Russian Arms Forum

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Новости:

Страницы: [1] 2 3 ... 10
 1 
 : Вчера в 07:29:14 pm 
Автор FedorovYuriy - Последний ответ от FedorovYuriy
3-дм. (76-мм) опытная скорострельная полевая пушка обр. 1898г.

    3-дм. (76-мм) опытная скорострельная полевая пушка. Создана инженерами Путиловского завода при участии И.А. Забудского и А.П. Энгельгардта в 1898 г.- прообраз совершенных 3-дм. пушек обр. 1900 и 1902гг. Дальность стрельбы- 8600 м., масса- 1065 кг.

(В сентябре 1896 года была также испытана 3-дюймовая полевая патронная пушка Александровского завода с эксцентрическим затвором. В результате испытаний в декабре того же года ГАУ были разработаны тактико-технические требования к полевой скорострельной пушке:
- калибр, мм 76,2
- угол вертикального наведения, град -5; +17
 - масса ствола, кг не более 393
— масса системы, кг:
- в боевом положении не более 983
- в походном положении не более 1900
— масса снаряда, кг около 6,35
— начальная скорость снаряда, м/с 548,6.)

[Создание легендарной «трёхдюймовки»    http://history.milportal.ru/2017/08/sozdanie-legendarnoj-tryoxdyujmovki/

Пока выставлю фотографии , какие есть.

По устройству , исходя из сравнения, можно сказать, что затвор похож как и на  Итальянской 75-мм пушке, канноне 75/27 Modello 1906г. Или эксцентричный затвор 75- мм французской пушки
Пеналы , скорее всего , облегченный вариант люльки. На них с верху находятся салазки . Внутри могут находится дополнительные пружины тормоза отката. Основная в станине.

Съезжу сфотографирую все подробнее .

 
 

 2 
 : Вчера в 06:00:32 pm 
Автор Rotor15 - Последний ответ от Rotor15
Конструкция тяжёлого танка прорыва СМК обр. 1939 г.

Ходовая часть. При разработке танка Ермолаев и Котин сознательно решили отказаться от применения элементов, ранее успешно использованных на серийных Т-35. Конструкция тележек ходовой части была к тому времени отрабаотана и обладала высокой надежностью, но в техническом плане она устарела и практически исчерпала резервы для модернизации. Применительно на один борт ходовая часть тяжелого танка СМК окончательного проекта 1939 г. включала следующие элементы:

- 8 необрезиненных опорных катков с индивидуальной торсионной подвеской;
- переднее направляющее колесо;
- заднее ведущее колесо зубового зацепления;
- 4 колеса поддерживающих верхнюю ветвь гусеницы;
- крупнозвенчатая гусеница с литыми стальными траками.

Корпус. Конструкция корпуса была сварной. Согласно первоначальному техническому заданию бронирование было выполнено дифференцированным, однако при проработке первых проектов (трехбашенных) выполнить все требования АБТУ в полной мере не удалось. В частности, наличие 75-мм лобового бронирования неизбежно вело к увеличению массы, выходившей в данном случае за расчетные 55 т. Соответственно, повышалась нагрузка на основные агрегаты танка, в первую очередь на ходовую часть и трансмиссию. Учитывая опыт модернизации Т-35 было принято решение уменьшить толщину брони. Толщина брони корпуса в лобовой и кормовой части, а также в боковых проекциях, составляла 60 мм. Днище имело толщину 30 мм, крыша – 20 мм. Впрочем, после того, как СМК "освободили" от задней башни (а её полная масса вместе с боекомплектом составлял более 3 тонн), лобовое бронирование всё же удалось довести до требуемых 75 мм. В остальном схема бронирования корпуса не изменилась. Компоновка корпуса была классической. В передней части размещалось отделение управления, где были оборудованы места для механика-водителя (по центру) и стрелка-радиста (слева), обслуживавшего радиостанцию и курсовой пулемет ДТ в шаровой установке. В крыше корпуса с правой стороны имелся круглый люк откидывающийся вправо. Средняя часть корпуса была отведена под двухсекционное боевое отделение и занимало почти 50% от общей его длины. В двух башнях, имевших различные геометрические размеры и вооружение, размещались места для двух наводчиков, двух заряжающих и командира. Таким образом, полный экипаж танка СМК состоял из 7 человек.

Интересной особенностью стало наличие внутри боевого отделения внутренней ёмкостью с водой. Это новшество было введено по личной просьбе Сталина, который, судя по всему, тогда ещё верил в возможность глубоких прорывов, совершаемых тяжелыми танками. В этом плане несколько странно выглядит отсутствие требование по наличию провианта, что было бы вполне логично.

В задней части корпуса устанавливалась силовая установка и трансмиссия. Для доступа к ним в крыше корпуса выполнили один прямоугольный и два круглых люка. Кроме того, к нижнему лобовому и кормовому бронелистам крепились по две буксировочные серьги.

