтактным взрывателям прекратить, изменить направление работ по боеприпасам и контактным взрывателям и дать нам - НИИ "Поиск" и НПО "Базальт" в течение двух лет реализовать идею надземного подрыва БЭ. Готов ли институт к такой постановке вопроса? В это время, учитывая, что к отработке взрывателей был допущен ограниченный круг лиц, вся информация о ходе отработки изделий, о результатах испытаний и сроках завершения работ была сосредоточена у меня. Надо было принимать решение, и я сказал: "Да", хотя и понимал, что превышаю свои полномочия.
В.В. Бахирев принял нас в своем кабинете, предложил чаю, и очень внимательно выслушал, задал несколько вопросов. Особенно обратил внимание на наше предложение об унификации материальной части при выполнении многочисленных разработок. В итоге через несколько дней вышел приказ министра. Ответственность была разделена между НПО "Базальт" и НИИ "Поиск", противоречия решены и разработке дана "зеленая улица". Так родился механический взрыватель И-352, обеспечивающий надземный подрыв вращающихся БЭ.
Огневая цепь взрывателя включала в себя КВ, два замедлителя, две пороховых петарды и два КД. Инициирующая система представляла собой всюдубойный ударный механизм, состоящий из двух "плоских"ударников, в одном из которых расположен КВ, а в другом - жало. Ударники соединялись двумя направляющими штифтами с надетыми на них контрпредохранительными пружинами.
Система предохранения включала в себя два центробежных подпружиненных стопора, связанных между собой четырьмя рычагами, шарнирно связанными между собой центробежными стопорами. Центробежные стопоры в исходном состоянии препятствуют взаимному сближению ударников. Такая схема позволила создать малогабаритный центробежный предохранительный механизм, взводящийся при малой угловой скорости вращения и при значительном эксцентриситете мгновенной оси вращения БЭ на траектории.
Взрыватель в течение двух лет прошел все этапы отработки и в 1973 г. был принят на вооружение Советской Армии. В дальнейшем были приняты следующие модификации взрывателя: И-352Б (в 1977 г.) и И-352В ( в 1981 г.). Взрыватели изготавливались на трех серийных заводах в большом количестве, так как ими было укомплектовано 24 объекта (БЧ ракет, разовые бомбовые кассеты, контейнеры). Работы по совершенствованию вращающихся БЭ и взрывателей продолжались в ГНПП "Базальт" и НИИ "Поиск" вплоть до конца XX века.

Унифицированная разовая бомбовая кассета в снаряжении осколочными боевыми элементами калибра 2,5 кг РБК-500У ОАБ-2,5РТ

Принцип обеспечения воздушного (надземного) подрыва путем "подбрасывания" боеприпаса в дальнейшем был реализован и для других видов вооружений. В частности, НПО "Прибор" реализовало его применительно к выстрелам из гранатометов.
Работы по созданию взрывателей для вращающихся БЭ позволили не только существенно повысить научно-технический потенциал ФГУП "НИИ "Поиск", но воспитать целую группу талантливых конструкторов-разработчиков, технологов, испытателей. С удовлетворением вспоминаю совместную работу с конструкторами Г.В. Барбашовым, А.В. Паковым, Ю.С. Потеминым, А.А. Гупякиным, Г.В. Племящевым, С.С. Королевым, С.С. Батовым, научными работниками д.т.н. В.В. Рудневым, к.т.н. М.Б. Иоффе, к.т.н. Л.С. Симоняном, технологами Ю.Ф. Солдатовым, Г.Н. Череповым, Э.С. Бруком, испытателями А.Е. Трушкиным, А.А. Данилевичем, директором Б.Б. Тимофеевым и другими.
Их творческий вклад в разработку защищен более чем 20 авторскими свидетельствами. Многие из них награждены орденами и медалями СССР. Три человека в НИИ "Поиск": я, Тимофеев Борис Борисович и Паков Александр Васильевич, все выпускники Военмеха, за обоснование, реализацию и внедрение не имеющих зарубежных аналогов разработок, совместно с разработчиками боевых частей, стали лауреатами Государственных премий. По материалам исследований доцент кафедры Е6 Барбашов Геннадий Васильевич и я защитили кандидатские диссертации".
Одним из важнейших результатов работ коллектива НИИ "Поиск" по созданию взрывателя с надпреградным подрывом явилось то, что за счет новых функциональных свойств взрывателя удалось существенно повысить эффективность действия боеприпасов. И с 1975 г. в НИИ "Поиск" намечается принципиально новое направление в технической политике - принимается решение о целесообразности расширения функций, выполняемых взрывателем. Ранее в институте придерживались принципиального положения: взрыватель должен выполнять свою основную функцию - подрыв боевого заряда боеприпаса.


Заместитель директора Института систем вооружения по информатизации,
старший преподаватель кафедры Е1 Сергей Кудрявцев

VLAS

  • Общий Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1940

Конструктор взрывательных устройств Л.С. Егоренков. 50 лет в профессии

Взрыватели для стабилизированных кассетных боевых элементов

В НИИ "Поиск" были созданы взрыватели для стабилизированных в полете кассетных боевых элементов (БЭ) кумулятивно-осколочного действия для авиабомбовых средств поражения и осколочного действия для боевых частей (БЧ) тактических ракет "Луна-М", "Точка" и "Ока", 152-мм и 203-мм снарядов ствольной артиллерии и 220-мм и 300-мм снарядов реактивных систем залпового огня (РСЗО) "Ураган" и "Смерч". БЭ, имеющие цилиндрическую форму и стабилизаторы, достигают максимальной эффективности действия за счет обеспечения их углов подхода к поверхности земли, близких к 900.
В 1969 г. для ракетного комплекса 9К52 "Луна-М" с тактическими неуправляемыми ракетами была создана ракета с кассетной боевой частью 9Н18-ОФ. При стартовом весе ракеты 2450 кг дальность ее полета достигала 65 км. БЧ весом около 400 кг содержала 42 БЭ весом по 7,5 кг.
БЭ цилиндрической формы оснащались раскрывающимися в полете стабилизаторами и взрывателями 9Э232 (марка И-225Ж) контактного действия (главный конструктор П.К. Кирсанов, ведущие разработчики И.А. Ларионов и Т.И. Невская).
Раскрытие БЧ ракеты осуществлялось на высоте 1400-1000 м по сигналу от радиовзрывателя разрывным зарядом, выполненным из взрывчатого вещества (ВВ). БЭ, содержащий 1,7 кг ВВ, при встрече с преградой давал не менее 1400 осколков. Осколки БЭ одной ракеты могли поразить живую силу и легкобронированную технику противника на площади до 4 гектаров.
Для управляемых тактических ракет комплексов "Ока" и "Точка" также были созданы раскрываемые взрывом кассетные боевые части (КБЧ) со стабилизированными БЭ осколочного действия. Для БЭ ракет этих комплексов был разработан взрыватель контактного действия 9Э237 (марка И-295) (главный конструктор Л.С. Егоренков, ведущие разработчики Б.П. Малышев и Т.И. Невская), принятый на вооружение в 1977 г.
С начала 1970-х годов НИИ "Поиск" принимает активное участие в разработке взрывателей для осколочных БЭ снарядов РСЗО. Первым результатом этих работ стало принятие на вооружение в 1975 г. механического взрывателя 9Э246 (марка И-356) (главный конструктор Л.С. Егоренков, ведущий разработчик Л.Е. Петров) для осколочных БЭ КБЧ снарядов РСЗО "Ураган".
При создании РСЗО "Ураган" был впервые разработан снаряд (9М27К) с КБЧ, снаряженной кассетными осколочными БЭ (9Н210). Это позволило создать оружие с большой площадью поражения залпом.
Боевая машина комплекса "Ураган" содержит 16 направляющих трубчатого типа. Масса снаряда 280 кг, вес БЧ для всех типов снарядов - 80 кг. Максимальная дальность стрельбы - 35 км. Площадь осколочного поражения при залпе 16 снарядов - 22 гектара.
При стрельбе снарядом с осколочной КБЧ в заданной точке траектории срабатывает дистанционная 120-секундная трубка 9Э245, которая воспламеняет вышибной заряд. От совместного воздействия температуры и давления газов взводится взрыватель 9Э246 (марка И-356) боевых элементов 9Н210, сбрасывается обтекатель и выбрасываются БЭ. БЧ включает в себя 30 БЭ. Каждый из них весом 1,85 кг содержит 0,3 кг ВВ.
В 1977 г. принимается на вооружение унифицированная модификация взрывателя И-356 - И-356М (главный конструктор Л.С. Егоренков, ведущие разработчики Б.М. Маневич и В.Д. Щепелин) с  механизмом самоликвидации, срабатывающим независимо от взведения взрывателя.
Взрыватели И-356М и И-295 не имели зарубежных аналогов и являлись базовыми конструкциями конца 1970-х и 1980-х гг.
Состоящие ныне на вооружении осколочные кассетные снаряды калибра 152 мм (к буксируемой гаубице Д-20 и самоходной гаубице 2С3М) и 203 мм (к самоходной пушке 2С7 "Пион"), предназначенные для поражения открыто расположенной живой силы и небронированной техники противника, снаряжаются 8 и 24 боевыми элементами 3-0-16 и 3-0-14 соответственно. Взрыватель 9Э246М1 (марка И-356М1) контактного действия с механизмом самоликвидации для БЭ был принят на вооружение в 1984 г. (главный конструктор Л.С. Егоренков, ведущие разработчики В.А. Чередник и В.Д. Щепелин).