Башни и вооружение. Как и многие другие советские танки довоенного периода СМК (не в пример зарубежным аналогам того же класса) не оснащался каким-либо пушечным вооружением, размещенным в корпусе. Установка орудий производилась только в башни конической формы, расположенных по двухъярусной схеме.
Главная башня устанавливалась на высокой подбашенной коробке практически ровно в центральной части корпуса по продольной оси, что обеспечивало радиус поворота в 360°. В передней части башни разместили 76,2-мм пушку Л-11 с удлиненным стволом и спаренный с ней пулемет ДТ. В кормовой нише теперь устанавливался 12,7-мм пулемет ДК, а на верхнем башенном люке монтировалась зенитная турель (по всей видимости типа П-40) с 7,62-мм пулеметом ДТ. На крыше, ближе к переднему краю, находились вырезы под установку двух приборов наблюдения. Боекомплект для 76,2-мм орудия, относительно проектного варианта, был несколько уменьшен и состоял из 113 осколочно-фугасных и бронебойных выстрелов. Для крупнокалиберного пулемета ДК боекомплект был не менее внушительным – 600 патронов.

Вторая башня была сдвинута от продольной оси влево для увеличения места в отделении управления. Здесь устанавливалась 45-мм пушка 20К с боезапасом 300 выстрелов и спаренный с ней пулемет ДТ. Суммарный боекомплект для пулеметов ДТ равнялся 4920 патронов. Нижняя башня также оборудовалась двумя перископическими приборами наблюдения и одним верхним люком. Общей чертой обеих башен были смотровые щели и отверстия для стрельбы из пистолетов (по одному с каждого борта).

Силовая установка и трансмиссия. Для танка СМК ещё в начале проектирования был выбран авиационный двигатель АМ-34, обладавший необходимыми характеристиками. Максимальная мощность этого бензинового 12-цилиндрового двигателя, оснащенного жидкостной системой охлаждения, составляла 850 л.с. при 1850 об/мин., что позволяло достичь удельной мощности порядка 15,4 л.с. на тонну. Выхлопные патрубки были выведены на крышу моторно-трансмиссионного отсека.

Мотор АМ-34, нашедший применение на бомбардировщиках ТБ-3 и рекордном самолёте РД, являлся хорошо освоенным промышленностью, что положительно влияло как на эксплуатационные качества, так и на непосредственное обслуживание. Самым существенным его недостатком было высокое потребление дорогостоящего горючего (высокооктановый бензин 1-го сорта, авиационный). На 100 км пути по шоссейной дороге расходовалось 600 литров бензина, так что топливный бак на 1320 литров опустошался через 200-220 км. Впрочем, это не играло особой роли, поскольку в указанном случае СМК всё-равно укладывался в техническое задание. Трансмиссия танка была механической и включала следующие компоненты: коробка передач (5 скоростей вперед и 1 назад), главный и бортовые фрикционы, ленточные тормоза.

Оборудование. На тяжелом танке СМК устанавливалась штатная радиостанция 71ТК-3 со штыревой антенной выведенной на правый борт корпуса. Внутри танка экипаж мог вести переговоры при помощи переговорного устройства ТПУ-6а. В состав электрооборудования входил генератор, обеспечивавший питание для внутреннего освещения и фары дальнего света (находилась слева от водителя и крепилась на верхнем лобовом бронелисте).

Тактико-технические характеристики тяжёлого танка прорыва СМК обр. 1939 г.:


По:
http://ww2history.ru/smk_2.html

Колонка №9 - тяжёлый танк прорыва СМК обр. 1939 г.:

http://scalemodels.ru/modules/forum/viewtopic.php?t=16851&postdays=0&postorder=asc&start=40

 3 
 : Вчера в 05:50:24 pm 
Автор Rotor15 - Последний ответ от Rotor15
1 июня 1940 г. в предложениях по уточнению системы танкового вооружения внесли любопытный пункт. Тяжёлый КВ-2 вместо 152-мм гаубицы предлагалось вооружить 107-мм пушкой на основе корпусного орудия М-60, разработанного КБ завода № 172 (г. Молотов, ныне — Пермь). Проведённые испытания показали, что на дистанции 800 м М-60 пробивала броню толщиной до 107–110 мм, поставленную под углом 30°.

Предложения по уточнению системы танкового вооружения, июнь 1940 г.:

ЦАМО РФ, фонд 38, опись 11355, дело № 10, стр. 87-89.
http://yuripasholok.livejournal.com/647091.html

 4 
 : Вчера в 05:19:48 pm 
Автор Rotor15 - Последний ответ от Rotor15
Первоначальные варианты танка СМК - чертежи танка в трёхбашенном варианте:


http://panzer35.ru/forum/47-10408-1

 5 
 : Вчера в 04:59:06 pm 
Автор Rotor15 - Последний ответ от Rotor15
Первоначальные варианты тяжёлого танка прорыва СМК (в трёхбашенном варианте с разными подвесками: по типу Т-35 и с торсионной подвеской):

vk.

Модель танка СМК (в двухбашенном варианте):

Конструктор боевых машин. - Л.: Лениздат, 1988. - 382 с. c. 67.


Модель танка СМК (в двухбашенном варианте), начало 1939 г.:


https://yuripasholok.livejournal.com/2332782.html

Поперечный разрез танка СМК (в двухбашенном варианте):

http://panzer35.ru/forum/47-10408-5

 6 
 : Вчера в 04:24:20 pm 
Автор Rotor15 - Последний ответ от Rotor15
СМК - опытный тяжёлый танк прорыва.
 