Масса БЭ составляет 1,4 кг, масса ВВ в БЭ - 0,23 кг. При этом эффективность действия 152-мм осколочного кассетного снаряда в 3-4 раза выше, чем у 152-мм осколочно-фугасного снаряда ОФС 30Ф25.
В осколочных кассетных снарядах после выстрела в заданной точке траектории срабатывает дистанционный взрыватель и воспламеняет вышибной заряд. Газы, образующиеся при сгорании пороха вышибного заряда, задействуют взрыватель 9Э246М1. Одновременно с этим срезается резьба дна и из корпуса снаряда выбрасываются БЭ. Под действием центробежных сил с БЭ сбрасывается стакан, после чего пружинные ленты стабилизатора занимают рабочее положение. При встрече БЭ с преградой срабатывает взрыватель 9Э246М1 и вызывает детонацию ВВ БЭ.
В 1980 г. были приняты на вооружение взрыватель И-351А и блок взведения взрывателя Б-176, составляющие вместе взрыватель И-350, (главный конструктор Л.С. Егоренков, ведущие разработчики О.С. Голованов, С.С. Королев и Б.М. Маневич) для противотанковых кумулятивно-осколочных боевых элементов калибра 2,5 кг повышенной бронепробиваемости, применяемых в блоках одноразового действия БКФ ПТАБ-2,5.
Л.С. Егоренков: "В начале 1963 года НИМИ (г. Москва) приступил к созданию кассетных боевых частей (КБЧ) к оперативно-тактической ракете "Луна-М". Выполненные проработки показали, что за счет аэродинамического рассеивания БЭ не представляется возможным обеспечить предъявленные заказчиком требования по площади поражения и эффективности осколочного действия по живой силе и легкобронированной технике. Было решено применить принудительный разброс цилиндрических стабилизированных БЭ взрывом заряда бризантного взрывчатого вещества (ВВ), помещенного в центр КБЧ.
В техническом задании (ТЗ), выданном институту, предлагалось разработать взрыватель мгновенного действия, нормально функционирующий после взрыва в нескольких сантиметрах от него заряда ВВ массой около 2 кг. Расчеты показывали, что на детали взрывателя в этих условиях будет действовать пиковое ускорение до 100 тысяч g. Однако группа И.В. Ларионова, в которую входили выпускники Военмеха Т.И. Невская, Б.П. Машинов и другие конструкторы, приступила к проектированию взрывателя.
Первые испытания дали положительные результаты по эффективности нового принципа распаковки БЧ и рассеиванию БЭ, однако, с точки зрения перспективы отработки взрывателя, были получены отрицательные результаты. После первых испытаний выяснилось, что корпуса взрывателей сильно деформируются, заклинивая при этом все внутренние механизмы, а во взрывателях, находящихся ближе к центральному заряду, отсутствуют отдельные детали; взрыватели сильно закопчены и оцарапаны осколками. Вспоминается такой забавный эпизод. В то время очень строго соблюдались правила по выполнению требований по сохранению государственной тайны. Получить результаты испытаний до получения официального отчета полигона было практически невозможно. На первые испытания КБЧ ракеты "Луна-М" в г. Капустин-Яр была командирована Т.И. Невская. Через несколько недель неожиданно получаем письмо, в котором Т.И. Невская сообщает о том, как она хорошо загорает, играет в волейбол и т.д. А далее читаем такие фразы: "Вчера наконец удалось вывести своих птенцов в степь. Двое убежали куда глаза глядят, и найти их не удалось. У 10 птенцов оказалась слабая головка. Они ее просто потеряли. Практически у всех птенцов болят животики и т.д.". Так мы узнали результаты первых испытаний.
Несмотря на возникшие трудности, задача была решена путем разработки взрывателя И-225Ж, имеющего прочный стальной корпус и такую компоновку механизмов, при которой в момент взрыва центрального заряда исключается перемещение внутренних деталей.
Инициирующая система взрывателя И-225Ж представляет собой безмембранный реакционно-инерционный ударный механизм (УМ). Система предохранения имеет одну ступень предохранения, снимаемую давлением газов при взрыве центрального заряда. Много хлопот в отработке доставил УМ, так как при отсутствии мембраны мягкий грунт попадал в зазор между корпусом и ударником и заклинивал его. Несмотря на этоё взрыватель в составе комплекса в 1969 году был принят на вооружение и освоен в серийном производстве. Уже в процессе боевого применения выяснилось, что взрыватель И-225Ж, не имеющий механизма дальнего взведения, может срабатывать от воздействия осколков, образующихся в момент раскрытия БЧ.
Принцип раскрытия кассетных БЧ взрывом центрального заряда и пороховым зарядом стал широко использоваться головными организациями в новых разработках. Накопленный опыт при разработке взрывателя И-225Ж, создание методик расчета механизмов, специального лабораторного оборудования, по физическому моделированию некоторых процессов при распаковке БЧ позволили институту создать простое унифицированное устройство, воспринимающее совместное воздействие температуры и давления при раскрытии БЧ - датчик Б-179. Он представляет собой закрытый мембраной содержатель с двухслойной запрессовкой специальных пиротехнических составов, разделенной чашечкой с дроссельным отверстием. Использование датчика Б-179 в системах предохранения позволило упростить многие конструкции взрывателей, существенно уменьшить их габариты, повысить надежность и безопасность БЧ, а также поднять уровень унификации. Указанный датчик широко применяется не только ФГУП "НИИ "Поиск", но и другими разработчиками боеприпасов и взрывателей.
Продолжением совместных разработок с НИМИ (г. Москва) стало создание взрывателя И-295 к БЭ КБЧ комплексов "Точка-У" и "Ока".
Головной механический взрыватель И-295 с дальним взведением, самоликвидацией и огневой цепью предохранительного типа. Инициирующая система взрывателя была аналогична взрывателю И-225Ж. Система предохранения включает в себя датчик типа Б-179, шток с пиротехническим МДВ и вышибным зарядом (ВЗ). Механизм самоликвидации - пиротехнический, запускающийся в момент взведения взрывателя от газов ВЗ. После отработки взрыватель И-295 заменил взрыватель И-225Ж.
Навсегда останутся в памяти встречи и совместное участие в проведении государственных испытаний комплекса "Ока" с Сергей Павловичем Непобедимым, в то время Генеральным конструктором Конструкторского Бюро Машиностроения (г. Коломна). Это выдающийся конструктор, волевой и целеустремлённый человек, создавший непревзойденные комплексы ПТРК, ЗРК, ОТРК, выпускник МГТУ им. Баумана, член-корреспондент РАН. На долгие годы установились дружеские отношения с Лещинским Юрием Михайловичем - в то время ведущий разработчик БЧ оперативно-тактических ракет, впоследствии Первый заместитель Генерального конструктора и Генерального директора НИМИ.
Особое место в моей профессиональной жизни занимают работы, связанные с созданием взрывательных устройств снарядов реактивных систем залпового огня (РСЗО). Головная организация НПО "Сплав" г. Тула. Институт начал разрабатывать взрыватели для НПО "Сплав" в 1969 году применительно к КБЧ для новой 220-мм системы "Ураган".
Особенность работ состояла в том, что кассетная БЧ создавалась вместе с разработкой самой системы и была прописана в ТЗ на разработку как основная БЧ. Было очень много нового: условия распаковки БЧ, выход элементов, их стабилизация с помощью раскрывающегося оперения, требования по срабатыванию по любым преградам и т.д.
Разработку взрывателя поручили опытному конструктору Л.Е. Петрову. Я принимал участие в этой работе сначала как зам. главного конструктора, а с 1972 г. как главный конструктор. Разработка системы "Ураган" велась под руководством Главного конструктора НПО "Сплав" Ганичева Александра Никитовича.