Разработчик: Кировский завод, Ленинград.

Изготовитель: Кировский завод, Ленинград.



История создания.

В 1937 г. КБ харьковского Паровозостроительного завода (ХПЗ) им. Коминтерна получило задание на проектирование нового тяжелого танка прорыва на базе Т-35. Согласно требованиям Автобронетанкового управления (АБТУ), утвержденным 5 ноября 1937 г., предполагалось создать трехбашенную машину массой 50-60 т с броней 75-45 мм, вооруженную одной 76-мм, двумя 45-мм пушками, двумя пулеметами ДК и шестью ДТ.

В новом танке предусматривалось использовать трансмиссию и ходовую часть от Т-35. Однако КБ ХПЗ, и без того не имевшее значительных сил для такой сложной работы, было ослаблено репрессиями, коснувшимися и квалифицированных инженеров. Поэтому, несмотря на многочисленные требования АБТУ, к началу 1938 г. конструкторы ХПЗ сумели лишь провести эскизную проработку шести вариантов нового танка, различавшихся только размещением вооружения. Поэтому в апреле 1938 г. для ускорения создания нового тяжелого танка прорыва АБТУ подключило к этой работе ленинградский Кировский завод с опытом серийного производства танка Т-28, а также завод № 185 им. Кирова, кадры которого, в свою очередь, имели опыт по разработке новых образцов боевых машин.


На Кировском заводе танк получил шифр «СМК» (Сергей Миронович Киров), ведущим инженером машины был назначен А.С.Ермолаев. На заводе № 185 им. Кирова танк получил шифр «Изделие 100», впоследствии получившим обозначение Т-100. Ведущим инженером машины был назначен Э.Ш.Палей.

До августа 1938 г., не имея договоров на изготовление новых машин, заводы вели, главным образом, эскизное проектирование. Полным ходом работы развернулись только после постановления Комитета Обороны при СНК СССР № 198сс от 7 августа 1938 г., в котором устанавливались жесткие сроки изготовления новых образцов танков: СМК должен был быть готов к 1 мая 1939 г., а Т-100 - к 1 июня 1939 г. Уже через два месяца, 10-11 октября 1938 г. комиссия под председательством помощника начальника АБТУ военного инженера 1-го ранга Коробкова рассмотрела чертежи и деревянные макеты в натуральную величину танков СМК и Т-100. Несмотря на ряд отклонений от заданных тактико-технических требований (ТТТ) - в частности, вместо подвески по типу Т-35 со спиральными пружинами на СМК использовались торсионные валы, а на Т-100 - балансиры с пластинчатыми рессорами - макетная комиссия дала «добро» на изготовление опытных образцов танков по предъявленным чертежам и макетам.

9 декабря 1938 г. проекты новых тяжелых танков рассматривались на совместном заседании Политбюро ЦК ВКП(б) и Комитета Обороны. По указанию И.В.Сталина, для облегчения массы танков число башен на обоих машинах сократили до двух. В январе 1939 г. началось изготовление опытных образцов танков.
 
Первый пробный выезд по двору завода СМК совершил 30 апреля 1939 г., а Т-100 - 1 июля 1939 г. После заводской обкатки обе машины были переданы на полигонные испытания, которые начались в ночь с 31 июля на 1 августа 1939 г. 20 сентября 1939 г. СМК и Т-100 участвовали в правительственном показе серийных и опытных танков, проходившем на полигоне в Кубинке под Москвой. На нем присутствовали К.Е.Ворошилов, А.А.Жданов, Н.А.Вознесенский, А.И.Микоян, Д.Г.Павлов, И.А.Лихачев, В.А.Малышев и другие. К концу ноября 1939 г. пробег СМК составил 1700 км, а Т-100 более 1000 км. С началом советско-финской войны оба танка были сняты с полигонных испытаний и направлены на фронт для проведения испытаний в боевой обстановке.

Тяжёлый танк прорыва СМК, 1940 г.:




Эти испытания проводились силами заводских водителей, для чего было получено специальное разрешение из Москвы. Рабочие, отобранные для этой цели, прошли специальную краткосрочную подготовку по вождению машин, обучению стрельбе из пушки, пулемета, а также и другим навыкам, необходимым в бою. Командиром экипажа СМК был назначен старший лейтенант Петин, помощником командира сержант Могильченко, стрелком-радистом и наводчиком - красноармейцы. В состав экипажа СМК вошло трое рабочих Кировского завода: механик-водитель В.И.Игнатьев, моторист А.П.Куницын и трансмиссионщик А.Г.Токарев. Экипаж Т-100 состоял из военнослужащих 20-й тяжелой танковой бригады: командира лейтенанта М.П.Астахова, артиллеристов Артамонова, Козлова, радиста Смирнова и рабочих завода № 185 им. Кирова: водителя А.Д.Плюхина, запасного водителя В.А.Дрожжина и моториста В.И.Капланова.

Танки СМК, Т-100 и опытный KB составили роту тяжелых танков, включенную в состав 91-го танкового батальона 20-й тяжелой танковой бригады. Командиром роты назначили капитана Колотушкина. 17 декабря 1939 г. рота вступила в бой в районе Хоттинен.