А.Н. Ганичев был выдающимся конструктором и ученым, эрудированным специалистом, быстро и хорошо понимающим и анализирующим возникшую сложную техническую проблему, умеющим выслушать мнение любого инженера, независимо от занимаемой должности. Он никогда не поднимал себя и свое мнение выше других. Заместителем Главного конструктора был Денежкин Геннадий Алексеевич (ныне главный конструктор НПО "Сплав"). Я не берусь сказать, какой я был ученик, но общение с этими людьми нужно считать как благо, как везение по жизни. Они оказали на меня серьёзное влияние и как на разработчика, и как на человека.
С этой работы с коллективом НПО "Сплав" установились очень хорошие творческие связи, чему способствовали директор НИИ "Поиск" Б.Б. Тимофеев и зам. директора по НИОКР Л.С. Симонян.
Для боевых элементов РСЗО необходим был простой малогабаритный взрыватель, пригодный для массового производства и обеспечивающий мгновенный подрыв БЭ при встрече с любой преградой.
Институтом был разработан контактный головной взрыватель И-356 с огневой цепью полупредохранительного типа, инициирующая система которого включала реакционный ударник и поворотную выступающую за торец взрывателя подпружиненную крестовину, а система предохранения - датчик Б-179, шток с ВЗ, удерживающий ударник и движок с КВ.
Выступающая крестовина позволила повысить мгновенность и надежность действия взрывателя, особенно при встрече с преградой под малыми углами. При создании взрывателя И-356 наиболее сложно было отработать надежный прорыв мембраны и воспламенение датчика Б-179 от действия давления и температуры порохового вышибного заряда. При стрельбе из 30 взрывателей, находящихся в БЧ, один или два не взводились. Объяснений такому постоянству в появлении отказов долго не находили. При очередной серии стрельб кто-то предложил промаркировать БЭ, указав на них ряд и место в ряду. Каково было удивление, что при стрельбе всегда отказывает один и тот же взрыватель, находящийся ближе всего к месту начала распаковки КБЧ. Дефект моментально устранили.
Государственные испытания системы "Ураган" показали, что в некоторых условиях стрельбы система стабилизации БЭ 9Н210 в виде "волана" не обеспечивает его надежную стабилизацию и ударный механизм взрывателя И-256 не срабатывает при встрече с мягкими преградами. Было принято решение модернизировать взрыватель И-356 путем введения в конструкцию механизма самоликвидации, который срабатывает независимо от взведения взрывателя. Наличие механизма самоликвидации позволяет ликвидировать отказавшие БЭ и тем самым исключить нежелательное засорение местности. Взрыватель получил марку И-356М и был принят на вооружение в 1977 г.
Принятие на вооружение кассетной БЧ с осколочными боевыми элементами, укомплектованными взрывателями И-356М, позволило существенно повысить эффективность действия системы "Ураган" по живой силе противника.
Значительна роль в отработке взрывателей руководителей Министерства машиностроения - министра В.В. Бахирева и заместителей министра Н.А. Богданова и Н.И. Шишова. В то время жесткая требовательность и пунктуальная исполнительность являлись необходимым условием для достижения успехов в создании новой техники. Так, на заключительной стадии отработки взрывателя И-356М мне приходилось в течение месяца каждую неделю летать из Новосибирска в Москву и докладывать Н.А. Богданову о результатах испытаний взрывателя на полигоне в пос. Чик Новосибирской области.
Конструкция взрывателя И-356М оказалась настолько удачной, что с небольшими изменениями она была применена в БЭ кассетных артиллерийских снарядов "Склад" и "Сахароза" под маркой И-356М1 (1984 г.) и в БЭ РСЗО "Смерч" под маркой 174В3 (1987 г.).
Вспомнить всех участников разработки взрывателя И-295 и И-356М сложно. Отмечу только конструкторов, выпускников ЛВМИ: Л.С. Симоняна, Т.И. Невскую, Б.П. Малышева, В.Д. Шепелина, В.А. Чередника, Б.М. Маневича; с теплотой вспоминаю Л.Е. Петрова, П.К. Кирсанова и Ю.Ф. Солдатова.
Многие участники этих работ были награждены высокими правительственными наградами. Ведущий конструктор Л.Е. Петров был награжден орденом Трудового Красного Знамени, Л.С. Егоренков - орденом «Знак Почета», Петру Кузьмичу Кирсанову в составе коллектива за создание новой системы "Ураган" была присуждена Государственная премия СССР за 1976 г."