Проекции танка СМК:



19 декабря 1939 г. СМК и Т-100 получили задачу поддержать наши части, которые прорвались в глубину финских укреплений в районе Хоттинен. Обе машины выступили вперед в сопровождении пяти танков Т-28. Танки были уже далеко в глубине обороны противника, когда под шедшим впереди СМК прогремел сильный взрыв.  Машина встала в 50 м от штаба Хоттиненского укрепрайона. Рядом с подбитым танком остановился Т-100 и один Т-28, а остальные четыре машины ушли вперед и скрылись за поворотом. Экипаж СМК пытался спасти танк, соединил разбитые гусеницы, но завести двигатель не сумел.

Многочисленные попытки Т-100 взять на буксир поврежденный СМК не увенчались успехом: из-за гололедицы гусеницы «сотки» пробуксовывали и сдвинуть с места танк не удалось. Не удалось сдвинуть СМК и совместными усилиями «сотки» и оставшегося Т-28. В течение пяти часов танки вели бой в глубине финских позиций. В этом бою был тяжело ранен сержант Могильченко и легко ранен водитель Игнатьев. Расстреляв весь боезапас, экипаж СМК перебрался на Т-100. Перегруженная «сотка» (с 15 членами экипажа!) в сопровождении танка Т-28 вернулась в расположение 20 тбр. За этот бой экипажи машин были награждены орденами и медалями.

Потеря опытного танка вызвала гнев у начальника АБТУ Д.Г.Павлова. По его личному приказу 20 декабря 1939 г. для спасения секретной боевой машины были выделены рота 167 мсб и 37-я саперная рота, усиленные двумя орудиями и семью танками Т-28. Командовал отрядом капитан Никуленко. Отряду удалось прорваться за финские надолбы на 100-150 м, где он был встречен сильным артиллерийско-пулеметным огнем. Потеряв убитыми и раненными 47 человек, отряд отошел на исходные позиции, не выполнив приказа.
 
Поврежденный СМК простоял в глубине финских позиций до конца февраля 1940 г. Осмотреть его удалось только 26 февраля 1940 г., после прорыва главной полосы «линии Маннергейма». В начале марта 1940 г. СМК с помощью шести танков Т-28 отбуксировали на станцию Перк-Ярви, разобрали и отправили на Кировский завод. По заданию АБТУ РККА завод должен был отремонтировать танк и передать его на хранение в подмосковную Кубинку. Но по ряду причин ремонт произведен не был. СМК пролежал на задворках завода до 1950-х гг., после чего пошел в переплавку.


Финны осматривают СМК, 1 января 1940 г.:



Схема боевых действий танков СМК и Т-100 в районе Сумма – Хоттинен 18–19 декабря 1939 г.:


Источники:
«Танкомастер» № 2, 1997;
И.Дроговоз «Железный кулак РККА», ИД Т-М, 1999;
Павлов И.В., Павлов М.В. «Советские танки и САУ 1939-1945», Москва 1996 г.

 7 
 : Вчера в 11:09:38 am 
Автор FedorovYuriy - Последний ответ от PXL

3-дм. (76-мм) опытная скорострельная полевая пушка обр. 1898г.
А можно её отснять ещё раз? Ровно сбоку справа и слева?
3-дм. (76-мм) опытная скорострельная полевая пушка. Создана инженерами Путиловского завода при участии И.А. Забудского и А.П. Энгельгардта в 1898 г.- прообраз совершенных 3-дм. пушек обр. 1900 и 1902гг. Дальность стрельбы- 8600 м., масса- 1065 кг.
На казённике клеймо "Александровский завод". Вообще нигде не нашёл описания её устройства. Те два цилиндра под стволом - зачем они?

 8 
 : Вчера в 11:02:10 am 
Автор Ракетчик - Последний ответ от FedorovYuriy
Артур Домрачев. Одноклассники.
При стрельбе беглым не успевали выбрасывать порох который потом загорелся. Взорвался БК пацаны выскочили но от сильных ожегов скончались в госпитале.

 9 
 : Вчера в 10:06:22 am 
Автор ura-k - Последний ответ от FedorovYuriy
   Самоходки "Дана" были на вооружении :  в 211-й артбригаде, входившей в состав Центральной группы войск, дислоцировавшейся в ЧССР  (120 ед.).  Кроме этого - в артиллерийском учебном центре на территории Белорусского военного округа.
   В Советской Армии «Даны» прослужили недолго. В 1990 году начался вывод соединений и частей ЦГВ с территории Чехословакии. 211-я бригада была включена в состав войск Московского военного округа и передислоцирована в посёлок Мулино Горьковской области. Матчасть же бригады отправили в Казахстан, там "Даны" и остались.

Оценка нашего специалиста .
https://m.ok.ru/dk?st.cmd=altGroupPhotoComments&st.ord=off&st.groupId=42570304782488&st.phoId=486407253400&st.albId=44185381175448&_prevCmd=actionBus&tkn=9667#lst
Захар Ботченко. Одноклассники.
1884-1985тгабр 51 АД БВО испытывала это ЧУДО. Очень быстро ездит по шоссе. Очень хорошо вязнет в белорусской грязи. Очень умная и очень гонористая. Кстати наводчик и командир в разных местах и прямой наводкой командир практически не может управлять.Ствол рассчитан на стрельбу на заряде ПОЛНОМ только в войне. В мирное - только на ПЕРЕМЕННЫЕ - малая прочность. Короче ОНА не для НАС. Так и был сделан вывод нашей комисси. Знаю, что еще Польша ее закупала.


На фото "ДАНА" на вооружении разных стран.

 10 
 : Октября 15, 2017, 03:09:27 pm 
Автор Rotor15 - Последний ответ от Rotor15
КВ-3 (Объект 223) - опытный тяжёлый танк.

Разработчик: Кировский завод, Ленинград.

Заводское обозначение: «Объект 223»

Зарезервированное войсковое обозначение: КВ-3.

История создания.


После принятия на вооружение КВ-1 казалось, что рост боевой массы советских танков остановился. Вместо почти 60-тонных СМК и Т-100 на вооружение Красной армии приняли боевую машину, которая оказалась почти на треть легче, хотя имела аналогичное вооружение и более толстую броню. Вместе с тем, уже летом 1940 г. начались работы по созданию более тяжёлых танков семейства КВ. В январе 1941 г. на испытания вышел Т-220 (Объект 220), который по боевой массе превзошёл СМК и Т-100. Этот танк стал предвестником ещё более тяжёлых машин, которые должны были заменить КВ-1 в производстве. Речь идёт, прежде всего, о танке КВ-3 (Объект 223).

В 1939 г. на испытания вышла 95-мм дивизионная пушка Ф-28. Это орудие вместе с 122-мм гаубицей Ф-25 должно было стать частью дивизионного «дуплекса». Несмотря на довольно крупный калибр, пушка получилась весьма компактной. При этом она обладала соответствующим времени характеристиками, в том числе и как средство борьбы с танками. На дистанции 1 км пушка Ф-28 могла пробить броню толщиной 65 мм, установленную под углом 30°.

Следующим шагом стала разработка танковой пушки на основе баллистики Ф-28. Проект, носивший инициативный характер, получил заводской индекс Ф-39. За основу коллектив КБ завода № 92 под руководством В.Г.Грабина взял задел по 76-мм пушке Ф-34. Периодически всплывает информация, что Ф-39 построили и даже испытали на танке Т-28. Приводится даже фотография танка с таким орудием. На деле фотография представляет собой ретушь, которая в альбоме завода № 92 использовалась в больших количествах. Ф-39 действительно спроектировали и собирались испытывать на Т-28. Но до постройки пушки в металле дело так и не дошло. К лету 1940 г. к пушкам калибра 95 мм интерес был утрачен, а внимание конструкторов переключилось на более крупный калибр 107 мм.

​Проект 95-мм танковой пушки Ф-39, 1940 г. Это орудие стало основой для создания более мощной 107-мм танковой пушки Ф-42:


1 июня 1940 г. в предложениях по уточнению системы танкового вооружения внесли любопытный пункт. Тяжёлый КВ-2 вместо 152-мм гаубицы предлагалось вооружить 107-мм пушкой на основе корпусного орудия М-60, разработанного КБ завода № 172 (г. Молотов, ныне — Пермь). Проведённые испытания показали, что на дистанции 800 м М-60 пробивала броню толщиной до 107–110 мм, поставленную под углом 30°.

В итоге работы по новой артиллерийской системе были поручены Кировский заводу в Ленинграде. Согласно пункта 4 ведомости танковых, самоходных и противотанковых систем, подлежащих разработке «107 мм танковая пушка с установкой в башне танка КВ (качающаяся часть от новой 107 мм корпусной пушки М-60)» должна была быть исготовлена к 1 ноября 1940 г.

107-мм пушку с баллистикой М-60 артиллерийское КБ Кировского завода взяло в разработку, хоть и не сразу — первоначально оно от неё отказалось. В январе 1941 г. Кировский завод представил Главному артиллерийскому управлению Красной Армии (ГАУ) проект танковой пушки большой мощности, имевший заводской индекс «412». Такие 400-е индексы на Кировской заводе с 1940 г. получали артиллерийские системы. Например, установка 152-мм гаубицы в КВ-2 с «пониженной» башней имела индекс «402».

Система «412» была предложена сразу в двух вариантах. «412–1в» представляла собой танковый вариант 100-мм морской пушки Б-24. От этой артиллерийской системы ГАУ отказалось сразу, поскольку в ней от Б-24 брались только труба, снаряд и гильза. Более того, бронебойного снаряда для Б-24 не существовало, и в ГАУ вполне обоснованно полагали, что номенклатура танковой артиллерии должна соответствовать полевой.

Что же касается второй системы, имевшей индекс «412–2в», то она имела калибр 107 мм. Её разработку Кировскому заводу предложили производить за свой счёт, потому что в 1940 г. они от этой работы отказались. За прошедшее время проявил инициативу другой завод, который в январе 1941 г. свою пушку уже изготовил. В итоге история с 107-мм пушкой Кировского завода завершилась.

О том, что завод № 92 в инициативном порядке разрабатывает танковую пушку калибром 107 мм, в ГАУ КА стало известно в декабре 1940 г. До того момента про систему, получившую индекс заводской Ф-42, никакой информации в ГАУ КА не поступало. При создании новой пушки коллектив КБ завода № 92 использовал опыт создания пушек Ф-39 и Ф-34. В соответствии с требованиях ГАУ КА, пушка создавалась с использованием ствола 107-мм дивизионной пушки обр. 1940 г. (под таким обрзначением М-60 приняли на вооружение).