Работы по созданию взрывателей для боевых элементов кассетных боеприпасов проводились и в других научно-исследовательских институтах и конструкторских бюро страны, но все же творческий вклад коллектива НИИ "Поиск", и в том числе выпускников Военмеха, в этой новой области военной техники невозможно переоценить.

Заместитель директора Института систем вооружения по информатизации,
старший преподаватель кафедры Е1 Сергей КУДРЯВЦЕВ

VLAS

  • Общий Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1940

Конструктор взрывательных устройств Л.С. Егоренков. 50 лет в профессии

В ряду одаренных выпускников Ленинградского военно-механическогоинститута, создававших современный ракетно-артиллерийский щит Родины, одно из первых мест по праву принадлежит конструктору взрывательных устройств и систем управления взрывом, лауреату Государственной премии СССР, Государственной премии Российской Федерации и премии им. С.М. Мосина, члену-корреспонденту Российской академии ракетных и артиллерийских наук, кандидату технических наук, профессору, заведующему кафедрой Е6 "Автономные информационные и управляющие системы" Балтийского государственного технического университета "Военмех" имени Д.Ф. Устинова Леониду Семеновичу Егоренкову.
Л.С. Егоренков с 1961 по 1972 гг. прошел путь от инженера-конструктора до главного конструктора-начальника отдела, с 1991 по 1992 гг. он работает в должности зам. директора по научной работе, с 1993 по 1997 гг. - директор-главный конструктор, с 1998 по ноябрь 2005 гг. - генеральный директор Федерального государственного унитарного предприятия "Научно-исследовательский институт "Поиск"" (ФГУП "НИИ "Поиск"").
История предприятия ФГУП "НИИ "Поиск"", расположенного в пос. Мурино Всеволожского района Ленинградской области, берет свое начало с 1930 г., когда было создано первое в Советском Союзе Центральное конструкторское бюро по разработке взрывателей. За время деятельности института усилиями нескольких поколений ученых, инженеров и рабочих создано и сдано на вооружение более 300 взрывателей и взрывательных устройств для различных видов боеприпасов. Накоплен большой опыт и сложилась проверенная практикой школа проектирования и отработки взрывателей.
Под руководством и при непосредственном участии Л.С. Егоренкова разработано, принято на вооружение и освоено в серийном производстве более 40 совершенных конструкций взрывателей для морского оружия, высокоточных систем управляемого вооружения, реактивных систем залпового огня и авиабомбовых средств поражения.
 Л.С. Егоренков внес значительный вклад в обеспечение эффективности действия кассетных боеприпасов массового применения и повышение кучности реактивных снарядов систем залпового огня, создал методики проектирования взрывателей кассетных боевых элементов, разработал новое поколение термостойких взрывателей для авиабомбовых средств поражения.
Л.С. Егоренков - известный ученый в области взрывателей и систем управления взрывом, крупный организатор науки и производства, один из ведущих специалистов отрасли боеприпасов, автор более 200 научных трудов и изобретений. Л. С. Егоренков награжден орденами Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени, "Знак Почета" и многими медалями.
 Л.С. Егоренков родился 12 октября 1937 г. На его детские годы выпал тяжелый и трагический период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. - во время войны он находился в блокадном Ленинграде.
После окончания школы в 1955 г. Л.С. Егоренков поступает в Военно-механический институт и в 1961 г. получает диплом инженера-механика по специальности кафедры №16 (ныне кафедра Е6). После окончания института он был направлен на работу в НИИ-22 (ныне - ФГУП "НИИ "Поиск").

У истоков создания термостойких взрывателей авиабомбовых средств поражения

При появлении на вооружении высокоскоростных боевых самолетов, включая штурмовые для преодоления противовоздушной обороны и поражения целей с малых и предельно малых высот, специалистами ФГУП "ГНПП "Базальт" были созданы новые отечественные авиационные бомбовые средства поражения (АБСП) - авиационные бомбы системы М-62 - удобообтекаемой формы для наружной подвески, термостойкие. Они были созданы в дополнение к фугасным и осколочно-фугасным авиационным бомбам систем М-46 и М-54, предназначавшимся для обеспечения полной загрузки отсеков самолетов дальней авиации.
В НИИ-22 были созданы взрыватели новых АБСП. Для авиабомб, применяемых в условиях кинетического нагревания, в 1971 г. был принят на вооружение взрыватель АВУ-ЭТ (термостойкая модификация АВУ-Э, главный конструктор П.К. Кирсанов, ведущий разработчик С.З Бержанер), который стал одним из основных для комплектации авиабомб различного назначения и калибра.
В дальнейшем под руководством и при непосредственном участии главного конструктора направления Л.С. Егоренкова создается и принимается на вооружение ряд авиационных взрывателей: АВБ-Э (1975 г.), АВТ-Э (1976 г.), АВ-397 (1978 г.) и АВБ-М (1983 г.).
В настоящее время, по оценке специалистов, доля АБСП в решении авиацией боевых задач достигает 70-75%. АБСП и в обозримой перспективе останутся наиболее значимым компонентом в системе авиавооружения.
Л.С. Егоренков: "Распределение. Я оказался распределенным на преддипломную практику в НИИ-22. С нашей группы туда направили 3 человека. Попали мы в 3-й отдел, который занимался в основном авиационной и минно-торпедной тематикой. Возглавлял отдел к.т.н. Г.Г. Эверт. В отделе было около 80 человек. Меня распределили в группу Семена Захаровича Бержанера, который вел авиационное направление. Там я написал диплом на авиационную тему, защитил его и пришел туда же, в этот отдел, работать. Защита дипломного проекта была здесь - в Военмехе. Председателем комиссии был директор НИИ-22 Н.А. Еньков.
Началась работа в 3-м отделе и потом, как бы не изменялось служебное положение, до того, как я стал заместителем директора по науке, я так и отработал  в коллективе на базе 3-го отдела. Мне очень повезло, что после поступления в НИИ-22 меня сразу же назначили ведущим исполнителем научно-исследовательской работы, которая продолжалась 1,5 года. И я уже в первый месяц работы вынужден был выехать в командировку в Москву согласовывать техническое задание, хотя еще до конца не осознавал, что можно и что нельзя сделать. Я сразу вошел в работу. Причем, никто со мной не нянчился, никто не навязывал своего мнения. В дальнейшем я все время активно ездил в командировки, какую бы должность ни занимал. В первые 3 года были выполнены научно-исследовательские работы (НИР) по тематике авиационных взрывателей и датчикам применительно к новой серии электрических торпед и ракето-торпед. Это была хорошая школа.