Ожидалось, что опытный образец Ф-42 будет готов к 25 декабря 1940 г., но работы затянулись. Первоначально планировали новую пушку использовать в опытном образце тяжёлого танка Т-220, но от этой идеи пришлось отказаться. Башня Т-220 оказалась тесной для Ф-42. 19 февраля 1941 г. на завод № 92 ушло письмо за подписью маршала Кулика с указанием установить к 1 мая 1941 г. на танк КВ-2 опытный образец нового орудия. Танк заводу отгрузили ещё раньше – 29 января 1941 г. В то же время, на второй образец танка Т-220 всё же решили установить Ф-42, для чего на завод № 92 должна была отправиться его башня.

15 марта 1941 г. вышло постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) № 548–232, согласно которому Кировский завод начал подготовку к производству доработанного после испытаний тяжёлого танка Т-150 (Объект 150). При серийном производстве доработанный танк, получивший заводское обозначение «Объект 222», должен был получить войсковое обозначение КВ-3. Конструктивно это был тот же КВ-1, но с пушкой Ф-34, с доработанной башней на которую для повышения обзоности установили командирскую башенку, более мощным двигателем В-5 и бронированием, увеличенным до 90 мм.

107-мм танковая пушка ЗИС-6:


В конце марта 1941 г. внешняя разведка доложила о появлении в Германии тяжёлых и сверхтяжёлых танков. В контексте этого в СССР началась разработка более мощных противотанковых пушек, а по танкам семейства КВ и Т-34 были развёрнуты работы по усилению бронирования и экранировке уже имеющихся танков. Были слелани выводы и по перспективным советским танкам. Уже во второй декаде апреля 1941 г. начались работы по новой машине, более тяжёлой, чем Т-150 и даже Т-220.

7 апреля 1941 г. вышло постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) № 827–345сс, которое установило технические характеристики нового танка. Предполагавшееся войсковое обозначение КВ-3 перешло с танка «Объект 222» на новый танк. Старшим инженером машины был назначен сначала Л.Е.Сычёв, которого позже сменил Б.П.Павлов. Танк получил заводское обозначение «Объект 223» (чертёжные группы и детали начинались с индекса «223»). Его боевая масса должна была составить 67–68 т, толщина брони башни 115 мм, лоб корпуса 155–120 мм, борта 90 мм. В качестве основного вооружения указывалась 107-мм пушка, а также три пулемёта ДТ. В качестве силовой установки планировалось установить В-2СН мощностью 850 л.с. До освоения нового мотора в производстве допускалась установка, с последующей заменой на В-2СН, двигателя В-5 мощностью 850 л.с.


Совещание в Смольном по вопросу развёртывания производства КВ-3. Ещё никто не знает, что спустя пару недель под этим индексом будет разрабатываться совсем другая машина:


От производства запастных частей к КВ-1 Кировский завод освобождался: эта задача переносилась на ЧТЗ. Туда же постепенно должна была перейти и производству «бывшего» КВ-3 (Объекта 222), за которым резервировалось войсковое обозначение КВ-6. Стоит отметить, что Главное автобронетанковое управление (ГАБТУ) было против такого решения, предлагая вместо танка «Объект 222» делать танк Т-150 с 76-мм пушкой, имеющей баллистику зенитной пушки 3-К, а также с усиленным до 120 мм бронированием лобовой части корпуса и башни.

Новый танк «Объект 223» создавался на основе задела работ по тяжёлым танками Кировского завода. КВ-3 (Объект 223) представлял собой танк Т-150 с удлинённым, как у Т-220, корпусом, на который предполагалось установить башню, выполненную по образцу башни Т-220, с 85-мм пушкой Ф-30. С самого начала оговаривалось, что башня будет изготовляться методом штамповки. Даже постройка корпуса опытного образца КВ-3 производилась из существовавшего на заводе задела. Ещё 10 февраля 1941 г. на Кировский завод поступил комплект деталей корпуса опытного танка Т-221 (Объект 221). Это был Т-150 с удлинённым корпусом, на который планировалось установить башню по типу КВ-1 с 76-мм пушкой. Танк должны были собрать ещё 1 декабря 1940 г., но Ижорский завод по ряду причин задержал отгрузку броневых деталей.

Полноразмерный макет тяжёлого танка  КВ-3 (Объект 223), май 1941 г.:


В упомянутом ранее письме маршала Кулика предполагалось установить в башню Т-221 76-мм пушку Ф-27 с баллистикой зенитной пушки 3-К. Речь шла о втором образце опытном образце артиллерийской системы, собранном ещё осенью 1940 г. – к весне 1941 г. она пушка стала называться ЗИС-5. Этим планам не суждено было сбыться, поскольку ни в феврале 1941 г., ни в марте 1941 г. опытные работы по Т-221 с так и не проводились ЗИС-5. То же самое произошло и корпусом опытного самохода Объект 212. А в апреле 1941 г., наконец, было решено использовать корпус Т-221 как базу для изготовления корпуса КВ-3. Задача облегчалась тем, что борта Т-221 (Объект 221) и КВ-3 (Объект 223) имели одинаковую толщину. Требовалось усилить лишь лобовой лист.