Итогом этих НИР явились технические решения, которые были защищены авторскими свидетельствами. Конструкторский труд - это коллективный труд. Через 15 лет все было реализовано в реальной конструкции нашим отделом. Это взрыватель АВТ-Э (марка И-370) - термостойкий авиационный взрыватель, позволяющий производить бомбометание не только с больших, но и с предельно малых высот на мгновенное действие. Результаты этой НИР были долго не внедрены, потому что поручили заводу разработку этого взрывателя. Коллективу конструкторского бюро завода задача оказалась непосильна, работу вернули в наш институт, и он ее сделал.
Особенность конструкции состояла в том, что был разработан всюдубойный ударный механизм избирательного действия, который не срабатывал при соударении авиабомб в воздухе и надежно работал при встрече авиабомбы с различными преградами, потому что перегрузки соизмеримы, а импульсы сил разные. Дело в том, что длительность действия перегрузок при соударении авиабомб в воздухе меньше, чем при встрече с преградой.
По нашим заданиям были разработаны и термостойкие средства инициирования. В итоге мы создали, вообще говоря, единственную в мире конструкцию авиационного взрывателя, которая выдерживает кинетическое нагревание до температуры свыше 150° C и не ограничивает тактические возможности авиации. Большой вклад в разработку взрывателя АВТ-Э внесли начальник лаборатории к.т.н. М.Б. Иоффе и выпускник Военмеха ведущий инженер В.В. Никифоров.
Как возникла проблема по термостойким взрывателям? У нас в стране пошли по пути создания термостойкого вооружения, а американцы - по пути термозащиты вооружений. Мы начали делать термостойкие бомбы. Это очень сложно. Кстати, многие материалы (латуни, алюминиевые сплавы) при нагреве выше, чем 180° C, начинают деформироваться и механизмы дают отказы. Так, все часовые механизмы допускали нагрев до 150° C. Модернизированные взрыватели рассчитаны на нагрев до 150° C (АВУ-ЭТ). А взрыватель АВТ-Э - единственный образец, который был доведен до предельно допустимых параметров.
Взрыватель располагался в дне бомбы, поэтому имел определенную термозащиту. В полете бомба массой 500 кг нагревается в среднем до 200° C, а сколько еще остывает! "Профиль полета" самолета такой, что он летит до цели на сверхзвуке. Температура торможения воздушного потока (на носике бомбы) достигает 350° C. Мы отрабатывали эти задачи для самолетов типа МИГ, которые имеют только наружную подвеску авиационных средств поражения. Все самолеты фронтовой и дальней авиации должны допускать размещение авиабомбовых средств поражения. Взрывателей АВТ-Э делали немного. Первая партия, 300 штук, была отправлена в авиационные части, расположенные в Восточной Германии. Серийное освоение термостойких взрывателей было не менее сложным, чем их разработка. Справедливости ради надо сказать, что термостойкие взрыватели для авиабомб с тормозными устройствами разрабатывал институт НИТИ (г. Железнодорожный), но их термостойкость ограничивалась температурой 80°-150° C."

Заместитель директора Института систем вооружения по информатизации,
старший преподаватель кафедры Е1 Сергей Кудрявцев
Страницы: [1]   Вверх