Проектирование по новому танку Кировский завод начал сразу же после получения задания от НКТМ (Наркомат тяжёлого машиностроения). Параллельно с этими работами шли испытания танка Т-220 (Объект 220), оснащённого двигателем В-5. Именно этот мотор предполагалось ставить в КВ-3 до освоения производства В-2СН. Догруженная до 70 т машина с просевшими на 2–3 см от такой нагрузки корпусом в период с 12 по 15 апреля 1941 г. намотала 150 км. Испытания показали, что недостаток мощности в 150 л.с. ощущался, но в целом применение двигателя В-5 в качестве временной меры было оправданным.

Макет КВ-3 (Объект 223), вид сбоку. Видно, что корпус нового танка повторял корпус танка Т-220 (Объект 221):


Для нового танка «Объект 223» конструктором Н.Ф.Шашмуриным была разработана коробка передач, представлявшая собой развитие КПП для Т-220. Параллельно с этим Военной академии механизации и моторизации (ВАММ) была поручена разработка электрической трансмиссии. Трансмиссию такого типа под руководством профессора Н.И.Груздева разработали в ВАММ ранее по собственной инициативе. Соответствующие тактико-технические требования были утверждены 29 апреля 1941 г.

Одновременно утвердили и требования на гидравлической трансмиссии. Их проектирование было поручено сотрудникам Всесоюзного Института Гидромашиностроения.

К 26 апреля 1941 г. был подготовлен полноразмерный макет танка КВ-3, который прошёл предварительный осмотр макетной комиссией. По его итогу кормовой пулемёт ДТ решили убрать, заменив его узлом для стрельбы из ППШ. Также было рекомендовано установить для пушки ЗИС-6 (так стала именоваться Ф-42) досылатель снаряда, устройство в корме для крепления пушки по-походному и несколько изменить конструкцию башни. Для обеспечения транспортироваки танка по железной дороге было предложено уменьшить ширину танка до 3410 мм. Предлагалось сделать выстрел для ЗИС-6 унитарным, а боекомплект увеличить до 60 выстрелов.

Второй раз макетная комиссия осмотрела доработанный макет танка КВ-3 7 мая 1941 г. Вместе с макетом комиссии были представлена документация проекта. Помимо доработок, выполненных по замечаниям макетной комиссии, в конструкцию танка внедрили одно важное нововведение. Вместо курсового пулемёта на танке теперь мог устанавливаться огнемёт конструкции завода № 174.


Макет КВ-3 (Объект 223):


В целом проект танка и его макет утвердили, хотя был составлен список из нескольких десятков пунктов по доработке. К тому моменту КВ-3 перестал удовлетворять требованиям военных. Выбранная для него толщина брони обосновывалась результатами обстрела бронеплит из немецкой 88-мм зенитной пушки Flak 18. Что же касается перспективных артиллерийских систем, то бронирование толщиной 120 мм теперь признавалось недостаточным.


Продольный разрез КВ-3. Вместо курсового пулемёта установлен огнемёт:


По результатам обстрела бронелистов 105-мм зенитной пушкой Flak 39, закупленной в Германии, выяснилось, что для защиты от этого орудия требовалась броня толщиной порядка 130 мм. Ещё с апреля 1941 г. началось проектирование ещё более защищённого танка КВ-4, а затем и КВ-5. Вместе с тем, было ясно, что работы над КВ-4 и КВ-5 будут продолжаться ещё долго, поэтому в 1941 г. приоритетной задачей было освоение в серийном производстве танка КВ-3.

Согласно дополнительному соглашению к договору № Б1–081, подписанному 5 июня 1941 г., Кировский завод должен был выпустить в 1941 г. 500 тяжёлых танков КВ-3. Первые 55 танков планировалось получить уже в августе 1941 г., 105 — в сентябре, по 110 в октябре и ноябре, и 120 — в декабре. Цена за один танк составляла 740 тыс. руб. Для сравнения, серийный КВ-1 стоил 523 тыс. руб., а КВ-2 — 558 тыс. руб. Немецкий Pz.Kpfw. Tiger Ausf.E стоил 400 тыс. рейхсмарок (по курсу 1940 г. это 840 тыс. руб.), а Pz.Kpfw. Tiger II — 321 500 рейхсмарок, (675 150 руб.).

Вид сверху на корпус КВ-3:


Между тем освоение технологии штампованной башни КВ-3 (Объект 223) затягивалось. По состоянию на 13 мая 1941 г. оснастка для её изготовления была готова лишь частично, фактически же к штамповке опытных образцов башни удалось приступить лишь к середине июня 1941 г. Задерживалась работа и по изготовлению корпуса: к ней также приступили лишь в июне 1941 г. Второй образец пушки ЗИС-6 прибыл на Кировский завод в мае 1941 г., но полигонные испытания этой системы начались лишь в конце июня 1941 г. В таком виде КВ-3 встретил начало Великой Отечественной войны.

Начало войны очень изменило ход опытных работ по новым танкам. 26 июня 1941 г. вышел приказ № 253сс по Наркомату тяжёлого машиностроения, согласно которому задача по освоению нового тяжёлого танка перекладывалась на ЧТЗ. Этот же приказ был продублирован 30 июня 1941 г. по Кировскому заводу. Одновременно приказом прекращались работы по КВ-4 и КВ-5, хотя фактически проектирование КВ-5 велось вплоть до эвакуации Кировского завода. Согласно приказу по заводу, в Челябинск переводилось 18 инженеров-конструкторов, включая Духова, Павлова и Шашмурина. По опытному образцу танка КВ-3 (Объект 223) было принято решение по собрке корпуса и оснащению его ходовой частью серийного танка и оснащением двигателем от танка Т-220 (Объект 220). Вместе с шасси в Челябинск отправлялись и отштампованные заготовки башен, а также всё технологическое оборудование для изготовление башен.

Коробка передач, разработанная для нового танка. Позднее её конструкция будет использована Шашмуриным при создании коробки передач для КВ-1С:


В начале июля 1941 г. полусобранный КВ-3 и его башню погрузили на две платформы и отправили в Челябинск. Считается, что на этом история этого танка фактически закончилась, поскольку серийное производство так и не было налажено. Более того, не была окончена даже сборка опытного образца.

Как уже упоминалось, полигонные испытания ЗИС-6 были начаты лишь 25 июня 1941 г. – уже после начала войны. В ходе испытаний, проходивших до 5 июля 1941 г., было произведено 618 выстрелов. Испытания показали хорошую бронепробиваемость, составившую 120 мм на дистанции 1600 м. С другой стороны, у системы были выявлены недостатки, связанные с недостаточной прочностью ряда узлов. После устранения этих недостатков ЗИС-6 должна была запускаться в серийное производство.

Установка 107-мм пушки ЗИС-6 в башне КВ-3, вид сверху:


В инициативном порядке заводе № 92 под руководством Грабина был разработан переработанный вариант пушки, получивший индекс ЗИС-6А.

8 сентября 1941 г. главный инженер ЧТЗ С.Н.Махонин получил писмо следующего содержания:

«Нами разработана и находится в изготовлении спаренная установка 45 мм пушки со 107 мм пушкой ЗИС-6; при этом спаренный пулемет «ДТ» остался на прежнем месте.
Тактическое назначение данной установки очевидно: не тратить 107 мм снаряды по целям, которые могут с успехом поражаться 45 мм снарядами.
В виду отсутствия на заводе танка КВ-3 мы эту установку для испытания опытного образца осуществляем в башне танка КВ-2.
От Вашего конструктора т. Шнейдмана нам известно, что вы делаете новую башню для танка КВ-3. В виду явного преимущества иметь дополнительно в танке КВ-3 45 мм пушку и незначительных изменений в башне, вызываемых этой установкой, просим при изготовлении новой башни расширить амбразуру, изменить рамку и бронировку согласно прилагаемых чертежей спаренной установки. Так как мы не располагаем чертежами новой башни КВ-3, то оперируем старыми, что для принципиального решения вопроса не имеет значения.
Одновременно просим разработать вариант укладки 107 и 45 мм патронов в башне КВ-3, для чего высылаем вам ориентировочный габаритный чертеж патрона 45 мм пушки».


Грабин предпринял попытку превратить КВ-3 в аналог КВ-4, где установка двух пушек (калибра 45 и 107 мм) предусматривалась в утверждённом техническом проекте Духова. Из письма одновременно следует, что для КВ-3 в Челябинске проектировали новую башню, поскольку технология штаповки так и не была освоена. К сентябрю 1941 г. на ЧТЗ все опытные работы по новым танкам сворачивались: после эвакуации в Челябинск Кировского завода ЧТЗ остался единственным изготовителем танков КВ-1, в которых остро нуждался фронт.

​Установка ЗИС-6 в башне КВ-3, поперечный разрез:


Какое то время КВ-3 ещё рассматривался как замена КВ-1 в серийном производстве. Танк КВ-3 рассматривался в качестве базы для истребителя ДОТ-ов «Объекта 212». В плане на 1942 г., утверждённом 22 декабря 1941 г., танк КВ-3 стоит первым пунктом. Он именуется «переходящей с 1941 года работой». Сроком окончания работ значится 1 мая 1942 г. К июлю 1942 г. планировалось окончание работ по электротрансмиссии для КВ-3, а к декабрю 1942 г. - планировалось изготовление двухтактного дизельного двигателя на базе В-2. Двигатель должен был иметь мощность 1200 л.с.

Серийные танки КВ-1 имели один серьёзный недостаток – низкую надёжность трансмиссии. Этот недостаток стал усугубляться в процессе серийного производства при усилении бронирования танка. Из-за роста массы танка, на КВ-1 участились случаи поломок и отказов. Особенно страдала от этого коробка передач. С весны 1942 г. начались работы по уменьшению массы танка, которые, в итоге, завершились принятием на вооружение танка КВ-1С. На фоне этого почти 70-тонный КВ-3 выглядел не реализуемой задачей: у машины не было доведённого двигателя и доведённой трансмиссии.

Опытный образец танка КВ-3 так и не был собран и испытан.

Доработанная орудийная маска:


По:

http://warspot.ru/4960-kv-3-nabor-tankovoy-massy

Страницы: [1] 2 3 ... 10